DELO.BY, администратор журнала "Дело"

    Комментарии 9 Ноя 2012 0:00

    Директор и инвестор: союзники или противники?

    Чтобы приватизационная сделка в Беларуси прошла «гладко», инвесторы пытаются заручиться поддержкой менеджмента, предлагая высокие зарплаты и карьерные перспективы в обновленной компании.

    Татьяна Маненок,специально для «Дела»

    Потеря части доходов от нефтяного бизнеса, а именно – остановка экспорта растворителей и разбавителей, а также приближающийся пик выплат по внешним долгам, будут подталкивать белорусские власти к активизации процесса приватизации. В этом уверены практически все зарубежные эксперты и многие отечественные экономисты. Особенно активно педалируют эту тему в России, поскольку именно российский бизнес является основным претендентом на белорусские активы. При этом эксперты «Дела» отмечают, что приватизацию в Беларуси тормозит не столько правительство, сколько… директорский корпус, для которого любые серьезные структурные перемены могут обернуться их личным карьерным крахом. А значит, для успеха сделки инвестору, прежде всего, необходимо заручиться поддержкой со стороны этих людей.

    Найти и заинтересовать

    Действительно, по существующим правилам инициировать привлечение стратегического инвестора на предприятие должно в первую очередь его руководство, то есть, – директор. И если предприятие не является градообразующим и не играет ключевого значения для отрасли, то процедура его приватизации является гораздо менее обременительной и в принципе вполне реализуема. При одном важном условии: если в этом заинтересован менеджмент предприятия.

    Конечно же, условие это не единственное. В любом случае процедура привлечения инвестора потребует установления доверительных отношений с местной властью и согласования с ней условий сделки. И хотя большинство директоров отечественных предприятий прекрасно осознают необходимость привлечения инвестиций, реальной приватизации они боятся из-за опасения потерять свою должность.

    Продажа предприятия иностранному инвестору априори означает, что новый владелец займется оптимизацией приобретенного бизнеса – прежде всего, реструктуризацией производственных процессов и управленческой системы.

    Воспитанные в советских реалиях управленцы вряд ли будут востребованы в новых условиях. Зачастую они просто не способны решать качественно новые задачи, связанные с оптимизацией бизнес-процессов, снижением издержек, развитием маркетинга и др. Так что, с появлением на предприятии инвестора шанс сохранить свои кресла остается только у самых подготовленных менеджеров. А неэффективным управленцам придется уйти из компании.

    Кроме того, привлечение инвестора – очень непростое дело, требующее особых знаний и подготовки. Директору, который никогда не занимался решением подобных вопросов, очень сложно даже просто решиться на приход инвестора, не говоря уже о том, чтобы сопровождать такую сделку. Поэтому важно, чтобы с менеджментом предприятия вначале поработала компания-посредник, которая поможет ему грамотно пройти адаптационный период.

    В Беларуси есть предприятия, директора которых осознанно пошли на приватизацию. Хотя наверняка такое решение им тоже далось нелегко. Понимая это, инвесторы изначально оговорили с ними определенные условия, в том числе их дальнейшие карьерные перспективы.

    Примерно по такой схеме проводилась приватизация белорусских первенцев – ОАО «Лидское пиво», пивзавода «Оливария» и ЗАО «Мiлавiца». Немаловажная деталь: на этапе привлечения инвестора в этих ОАО не было государственной доли. Поэтому потенциальному покупателю достаточно было разработать грамотную схему вхождения в акционерный капитал этих предприятий. Ну и, конечно, заручиться поддержкой их руководителей.

    Предприятие «Оливария» акционировалось в 1994 году. Стратегию развития завода закладывала его первый генеральный директор Тамара Дудко. В 1997 году ее сын Николай Дудко пришел на «Оливарию» в качестве финансового директора, а в 1999-м, после трагической гибели матери, возглавил завод. В конце 2005 года ОАО «Пивзавод Оливария» привлекло в качестве акционера финансового инвестора – ЕБРР. Вхождение ЕБРР в акционерный капитал предприятия состоялось путем проведения дополнительной эмиссии акций, в результате чего банк стал владельцем 30%-ного пакета. А еще через год, в конце 2006-го, «Оливария» реализовала крупнейший в Беларуси инвестиционный проект в пивоваренной промышленности. Шведский холдинг Baltic Beverages Holding (BBH) приобрел 30% акций предприятия. Весной 2008 года «Оливария» стала частью международного концерна Carlsberg A/S (Дания). Carlsberg выкупил долю Baltic Beverages Holding у Scottish & Newcastle (Великобритания).

