Delo.by,

    Комментарии 1 Авг 2014 11:00

    Балансирование под навесом инфляции

    Белорусские власти пытаются взять под контроль уровень кредитования госпрограмм, чтобы не допустить дестабилизации на финансовом рынке. И другие меры, которые могли бы стимулировать рост экономики, пока не предлагаются

    Игорь Велентей,

    специально для «Дела»

    Одним из самых значимых инструментов влияния экономических властей Беларуси на социально-экономические отношения в стране являются государственные программы. В предыдущие годы масштабные проекты и мероприятия в области сельского хозяйства и переработки его продукции, жилищного и дорожного строительства, развития и модернизации промышленных предприятий становились важными направлениями государственных инвестиций, служили существенными факторами роста внутреннего спроса и на этой основе – значимыми точками экономического роста Беларуси.

    При этом источниками финансирования государственных программ, в основном, являлись квазибюджетные операции, которые складывались за счет передачи банковской системе, как правило, на льготных условиях, денежных средств, скопившихся на счетах республиканского и местных бюджетов, что выделялись по решению Совмина, а также средств Нацбанка.

    Пересмотр эмиссионной политики

    Кризисные явления в отечественной экономике в 2010-1011 годах стали основой для критического пересмотра сложившегося механизма кредитования государственных программ за счет эмиссионных источников, а также их пользы для национальной экономики. Сегодня доказано, что в этот период конъюнктура мирового рынка не позволяла восстановить высокие темпы экономического роста, предусмотренные программой социально-экономического развития Республики Беларусь на 2006-2010 гг., за счет прироста объемов экспорта белорусской продукции. Поэтому эмиссионное кредитование стало основным источником поддержки экономики в 2010-2011 годах. И если в предыдущие годы внутренняя эмиссионная подпитка экономики поддерживалась стабилизационными внешними кредитами (в основном МВФ) и доходами от продажи государственной собственности, то в 2010-2011 гг. денежно-кредитная эмиссия стимулировала рост ВВП в условиях значительного сокращения внешней поддержки. Это привело к «перегреву» экономики, когда стремление достичь высоких темпов экономического роста не соответствовало реальным возможностям его сбалансированного финансирования.

    В контексте принимаемых антикризисных мер два основных кредитных спонсора Республики Беларусь того периода – Антикризисный фонд ЕврАзЭС и Международный валютный фонд – потребовали максимально устранить искажения в денежных потоках между секторами экономики, которые были вызваны квазибюджетным финансированием. Для этого, во-первых, в качестве индикативного показателя эффективности принимаемых мер по оздоровлению экономики, поддерживаемых внешними кредитами, был принят такой параметр, как прирост требований правительства к коммерческим банкам. А это фактически «измеритель» уровня эмиссионного кредитования экономики. Напомним, что согласованными мерами экономической политики был предусмотрен его предельный размер по итогам 2011 года на уровне не более 4% ВВП, а по итогам 2012 г. – не более 3% ВВП. Во-вторых, был создан специальный оператор по кредитованию госпрограмм – Банк развития. Важным результатом этого стало вынужденное поэтапное снижение экономическими властями уровня директивного эмиссионного кредитования, а также его реструктуризация и упорядочение в рамках созданного специализированного финансового института.

    Старые рецепты роста

    В течение 2012-2013 гг. финансирование государственных программ осуществлялось в контексте реализации правительством и Нацбанком жесткой денежно-кредитной политики. Этот период прошел под знаком поиска новых драйверов экономического роста, в числе которых ведущая роль отводилась отечественному экспорту: он, как ожидалось, должен был прирастать на 12-16% ежегодно.

    Однако, в результате, по данным Белстата за 2012 год рост ВВП составил 1,7% при предусмотренных на этот год 5-5,5%, за 2013 год – 0,9% при запланированном росте в 8,5%. Ограничив внутренний спрос за счет «съежившегося» директивного кредитования, власти так и не смогли найти других адекватных точек роста для белорусской экономики.

