Delo.by,

    Комментарии 30 Мар 2017 15:14

    Все по плану

    Бизнес-планирование – одна из важнейших предпосылок эффективного управления любым предприятием.Для реального обоснования проекта, изучения возможных вариантов его реализации и выбора наиболее оптимальногоиз них, необходима высококвалифицированная аналитическая работа

    Юрий ОЛИЗАРЕВИЧ, специалист по бизнес-планированию.
    Специально для «Дела»

    Бизнес-планирование к настоящему времени стало неотъемлемой частью экономической жизни страны, потому как бизнес-план – это план предпринимательской деятельности предприятия, получения от него дохода – «чистых» денег, остающихся собственнику предприятия. При этом неважно, будут они именоваться «чистой прибылью», «амортизацией, включенной в цену продукта и полученной после его продажи» или как-то еще. Такой предпринимательский подход сформировал ряд специфических требований к бизнес-планированию. В нем учитываются не только производственные доходы и расходы, но и все взаиморасчеты со всеми контрагентами предприятия. А поскольку те отражаются в бухгалтерском учете, то суть бизнес-планирования сводится к сложению данных бухгалтерского баланса предприятия с планом его производственной деятельности.

    Возможно ли такое сложение? Да. Практически оно осуществляется путем составления таблицы денежных потоков, в которой отражается движение (приток, отток) денежных средств по производственной деятельности предприятия и по его расчетам с контрагентами. В итоге такой таблицы выводится остаток денежных средств, остающийся по завершении всех спланированных операций. Если же расчетный итоговый остаток денежных средств отрицательный, то это означает, что для обеспечения деятельности предприятия потребуются дополнительные финансовые средства.

    На первый взгляд, составить баланс денежных потоков довольно просто. На самом же деле, это самая сложная часть экономических расчетов предприятия. О ее сложности можно судить по тому, что для подготовки работника какого-либо участка бухгалтерии или экономических служб достаточно одного-двух месяцев, тогда как для подготовки экономиста по инвестиционному бизнес-планированию требуется не пару месяцев, а несколько лет – и то при соответствующих экономических, бухгалтерских, производственно-технологических знаниях и математических способностях.

    Не просто и не дешево

    Неудивительно, что в странах с развитой рыночной экономикой на цели инвестиционного бизнес-планирования отводится до 5% планируемой суммы инвестиций. Иными словами, если объем инвестиций по проекту составляет 500 тыс. USD, то на разработку бизнес-плана по нему требуется 25 тыс. USD, или свыше 50 тыс. BYN. У нас же считается возможным оценивать такую работу в среднем около 7 тыс. BYN. Даже учитывая разницу в зарплатах в Беларуси и на Западе, это весьма скромно.

    В большинстве случаев на разработку бизнес-плана среднего уровня сложности требуется два месяца. Собственно фонд оплаты труда исполнителей за это время должен составить не менее 4 тыс. BYN. Для выполнения столь сложной работы данный размер оплаты труда довольно-таки незначителен. Накладные расходы предприятия, в котором работают эти специалисты, за 2 месяца составят еще около 3 тыс.BYN, т.е. реальные расходы по разработке бизнес-плана получатся в размере 7 тыс. BYN. Эту сумму нужно умножить на 2, так как при действующей системе налогообложения почти половину всей своей выручки предприятие перечислит на уплату причитающихся налогов и отчислений. В итоге обоснованная таким образом цена разработки полноценного бизнес-плана – 14 тыс. BYN получается в 3,5 раза меньше, чем за рубежом. А ведь разработчикам бизнес-планов зачастую предлагают уложиться даже не в 14, а в 7 тыс. BYN.

    Но коль скоро финансирование работ существенно ниже объективно необходимого, то чтобы сохранить приличную (по белорусским меркам) зарплату, проект надо сделать не за 2 месяца, а за один. Это неизбежно отразится на его качестве. С другой стороны, работать на зарплату разнорабочего профессионально подготовленный специалист по бизнес-планированию наверняка не станет.

    Однако о столь очевидных вещах «большие начальники» порой не задумываются. Когда директор предприятия с многомиллиардными годовыми оборотами требует за неделю сделать бизнес-план, сразу ясно, что такой руководитель вырос из технарей, и в бизнес-планировании он видит не наиважнейший экономический инструмент управления, а очередную бюрократическую формальность и помеху, которую нужно побыстрее преодолеть.

    Если бы таким частным непониманием все и ограничивалось, проблему можно было бы считать несущественной. Но инвестиционное «поле чудес», приобретая различные формы, может становиться практически безграничным. На практике очень редко при обсуждении какого-либо инвестпроекта руководство предприятия ставит задачу обстоятельно изучить все его нюансы, разработать наиболее оптимальный вариант его осуществления и представить итоговые расчеты для принятия решения о целесообразности его реализации. Куда чаще решение о реализации проекта «давно уже» принято, а от разработчика бизнес-плана ждут только лишь формального его обоснования.

    Спрос на подобные услуги порождает соответствующее предложение. Иные консалтинговые компании, участвуя в конкурсах на разработку бизнес-планов, открыто заявляют, что они так тщательно занимаются любым проектом, что гарантируют окупаемость каждого из них. Несмотря на явную экономическую несостоятельность такого утверждения, некоторые даже гордятся тем, что это именно то, чего не могут другие. При этом они предлагают разработать такой «гарантированный» проект в кратчайшие сроки (за 2 – 3 недели) и за самую низкую цену (вплоть до 3 – 4 тыс. BYN).