    Но всем этим сделкам не суждено было бы осуществиться, не инициируй генеральный директор предприятия Николай Дудко привлечение иностранного инвестора в акционерный капитал «Оливарии»! Тем более странно, что уже через год после прихода на предприятие нового акционера Дудко добровольно покинул директорское кресло. Притом, что «Оливария» в то время было едва ли не единственным белорусским предприятием, которое с помощью иностранного инвестора выстроило стратегическую программу развития и имело отличные перспективы!

    Уход Дудко с должности директора столь успешного предприятия вызвал немало вопросов. Тем более, что ему тогда было всего 36 лет. Многие аналитики задавали тогда вопрос: было ли это решение действительно добровольным? Сам Дудко пояснил, что с приходом инвестора постановка и решение управленческих задач на предприятии кардинально изменились. Оказалось, что все серьезные решения менеджменту теперь требовалось согласовывать с акционерами. А это было сложно. «Это – как с правостороннего движения переучиться на левостороннее», – признался Дудко. Кроме того, ему недоставало знания

    английского языка, чтобы свободно общаться с новыми акционерами. Впрочем, после отставки Николай Дудко остался в руководстве предприятия и на протяжении ряда лет занимался проектами перспективного развития завода.

    Приватизация ЗАО «Мiлавiца» была проведена в несколько этапов. Сначала пакет акций предприятия купил портфельный инвестор – ЕБРР, а через 6 лет он продал свой пакет профильному стратегическому инвестору – компании Silvano Investment Group. Вскоре после этого бывший генеральный директор предприятия стала… руководителем наблюдательного совета акционерного общества.

    По словам генерального директора СП ЗАО «Мiлавiца» Дмитрия Дичковского, как СП предприятие работает с 2000 года. За это время персонал смог оценить вклад иностранцев в развитие предприятия, в том числе высочайшие стандарты и требования к постановке задач и отчетности. Благодаря этому сегодня «Мiлавiца» является ведущей белорусской компанией по производсту корсетных изделий, имеет сильный брэнд, хороший кадровый и финансовый фундамент, динамично развивается и ставит перед собой цель – стать компанией европейского уровня.

    И «Оливария», и «Мiлавiца» приватизировалась по ступенчатой схеме: сначала на предприятия привлекли финансового инвестора, который в свою очередь создавал условия для прихода стратегического инвестора. Но поскольку задачей финансового инвестора является получение доходности в среднесрочной перспективе (обычно от 2 до 7 лет), то чтобы выгодно продать компанию «стратегу», он должен повысить ее эффективность. Так что, в этой схеме нет никакого спекулятивного интереса – только чистая экономика.

    Цивилизованный «развод»

    Финский концерн Olvi выкупил 51% акций ОАО «Лидское пиво» в конце 2008 года. Ранее финская компания приватизировала пивоваренные предприятия Литвы, Латвии и Эстонии и была заинтересована в партнере для продвижения на рынок Беларуси. Но прежде чем принять решение о приватизации белорусского завода, компания долго изучала ситуацию: ее представители несколько раз приезжали в Беларусь, оценивали обстановку, ситуацию на рынке, знакомились с историей предприятия. Этот процесс растянулся почти на 3 года!

    Менеджер компании Olvi по странам Балтии и Беларуси Пеэп Аккель говорит, что в любой стране практика приватизации похожая: инвестор идет к собственнику и договаривается о цене. Но в отношении «Лидского пива» эта практика для финской компании была необычной, так как это была уже приватизированная компания, акциями которой владели мелкие акционеры, и в которой не было основного мажоритария. Поэтому решать вопрос Olvi пришлось через руководство предприятия. Вопрос заключался не только в цене контрольного пакета. Главным было то, что подход инвестора к развитию предприятия совпал с видением этого процесса  со стороны руководства и акционеров.

