Курсы валют: USD1 USD: 2.4300 EUR1 EUR: 2.7435 RUB100 RUB: 3.4118 (Обновлено: 12.07.2020 в 06:43:00)Результаты торгов на фондовой бирже: USD1 USD: 2.4300 EUR1 EUR: 2.7435 RUB100 RUB: 3.4118 : 1.0000 : 1.0000 : 100.0000 (Обновлено: 12.07.2020 в 06:43:00)Ставка рефинансирования: bank7.75% (01.07.2020);

Уехать в Англию и не остаться

2929
9 минут
Уехать в Англию и не остаться

Сегодня снова заговорили об оттоке белорусских врачей за границу. История старая, но появился информационный повод – Польша рассматривет возможность нострификации (подтверждение) дипломов врачей из-за пределов Евросоюза.

Развитие темы в материале Игоря Козлова

Помнится, лет десять назад всплывала российская тема. Тогда трудовая миграция шла из приграничных районов Беларуси на Смоленщину и Брянщину. Процесс этот вялотекущий и характерен для любой страны. Одному специалисту нужны деньги, другому профессиональное развитие. Третьему все и сразу. О клятве врача, предположу, некоторые задумываются не в первую очередь.

Наш сегодняшний собеседник – Михаил ДЕШКО, доцент 1-й кафедры внутренних болезней Гродненского госмедуниверситета, дважды стажировался в Англии и возвращался в Беларусь, – рассказал о своих мотивах и о том, что хорошо «там» и «здесь».

Справка «ДЕЛО»

Михаил Дешко окончил Гродненский госмедуниверситет в 2007 году,стажировался по терапии в Гродненской областной клинической больнице. По распределению работал в Свислочской центральной райбольнице, поступил в аспирантуру по кардиологии. В 2012 году защитил диссертацию и стал кандидатом медицинских наук (научный руководитель – ректор и профессор ГрГМУ Виктор Снежицкий). Дважды был президентским стипендиатом, имеет один из самых высоких индексов цитирования среди молодых ученых-медиков страны, а такжесолидный список публикаций в авторитетных международных издательствах и журналах.

Deshko-1.jpg

  Михаил, как вы оказались в Англии?

– Там работал выпускник ГрГМУ доктор Эдуард Шанцило. Область его научных интересов во многом совпадала с тематикой исследований, которые выполнялись в рамках школы клинической аритмологии под руководством Виктора Снежицкого, и он поддерживал связь с гродненскими коллегами.Наш университет предложил мою кандидатуру для участия в конкурсе на грант Европейской ассоциации ритма сердца. Была кропотливая работа по подготовке заявки, и, признаюсь, для меня стал полной неожиданностью положительный результат – стажировка в Институте сердечно-сосудистых заболеваний Бирмингемского университета. Помимо профессора Снежицкого, моим научным руководителем стал и профессор Грегори Лип, ученый и эксперт-кардиолог мирового уровня, в то время возглавлявший одно из научных подразделений Института сердечно-сосудистых заболеваний. Иногда, представляя его на конгрессах, коллеги шутят, что каждая вторая статья по фибрилляции предсердий (аритмия, изучением разных аспектов которой мы все занимаемся) написана и опубликована или им непосредственно, или с его участием.

– Перспективный белорусский грантополучатель мог и дальше оставаться в Туманном Альбионе?

– Это закономерная ситуация, когда во время своего пребывания молодые ученые, в том числе и врачи, пытаются найти основания, чтобы остаться в стране, где они работают по гранту. Думаю, иногда это может происходить и спонтанно. Я таких задач перед собой не ставил и не рассматривал варианты работы за пределами Беларуси. Зачем переезжать в страну, где все и так на высшем уровне, если можно многое из этого использовать ивнедрить в Беларуси. После первой английской стажировки, чтобы продолжить научную работу, я набрал часть клинического материала в Беларуси и в 2016 году вернулся в Бирмингем. Это стало возможным благодаря гранту Европейского общества кардиологов. Во время второй командировки я провел исследования, которые в силу технического оснащения научной лаборатории было возможно выполнить только в Великобритании. Теперь в Гродно обрабатываю полученные данные, которые, надеюсь, смогу опубликовать в научных журналах с высоким импакт-фактором. Мы продолжаем сотрудничество с профессором Липом и доктором Шанцило по проекту, который был инициирован в 2013 году и в итоге должен стать частью моей докторской диссертации.

