Курсы валют: USD1 USD: 2.0552 EUR1 EUR: 2.2618 RUB100 RUB: 3.2013 (Обновлено: 15.11.2019 в 11:18:01)Результаты торгов на фондовой бирже: USD1 USD: 2.0491 EUR1 EUR: 2.2579 RUB100 RUB: 3.2075 (Обновлено: 15.11.2019 в 11:18:01)Ставка рефинансирования: bank9.5% (14.08.2019);

Brexit. 31.10.2019. Или… Show must go one!

170
6 минут
Brexit.  31.10.2019.  Или…  Show must go one!

Приближается очередная дата прощания Великобритании с Евросоюзом. Уход выглядит как-то очень своеобразно английским. Или его не будет вовсе?.. Попробуем разобраться, что происходит и какое экономическое влияние на окружающий мир эта ситуация имеет.

В двух словах о сути происходящего. Брожение в британских головах относительно целесообразности сначала вступления, а затем присутствия в ЕС было всегда, имея устойчивую историческую подоплёку. Дискуссий и плебисцитов на эту тему было не мало. На очередном же референдуме, состоявшемся 23 июня 2016 года, 51,9 % проголосовавших поданных Её Величества высказались за выход Великобритании из ЕС.

Согласно ст.50 Лиссабонского соглашения (которое является неофициальной конституцией Евросоюза) выход государства из ЕС должен быть осуществлён в согласованную дату, но не позднее двух лет с момента подачи заявки о выходе. Опираясь на народное решение, британское правительство подало соответствующую заявку в Еврокомиссию, после чего совместно была определена дата выхода страны из организации – 29 марта 2019 года в 23.00. по Гринвичу. До этого срока должен быть подготовлен и заключён «бракоразводный» договор между Великобританией и Евросоюзом, цель которого – учитывая интересы граждан и бизнеса, сделать переход в новую реальность наименее болезненным для обеих сторон.

Так должен был выглядеть «гладкий» путь в светлое бессоюзное будущее, но он перестал быть таковым буквально сразу после референдума и ещё до подачи официальной заявки. И на сегодняшний момент блуждая (порой наугад) по извилистой с ухабами дороге Британия в сгустившемся тумане (ну как же без него) по-прежнему в ЕС и даже в мае выбирала депутатов в Европарламент, делегировав туда немало евроскептиков! Договора с ЕС нет до сих пор, даты выхода переносятся, поведение действующего премьер-министра с трудом объяснимо, электорат почти привык жить в ожидании. Чего?

Как обещалось, в возможность быть более самостоятельными в определении своего экономического пути, в реализации экономических свобод, снятии весомых донорских обременений (у Британии второй по размеру членский взнос в ЕС - $16.5 млрд., а возвращается в виде субсидий – немногим более $6 млрд). Не станем утруждать читателя массой правовых и политических коллизий, перечислять круговерть проведённых переговоров и сорванных соглашений, принятых законов и поправок, проведённых дебатов, пикетов, и протестов, вспоминая сменяющихся премьер-министров, имевших место за эти неоднозначные три года. Попытаемся же сосредоточиться на экономических аспектах данной ситуации, поскольку истина (если она вообще существует) «зарыта» именно там.

В случае подписания Соглашения с ЕС, Великобритания на несколько лет оставляла бы условия перемещения товаров, услуг, капиталов и трудовых ресурсов на идентичных нынешним условиях, сохраняя доступ к единому европейскому экономическому пространству. Но затем неизбежно для страны менялся бы режим торговли с ЕС – основным торговым партнёром (а это 44% экспорта и 53% британского импорта). Торговые тарифы приведут к росту цен, инфляции и недовольства. При этом ожидаем ущерб и для финансового сектора, который силён во многом благодаря членству страны в ЕС. Мотор британской экономики составляет 10% всех доходов (почти $100 млрд.). К тому же, фунт стерлингов рискует лишиться статуса мировой резервной валюты. О намерениях сократить его долю в своих резервах после Brexit заявили ряд центробанков. Также почти неминуем урон для промышленного сектора, поскольку местное производство тесно интегрировано в общеевропейские производственные цепочки и рассчитано на европейский рынок. Тем оно и выгодно. Brexit же чреват уходом крупных финансовых и промышленных игроков на континент, что отчасти уже произошло.