    Поскольку ОАО «Лидское пиво» имеет большое значение для региона, инвестор несколько раз встречался с представителями местной власти. С ними также удалось найти общий язык в части социальной ответственности. Инвестор смог убедить местных чиновников, что он не только сохранит сложившийся на предприятии уровень социальных благ, но и преумножит его.

    На республиканском уровне Olvi потребовалось лишь одно согласование – с Антимонопольным департаментом. Оформить необходимые документы помогла юридическая фирма. А самым сложным в процедуре сделки оказалось согласование всех деталей с акционерами предприятия в соответствии с белорусским законодательством. Чтобы решить все вопросы, пришлось провести 5 собраний!

    Директорам, которые боятся приватизации, П. Аккель советует выбирать «правильного» инвестора. Например, для спекулятивного инвестора все равно, что будет после сделки с бывшим руководством предприятия. А стратегический инвестор действует иначе, поскольку понимает, что без прежнего директора создать хороший потенциал для развития порой очень сложно.

    Владимир Юфа в течение 23 лет возглавлял «Лидское пиво». В конце 2008 года, после того как компания Olvi в результате проведения вторичной эмиссии акций выкупила контрольный пакет акций ОАО, он стал советником по связям с общественностью этого предприятия. В то время ему было 68 лет. «Когда-то надо уходить. Считаю, что сделал это вовремя. Понимаю, что сегодня у меня не хватит сил, а также необходимых знаний, которые нужно отдать производству», – признался тогда Владимир Юфа.

    При этом он и сегодня уверен, что с привлечением инвестора «Лидское пиво» попало в самую «точку»: «Что касается меня, я удовлетворен позицией нового владельца. Мне комфортно работать с ним и с новым генеральным директором. Он как специалист, конечно же, во многом выше меня, потому что такая наука как маркетинг мне уже дается нелегко. Я ни в чем не ущемлен. Мне предоставили хорошую работу, хорошую зарплату, за мной сохранили автомобиль. Владелец завода Лассэ Ахо – прекрасный человек. Единственный недостаток: мы не можем общаться без переводчика. Но я пообещал, что скоро буду разговаривать с ним по-английски…»

    Нужна мотивация

    И все же большинство директоров белорусских предприятий, особенно государственных, с опаской относятся инвестору, который может войти в состав акционеров и получить соответствующие управленческие полномочия. Ведь инвестор знает экономическую ситуацию на предприятии лучше, чем любой госконтроль! Поэтому даже если предприятия очень нуждаются в деньгах на реализацию инвестпроектов, многие руководители предпочитают обходиться кредитными ресурсами, невзирая на цену вопроса. Или же строят планы выхода на рынок IPO*. Естественно, что это пагубно сказывается на эффективности бизнеса.

    IPO привлекает сегодня многих. В первую очередь, возможностью привлечь деньги в развитие и при этом сохранить полный контроль над предприятием. Ведь даже если миноритарные акционеры выкупят более 50% акций, то система управления предприятием все равно не изменится, поскольку акции будут распылены среди многих покупателей! Однако привлечь деньги с помощью IPO тоже не так просто. Для руководства белорусских предприятий в выходе на рынок внешних заимствований есть свои минусы – это, прежде всего, огромный документооборот и необходимость открыть полную информацию о своем бизнесе.

    Эксперты «Дела» говорят, что IPO – сложный процесс для всех компаний, а особенно – для тех, кто сталкивается с ним в первый раз. Новичкам конкурировать на международном финансовом рынке за внимание инвесторов очень непросто. Поэтому реально большинству белорусских предприятий сегодня доступен только такой инструмент привлечения финансовых ресурсов, как кредит. Это сильно сужает их финансовые возможности и снижает конкурентоспособность.

    Еще одно препятствие на пути эффективного развития компании – наемный директор. Потенциальный инвестор не может полноценно обсуждать с ним стратегию развития совместного бизнеса, поскольку он не является реальным собственником. Иллюстрацией этой проблемы могут служить затянувшиеся переговоры по созданию автомобильного холдинга с участием производителей Беларуси и России – МАЗа и КамАЗа.