    Не случилось значимого экономического роста и в 2014 году. При запланированном росте ВВП на этот год на уровне 3,3% в январе 2014 года наблюдался отрицательный экономический рост – минус 1,1%, за январь-февраль показатель составил уже минус 1,6%. Однако за январь-март рост ВВП вышел в зону положительный значений и составил 0,5%, за январь-апрель – 1,1%, за январь-май – 1,5%.

    Не сумев добиться экономического роста с помощью новых инструментов, власти обращаются к уже испытанным и проверенным. На фоне экономического спада первых двух месяцев 2014 года в правительстве вновь появилось мнение о необходимости снижении процентных ставок для реального сектора. Мотивирующим фактором смягчения Национальным банком денежно-кредитной политики, по мнению экономических властей, должна стать возможность для предприятий «нормального развития».

    Нацбанк оказался не в силах сопротивляться давлению лобби в кабинете министров и уже дважды с начала 2014 года принимал решения по снижению ставки рефинансирования. Суммарно ставка снизилась пока на 2%. Скромное снижение официального индикатора стоимости денег в экономике компенсировано гораздо более существенным падением ставок по постоянно доступным операциям Нацбанка и двусторонним операциям – с 35% годовых на начало года до 26% на 19.06.2014.

    При этом средние процентные ставки по новым кредитам банков в белорусских рублях по данным Нацбанка снизились с 45,4% в январе 2014 г. до 33,2% в мае (по кредитам на срок свыше одного года – с 34,5% до 23,3% годовых). По новым кредитам в иностранной валюте, выданным банками секторам экономики, процентные ставки практически остались неизменными.

    В то же время прирост требований банков к экономике (включая требования к субъектам хозяйствования и физическим лицам) составил за 4 месяца Br6,2 трлн. (увеличились на 4,4%) и $0,9 млрд. (увеличились на 5,7%).

    Снижение процентных ставок по рублевым инструментам, стимулирующее рост внутреннего потребления, как известно, вступает в противоречие с принимаемыми мерами по противодействию росту инфляции. В результате формируется инфляционный навес, который по итогам 5 месяцев уже привел к тому, что индекс потребительских цен за январь-май 2014 года составил 108,9% при годовом плане на уровне111%. При этом в мае инфляция в Беларуси разогналась до 2,2% против 1,6% в апреле текущего года.

    Между тем, риторика экономических властей явно демонстрирует выбранный курс на дальнейшее смягчение денежно-кредитной политики. Негативный эффект таких действий, как представляется, не принимается в расчет по соображениям политического характера. Хотя, возможно, власти предполагают, что в действие вступят иные факторы компенсирующего характера, до настоящего времени не названные.

    Профицит как источник эмиссии

    Чтобы контролировать уровень кредитования, правительство в марте утвердило план финансирования государственных программ и мероприятий на 2014 год. Согласно постановлению Совмина №264 от 26.03.2014 г., общий объем их кредитования составит примерно Br40 трлн., из которых Br24 трлн. будет направлено в агропромышленный комплекс. Кроме того, постановлением Совмина от №1191от 31.12.2013 предусмотрено, что объем финансирования жилищного строительства (без учета затрат на инфраструктуру) в 2014 году составит около Br40 трлн., из которых банковские кредиты будут составлять Br15,8 трлн. Суммарно, таким образом, квазибюджетные операции по финансированию приоритетных государственных программ и мероприятий оцениваются в 2014 году в общем объеме около Br55 трлн.