brexit-4.jpg

Расчёт на самостоятельное торговое соглашение с США может упереться в застарелую североирландскую проблему. О чём вполне недвусмысленно предупредила спикер Палаты представителей Крнгресса США Нэнси Пелоси: «Малейший отход от мирных соглашений в Ирландии – и никакого договора о торговле с США Британии не видать!» Аналитики американского банка Goldman Sachs подсчитали, что с момента проведения референдума британская экономика уже потеряла более $100 млрд. На этом фоне сумма «отступных» в пользу ЕС, которая с аналогичных стартовых сумм «подтаяла» до примерно $42 млрд. финишных, выглядит почти незаметной. И уж точно перестала быть камнем преткновения в соглашении с ЕС. Последствия «мягкого» выхода по оценкам экспертов стоили бы британцам от 2 до 5% ВВП.

Но «мягкому» сценарию уже не бывать, а «жёсткий» вариант по оценкам британского(!) правительства стоит порядка 9,5% ВВП в течение последующих 15 лет. И это пропорционально увеличивает приведённые выше «издержки».

До выхода Великобритании из Евроюсоза осталось пару недель, и дело идёт к беспорядочному разрыву многочисленных связей и грозит хаосом, поскольку вряд ли кто-то чётко понимает, что будет 1 ноября. Или не будет ничего? Не смотря на договороспособность европейских функционеров, позиция Бориса Джонсона вызывает всеобщее недоумение. Осталось только твёрдое намерение британского премьера расстаться с ЕС 31 октября.

Возникает вопрос - почему складывается такая ситуация и как её разрешить?

Складывается в силу недостаточной (или искажённой) информированности электората в преддверии референдума 2016 года, недостаточной подготовленности самого плебисцита, недальновидности руководства страны, неочевидных экономических выгод и очевидных реальных проблем. Британский премьер-министр пытается куцо лавировать между внутренними законодательными ограничениями (нет выхода без сделки с ЕС), внешними обязательствами (ранние договорённости с ЕС), личной и партийной ответственностью, сложившейся конъюнктурой и здравым смыслом. Самым верным (но очень трудным) было бы решение о новом референдуме с точными (а не общими) формулировками.

brexit-2.jpg

Непосредственного отношения к Беларуси Brexit почти не имеет. Косвенно отразится, конечно, может. Но сказать с точностью, в какой мере трудно, поскольку неизвестно как он в итоге будет выглядеть. В случае «мягкого» выхода при сохранении таможенного союза с ЕС, Британия не имела бы права заключать торговые сделки с третьими государствами. Значит, экономические взаимоотношения с Беларусью остались бы на прежнем уровне. А это порядка $1 млрд. в квартал, в котором доля экспорта – 85%, что очень выгодно. Прежде всего, это – нефтепродукты. А ещё мебель, одежда, калийные и азотные удобрения, оптика, арматура и пр. До сих пор не существовало ни ограничений, ни льгот на импорт из Беларуси. А значит и в дальнейшем предстоит сотрудничать на общих конкурентных основаниях. Возможно, приоткроется ниша в продовольственном сегменте, поскольку половину потребляемых продуктов Великобритания сейчас импортирует, а на долю ЕС приходится 60% импорта (пока беспошлинного). С введением пошлин для континентальной продукции у Беларуси могут появиться возможности выхода на рынок со своим мясо-молочным (и не только) ассортиментом. Возможно появление и других отраслевых интересов в случае открытие доступа на рынок. Но надо отдавать отчёт, что и конкуренция на этом рынке остра и беспощадна.

Летом текущего года своё отношение к происходящему на встрече с министром Холлигнбери выразил Президент Беларуси. «…если исходить из государственных позиций, в Брекзите есть и много положительных моментов. Прежде всего, то, что вы становитесь более свободным государством, независимыми от почти трех десятков голосов Европейского союза. Для нас это выгодно тем, что мы можем более свободно и оперативно налаживать отношения между Великобританией и Беларусью», — отметил Александр Лукашенко.

Каким и когда будет итог явления под названием Brexit, мы когда-нибудь непременно узнаем. И обязательно обсудим наступившие последствия. Для Британии, для мира и для нашей страны, как его неотъемлемой части.

А пока продолжим наблюдать за тем, как хочется получить желаемое из невозможного.

Show must go one…

  • Комментарии
Загрузка комментариев...