– Мне сказали, что вы единственный в нашей стране ученый-медик, который является соавтором в одном из проектов всемирно известного американского кардиолога Евгения Браунвальда. Расскажите об этом.

– Это слишком смелое заявление. Но свой небольшой вклад мне действительно удалось сделать. Речь о «Руководстве по сердечно-сосудистой медицине. Болезни сердца по Браунвальду», которое является настольной книгой для кардиологов во всем мире, регулярно обновляется и переиздается на многих языках. Переиздание печатной версии руководства – трудоемкий и длительный процесс, но оставить читателей без новых данных завершившихся исследований, клинических рекомендаций по диагностике и лечению сердечно-сосудистых заболеваний в такой стремительно развивающейся области, как кардиология, нельзя. Поэтому печатное издание руководства дополнено онлайн-версией, которая, помимо основного материала, постоянно пополняется свежей информацией.

В 2014 году группа экспертов во главе с профессором Липом подготовила и опубликовала рекомендации по антитромботической терапии у пациентов с фибрилляцией предсердий и острым коронарным синдромом и/или при выполнении чрескожного коронарного вмешательства. В этом документе озвучены принципиально новые рекомендации, поэтому редакторы медицинских журналов, руководств и учебных изданий заинтересованы в публикации непосредственно от имени профессора Липа. Он, в свою очередь, по приглашению Евгения Браунвальда предложил подготовить онлайн-главу по этой теме мне и доктору Ричарду Брауну, с которым мы тогда вместе работали.

В современной медицинской науке для профессионального общения и развития совершенно не обязательно эмигрировать в другую страну, вы вполне можете работать и дома. Важным условием является свободное владение английским языком – на уровне для профессиональных целей, а не на бытовом. А дальше вы направляете свои научные результаты в формате статей в рецензируемые журналы. Возможны отрицательные рецензии, отказы в публикации, но это не повод останавливаться, а скорее возможность сделать работу над ошибками и найти журнал, соответствующий уровню вашей статьи. Статьи индексируются в ряде систем, ведется учет цитирований, например, в системе «Pubmed» – англоязычной базе данных медицинских и биологических публикаций, созданной Национальным центром биотехнологической информации Национальной медицинской библиотеки США. Имеет значение и такой универсальный показатель, как индекс Хирша, который учитывает не только количество ссылок на ваши работы, но и «качество» этих ссылок. Чем выше публикационная активность, особенно в журналах с высоким импакт -фактором, тем выше вероятность, что вас пригласят отрецензировать чью-то статью или проект, подготовить комментарий к статье, оформить совместный научный проект.

Конечно, последнее самое сложное, поскольку требует, как и везде, финансирования. Для этого важно не просто иметь в своем арсенале цитируемые публикации, но и выстраивать собственную сеть научных контактов. Меня приятно поражает открытость и готовность к сотрудничеству профессора Грегори Липа, под руководством которого работали десятки ученых из стран Европы, Азии, а европейские организации предоставляют возможности для получения грантов в разных форматах. Именно отсутствие зарубежного партнера является зачастую главным препятствием для получения гранта.

med-3.jpg

– И все же почему молодые специалисты уезжают на работу в страны Евросоюза и США? За материальным достатком?