    Представляется интересным сравнить данные постановления с уже принятыми ранее решениями. Во-первых, с Планом совместных действий по структурному реформированию и повышению конкурентоспособности экономики Беларуси, утвержденным постановлением Совмина и Нацбанка №895/15 от 10.10.2013. Им предусмотрено, что в 2014 году прирост требований банков к экономике составит на чистой основе не более Br52 трлн., причем общий объем валовой выдачи кредитов в белорусских рублях и иностранной валюте не должен превысить Br406 трлн. В том числе на сельское хозяйство планировалось выделить Br6,9 трлн. (валовая выдача – Br23,8 трлн.), на дорожное хозяйство – Br3,6 трлн. (Br4,3 трлн.), на жилищное строительство – Br10 трлн. (Br11,4 трлн.), на прочие – Br31,6 трлн. (Br36,7 трлн.).

    То есть, структурно и направления, и объемы финансирования как бы совпадают. Однако, по данным Нацбанка, по состоянию на 1 мая текущего года прирост требований банков к экономике в белорусских рублях и иностранной валюте, как уже было отмечено, достиг Br21,8 трлн., что составляет 42% от годового прироста. При этом валовая выдача кредитов в национальной и иностранной валютах на эту же дату составила Br99,1 трлн. (24,4% от годового объема, предусмотренного Планом совместных действий). При этом структура фактически выданных кредитов по видам экономической деятельности и предусмотренная Планом совместных действий весьма различаются.

    Во-вторых, как предусмотрено Планом совместных действий, прирост депозитов правительства для кредитования программ на 2014 год запланирован в объеме Br6 трлн. в год. При этом, по данным Нацбанка, рост обязательств банков перед правительством (т.е. депозитов правительства в банках) за 4 месяца уже составил Br2,8 трлн., или 47% от предусмотренного на год.

    В этом контексте высока вероятность того, что объемы средств, направляемых на реализацию государственных программ в 2014 году, значительно превысят запланированные размеры. Анализ показывает, что экономические власти располагают необходимыми дополнительными эмиссионными ресурсами. В частности, по данным Минфина, по итогам 4 месяцев за счет сдерживания непервоочередных расходов профицит республиканского бюджета составил Br2,0 трлн., или 1% к ВВП, а суммарно профицит бюджета сектора государственного управления составил Br4,4 трлн., или 2,2% к ВВП. Указанные средства аккумулируются на счетах Минфина в Нацбанке и при необходимости могут быть переданы банковской системе.

    Резюмируя

    В результате смягчения денежно-кредитной политики и возобновления практики эмиссионного кредитования можно ожидать наступления негативных последствий для экономики, в числе которых основными будут являться развитие инфляционно-девальвационных спиралей. По мнению Председателя правления Банка развития Сергея Румаса, «эффект от снижения ставок появится только тогда, когда это будет подкреплено другими мерами экономической политики. При этом надо понимать, что сама по себе доступность кредитов повысит инфляционные ожидания и будет способствовать росту импорта».

    Нивелирование негативных последствий, в первую очередь, может быть достигнуто за счет внешних инвалютных притоков в Беларусь.

    В частности, до конца года ожидается поступление в Беларусь межгосударственного российского кредита на $2 млрд (временно его заменит кредит от российского Банка ВТБ на ту же сумму). Кроме того, в сентябре-октябре поступит шестой транш кредита Антикризисного фонда ЕврАзЭС в сумме $440 млн. С точки зрения формирования валютных резервов и необходимости обслуживать внешний государственный долг указанные вливания могут оказать лишь краткосрочный положительный эффект. Поэтому, как представляется, задача экономических властей – найти разумный баланс между желанием «подстегнуть» экономику и не допустить нарастания макроэкономических рисков, которые могут перерасти в масштабный финансово-экономический кризис.

    Деловые и бизнес новости
      Добавить комментарий

      Календарь бизнес событий
      • выставки
      • презентации

      © Издательство «Дело (Восток+Запад)».

      Все права защищены.

      При использовании материалов активная индексируемая ссылка на www.delo.by обязательна.

      ISSN DELO (online) 1608-1404

      220004, Минск, пр. Победителей, 11

      email: delo@delo.by