    Казалось бы, такое сотрудничество выгодно обеим сторонам. МАЗу важно наладить кооперацию с российскими производителями, чтобы расширить рынки сбыта. Российскому собственнику КамАЗа тоже выгодно объединиться с минским заводом, выпускающим достаточно конкурентоспособную технику. Оба предприятия хотят получить дополнительную прибыль и избежать ненужной конкуренции. Предложение о сотрудничестве было озвучено в августе 2008 года в ходе двусторонних встреч российского и белорусского президентов. Но хотя переговоры об объединении начались еще в конце 2010-го, сделка до сих пор не завершена.

    Между тем, многие белорусские директора завидуют своим зарубежным коллегам, в том числе российским. Ведь экономическая модель в Беларуси, в отличие от стран с рыночной экономикой, не позволяет им «конвертировать» свой статус в собственность, чтобы в перспективе гарантированно получать дивиденды. В западных странах, а теперь уже и в России, вознаграждение руководителя напрямую зависит от эффективности работы компании. А белорусскому директору сверху «спускают» другие ориентиры – рост валовых

    показателей, зарплаты, сохранение занятости и т.п. В результате по уровню зарплаты руководители белорусских предприятий в разы проигрывают своим зарубежным коллегам.

    «Неважно, кто купит белорусские предприятия – россияне, американцы, – считает Посол России в Беларуси Александр Суриков. – Беларуси надо решаться на приватизацию. В противном случае она может серьезно отстать – стать совсем неконкурентной, и потерять даже наш, российский, рынок. Важно понять, что никто из инвесторов работать с государством не будет. Зачем это нужно – вкладывать деньги в государственную собственность? Инвестор хочет выкупить предприятие, заплатив государству его стоимость, и потом вкладывать свои деньги для увеличения эффективности работы предприятия с целью получении прибыли. Только после этого улучшается работа предприятий, увеличивается поступление налогов, появляются новые рабочие места и так далее. Других путей развития экономики в мире пока никто не предложил, а у государства, к сожалению, ограниченные возможности».

    Сигнал для директората

    Именно фактор личной заинтересованности может подстегнуть интерес белорусских управленцев к скорейшей приватизации предприятий. Тем более, если участникам сделки в ходе переговорного процесса удастся заручиться определенными гарантиями в части финансовых бонусов после ее завершения.

    Наглядным примером может служить крупнейшая в истории белорусской приватизации сделка по продаже «Белтрансгаза» российскому «Газпрому». Сразу вслед за покупкой «Газпромом» белорусского газотранспортного предприятия в декабре 2011 года Владимир Путин поручил Алексею Миллеру вдвое повысить зарплату в «Белтрансгазе». Однако руководство «Газпрома» заявило, что повысит ее в 3 раза! И хотя Президент Беларуси в интервью радиостанции «Русская служба новостей» назвал эти заявления «смешными» и «пиаровскими», порекомендовав российскому руководству сначала поднять зарплату в России, поручение Путина было не только выполнено, но и перевыполнено.

    Сейчас «Белтрансгаз» получил доступ ко всем социальным благам, которые имеет «Газпром». При этом средняя зарплата на «Белтрансгазе» по итогам года прогнозируется на уровне 31,2 тыс. российских рублей, что более чем в 3 раза выше прошлогоднего показателя на тогда еще белорусском предприятии.

    Этот показательный пример подтягивания социальных стандартов до более высокого уровня – красноречивый сигнал директорам других белорусских предприятий, приватизацией которых интересуется российский бизнес, – не бояться российского капитала. Тем более что «Газпром» в качестве нового собственника «Белтрансгаза» кадровой революции не проводил – не только директор, но и практически все «старые» управленцы при новом собственнике сохранили свои кресла.

    *IPO (Initial Public Offering) – первоначальное публичное предложение акций компании широкому кругу лиц.

    Деловые и бизнес новости
      Добавить комментарий

      Календарь бизнес событий
      • выставки
      • презентации

      © Издательство «Дело (Восток+Запад)».

      Все права защищены.

      При использовании материалов активная индексируемая ссылка на www.delo.by обязательна.

      ISSN DELO (online) 1608-1404

      220004, Минск, пр. Победителей, 11

      email: delo@delo.by