– У меня нет однозначного ответа, но наиболее очевидные причины – это разница в оплате труда, организация системы здравоохранения, отношение государства и общества к медицинским работникам, защищенность, выбор, мобильность, стабильность, возможность развиваться профессионально и т.д. У каждого молодого специалиста разные стартовые возможности в жизни, связанные с жильем, работой, семьей... Самое главное, что нужно понять: уезжать из своей страны не хочет никто. В свое время знаменитый пианист и дирижер Владимир Ашкенази сказал: «В Америке знаменитым может стать только тот человек, который уже знаменит». То же самое я могу сказать и о европейских странах. И хотя врачи уезжают не за славой, но надо осознавать, что после переезда и до начала работы врачом ты не просто выходишь из зоны комфорта – тебя выбрасывает из нее на неопределенное время. Не все к этому готовы.

В медицинской науке нам не хватает академической мобильности и понимания того, что максимальная открытость и постоянное общение в профессиональной среде – это единственный путь к успеху. Если мы говорим о медицине, то должны понимать, что нигде в мире нет национальной медицинской науки, а есть национальные школы и национальная система здравоохранения и образования.

– Английский опыт дает вам основание позитивно оценивать белорусскую систему медобразования?

– Она по факту находится на достаточно приличном уровне, по крайней мере, относительно системы здравоохранения. В каждой стране система подготовки врачей имеет свои особенности допуска к работе и свои этапы становления в профессии. Проблема нашего медобразования – в его экстенсивности, попытке решить локальные проблемы нехватки медперсонала простым увеличением набора студентов.

В странах Евросоюза в образовании, в том числе медицинском, огромная роль отводится самостоятельной работе. Студенты априори мотивированы к этому еще со средней школы и колледжа. Это высвобождает профессорско-преподавательскому составу время для научной работы.

– Если сравнивать системы здравоохранения у нас и в Англии, то какие у них особенности? Являются ли английские врачи высокооплачиваемыми работниками?

– Системы общественного здравоохранения везде разные. В Англии –государственная медицина, как принято у нас говорить, бесплатная. За исключением стоматологической помощи и некоторых частных ситуаций. Операцию любой сложности английский гражданин получает, не платя за это ни фунта стерлингов. Но это вовсе не означает, что пациент будет требовать от врача назначить ему то или иное лечение и писать жалобы в различные инстанции по этому поводу. Если речь идет о плановом вмешательстве, диагностическом исследовании или консультации врача-специалиста, ожидание может быть весьма длительным. Человек, обратившийся за помощью к врачу, проходит все этапы, начиная от врача общей практики и заканчивая узкими специалистами. Есть ли в этой системе сбои в Англии? Думаю, они редки. Англичане к понятию «бесплатное и государственное» относятся с определенными оговорками. Та прививка в общественном сознании, которую оставила в английском обществе легендарная Маргарет Тэтчер, действует до сих пор. Ей принадлежит знаменитое выражение: «Нет никаких государственных денег. Это всегда чьи-то деньги, налогоплательщиков».

В Англии скорую помощь вызвать не так просто, но не потому, что она не приедет. В общественном сознании прочно закреплено, что скорую помощь можно вызывать только в крайних случаях, в криической ситуации – для государства это стоит дорого. В английском обществе модно быть здоровым и неукоснительно следовать рекомендациям врача, которые человек получает при посещении лечебного учреждения.

Что касается оплаты труда, то английские врачи не являются самыми высокооплачиваемыми. В отличие от Америки, здравоохранение здесь – это не бизнес, хотя есть и свои исключения. Но английский врач принадлежит к элите общества в порядке общественного понимания его значимости. Сравнивать нашу систему здравоохранения с английской я бы не стал. Не кривя душой, могу сказать, что белорусское здравоохранение, при всех его недостатках и критике отдельных граждан, находится на очень приличном уровне. Наши бюджетные возможности несопоставимы с уровнем ведущих стран ЕС. Но помощь, которую получает население, вполне сравнима с той, которую имеют граждане ведущих европейских стран. Проблема в том, что такая помощь у нас оказывается на республиканском, областном уровне и в Минске. Лечебно-диагностические возможности райцентров совсем другие.


  • Комментарии
Загрузка комментариев...