Курсы валют: USD1 USD: 2.5944 EUR1 EUR: 2.6262 RUB100 RUB: 4.2142 (Обновлено: 17.08.2022 в 16:05:00)Результаты торгов на фондовой бирже: USD1 USD: 0.0000 EUR1 EUR: 0.0000 RUB100 RUB: 0.0000 : 1.0000 : 1.0000 : 100.0000 CNY10 CNY: 0.0000 (Обновлено: 17.08.2022 в 16:05:00)Ставка рефинансирования: bank12% (01.03.2022);

Мнение. Леонид Заико. Становой хребет... прогнулся

2355
5 минут
Мнение. Леонид Заико. Становой хребет... прогнулся

Белорусская экономика стала заложницей своей макроэкономической структуры: падение экономических показателей в текущем году во многом определяется рецессией промышленного производства

Леонид Заико,

научный обозреватель «Дела»

В советское время умели делать крылатые сравнения:промышленность считалась «становым хребтом» экономики, сельское хозяйство – «житницей», Крым – «здравницей». Просто и понятно. А что сейчас? Как продолжать называть ту же промышленность? «Становым» или «страновым хребтом»?

Классический кризис

В среде экономистов, прежде чем анализировать ситуацию, принято договариваться об экономических терминах и их трактовке. Однако сегодня, когда диагностируется текущая ситуация в национальной экономике, оценки даются не в русле экономических суждений, а, так сказать, по ситуации в хозяйстве. И пока мы остаемся хозяйственниками – будем путаться в элементарных вещах. Например, бороться за снижение товарных запасов. Хотя существующее сейчас относительное перепроизводство – это ведь проявление классического кризиса, истоки которого кроются в неэффективности производства.

В последние годы мы стали быстрее соседних стран опускаться ниже по своим экономическим показателям, но при этом никаких мер для лечения своих болезней не предпринимали.

В 2013 году рост ВВП составил всего 0,9%. Анализ показывает, что падение ВВП было бы больше, если бы не увеличились налоги.

В 2014 году предпринята та же попытка – применять иррациональные меры (повышать налоги, вводить новые изъятия в виде пошлин и сборов и др.). Это ошибка, поскольку в условиях снижения выпуска продукции и сужения спроса на национальные товары необходимо как раз снижать налоги и изъятия, стимулируя капитал (частный и государственный) к инвестициям.

Хотя и не сразу. Пока уровень ставок по кредитам высок, инвестиции не могут быть эффективными по определению. Эту проблему можно преодолеть путем снижения госрасходов и замораживания доходов домашних хозяйств. Но ничего подобного у нас не происходит. Расходы растут, а заработная плата – увеличивается.

Вторая часть системных проблем – структура макроэкономики. Пока удельный вес сектора услуг в ВВП низок, все отклонения в отрицательную сторону в промышленности и сельском хозяйстве вызывают кризисные явления, так как эти отклонения нечем компенсировать.

Проседание экономики в 2014 году, выразившееся в снижении ВВП, имеет явную индустриальную составляющую. Гордость страны – промышленность – перестала тянуть ее вперед.

Первые признаки рецессии проявились уже в середине 2012 года: снижение темпов роста, отрицательные индексы всей промышленности. Но правительство проблему не обозначило и необходимых мер по снижению негативных факторов не приняло. В итоге, к началу 2014 года, падение промышленности достигло нынешнего уровня – 5,5%.

Впрочем, уже с начала года объем промышленного выпуска уверенно превысил Br50 трлн. в месяц, что близко к $5 млрд.А ведь 10 лет назад – в 2004-м весь годовой ВВП страны равнялся месячному объему производства национальной промышленности в 2014-м. Но к чему этот «успех»? Для проверки вместимости складов?

Отрасли или кластеры?

Еще в 90-ые годы, работая над национальными производственными программами, правительство пришло выводу, что ориентироваться следует не на отраслевую политику, а на сегменты и секторы промышленности. А еще лучше – создавать новые кластеры.

В современной глобальной экономике промышленное производство держится на трех «китах»: нефтепереработке, IT-технологиях и фармацевтике. Выпил лекарство, включил ноутбук, заправился бензином…Словом, все для потребителя.

Наша бизнес-ориентация вроде бы также формировалась под «потребителя». Водка под селедочку – появился свой брэнд и производитель. Мечтали об иностранных автомобилях – создали трейдеров, а собственные авто производить не захотели. Нужен был бензин – продукции 2-х нефтеперерабатывающих заводов хватило не только для собственных нужд, но и для продажи бывшим противникам – странам НАТО. За счет чего и получает сегодня наша страна до 40% своих поступлений от внешних продаж.

Структура нашей экономики пока не рассчитана на мировые рынки, хотя они для нас – важнее внутреннего. По началу 2014-го года уже можно делать выводы о рыночных позициях наших основных производителей. Так, через два месяца после празднования Нового года сразу 2 крупных производства потеряли 55-60% своего сбыта. Это карьерные самосвалы и стиральные машины.

Еще более тяжелые потери понесли телевизионные предприятия: свыше 76% от объемов производства 2013 года. Напряжение нарастает на производстве транспортных средств. Автомобильных двигателей и автобусов с начала года «потеряно» на 25%, троллейбусов – на 30%. От производства грузовых автомобилей осталось 49,6%, мотоциклов – 42,2%. Хуже некуда. Особенно тягостна ситуация с МАЗами – гордостью, которая вдруг стала обузой. То, что тяжелые машины меньше покупаются на внешних рынках – это невеселая констатация. Но то, что от производства белорусских велосипедов осталось всего 14%, – это уже сенсация. Просто «блестящие» итоги работы иностранного инвестора.

И что делать дальше? Вбрасывать десятки миллионов долларов в модернизацию, закрывать амбразуры рынка налогами с населения? Или все-таки что-то другое?

У нас есть вариант иной промышленной политики – создавать новые кластеры, например, производство легковых автомобилей. Хотя пока получается криво: не те машины осваиваем. Не китайский «Джили», а «Тесла» – вот что нужно нашей автомобильной промышленности для принципиального стратегического обновления, не ДВП-плиты, а 3D-принтеры. Вполне можно обойтись без камволя, фанеры, а также никем непокупаемых мотоциклов и велосипедов. Уж лучше эти предприятия сделать действительно живыми, действующими музеями для европейских технических университетов.

Резюмируя

Так станет ли 2014 год поворотным в нашей экономической истории? Или все ограничится тем, что отправят на пенсию ряд высших должностных лиц, чуть обновят директорский корпус… Но что это изменит? Ведь главное – надо перестать пилить эти «гири», если они уже давно – не золотые.

Мировая индустрия переходит на новый революционный этап своего развития, и нам надо успеть вступить в этот процесс. Для этого недостаточно просто реагировать на рынок. Следует прогнозировать его будущее в наиболее важных для нас сегментах и создавать там новые предприятия, а не «модернизировать» заводы прошлого века.

  • Комментарии
Загрузка комментариев...