    Как соотнести такие их сроки и стоимость работ с рассчитанными нами 2 месяцами и 14 тыс. BYN? Как видим, одинаковость цены в размере 1,5 тыс. BYN за неделю работы компании прослеживается вполне отчетливо. Это означает, что размеры зарплаты, себестоимости, прибыли и налогов практически совпадают. Разница – в сути выполняемой работы.

    Два месяца высокоинтеллектуальной работы требуется для реального обоснования проекта, изучения возможных вариантов его реализации и выбора наиболее оптимального. Срок окупаемости проекта в этом случае будет зависеть только от его реальной экономической эффективности. Возможно ли выполнить такой объем сложнейшей работы за 2 – 3 недели и выйти на желаемую (т.е. заданную) окупаемость?

    Рассчитанному верить

    Чтобыразобраться, каким образом происходят такие «чудеса», нужно изучить структуру затрат рабочего времени на проработку основных вопросов бизнес-плана.

    • Перваяи самая сложная задача при разработке бизнес-плана – построение экономико-математической модели работы предприятия. Эта модель должна адекватно воспроизводить все происходящие на нем экономические процессы. Для этого требуется достаточно точно разобраться в структуре затрат предприятия, правильно соотнести их с особенностями реализации его продукции, составить систему формирования и использования оборотных активов предприятия. В результате должен получиться сводный баланс денежных потоков предприятия за прошедший (базовый) год. Если сформированные в нем денежные потоки смоделировали реальные экономические результаты работы в базовом году, значит построенная экономико-математическая модель верна. В этом случае с ее помощью можно составлять план производственно-хозяйственной деятельности на последующие годы. Соответственно, в такой модели можно отобразить и ход реализации разрабатываемого инвестиционного проекта. Если баланс денежных потоков за базовый год не получился, то придется выяснять, какие исходные данные не верны, и как их следует исправить. Это столь же сложная работа, как и составление отчетности предприятия по Международным стандартам финансовой отчетности, так как и бизнес-планирование, и МСФО основываются на составлении денежных потоков предприятия.

    Практика показывает, что ни на одном предприятии баланс денежных потоков сразу никогда не получается. Причин тому очень много. Начиная с того, что бухгалтерская отчетность изначально не учитывает необходимости составления денежных потоков предприятия, и заканчивая тем, что в самой этой отчетности может оказаться немало ошибок и неточностей. Упорядочение и систематизация в рамках структуры денежных потоков необходимой экономической информации занимает в среднем 3 недели. При этом нужно очень хорошо понимать, что такая работа предполагает систематизацию и упорядочение именно существенной  экономической информации, а не подсчет в отчетности предприятия всевозможных малозначительных «копеек».

    • Во-вторых, нужно выяснить все существенные технико-экономические особенности инвестпроекта. Нередко познания работников предприятия здесь ограничиваются только стоимостью приобретения оборудования и названием компании-поставщика. Остальные вопросы (технологические нормы расходов, планируемые объемы продаж и др.) приходится выяснять разработчикам. На детальную проработку экономических характеристик инвестпроекта в среднем требуется также 3 недели. Причем иногда могут выявляться какие-либо существенные негативные особенности, которые делают рассматриваемый инвестпроект в действительности не таким привлекательным, как изначально предполагали на предприятии.
    • Третья часть – выполнение расчетов бизнес-плана с помощью специальной компьютерной программы и составление обстоятельного его описания. На это требуется еще 2 недели. Причем эта работа вовсе не «механически-кнопочная». Ведь при расчетах нужно учитывать реальные особенности работы предприятия, а текст бизнес-плана должен ясно характеризовать существенные особенности не только инвестпроекта, но и предприятия – инициатора проекта.

    Итого – 8 недель сложнейшего интеллектуального труда. За счет каких резервов их можно сократить до 2 – 3 и получить при этом желаемую окупаемость любого инвестпроекта?

    Легче скрыть, чем проверить

    Легче скрыть, чем проверить

    Прежде всего, легко обойти все проблемы по проверке экономико-математической модели предприятия на примере отчетного (базового) года. Чтобы баланс денежных потоков в базовом году всегда сходился, в таблицу денежных потоков достаточно добавить два ни с чем не связанных показателя. Один из них, например, «Прочие поступления по текущей деятельности (в т.ч. авансы полученные)» скорректирует приток денежных средств, второй – «Прочие расходы по текущей деятельности (в т.ч. авансы уплаченные)» – отток. Все «волшебство» этих показателей состоит в том, что расчетно они никак не связаны ни с производственно-хозяйственной деятельностью предприятия, ни с движением его активов. Они лишь добавляют недостающие деньги «из воздуха». Скрытые формулы компьютерной программы рассчитают сумму расхождения баланса денежных потоков и подставят ее в одну из этих ячеек. Если не достает притока денег, приписываются «прочие поступления», если мал отток – приписка добавится в «прочие расходы». Таким образом, можно закрыть разрыв в расчетах, достигающий порой 30 – 40% годового товарооборота предприятия, благо в массе таблиц и чисел бизнес-плана никто не заметит еще одно ничем не примечательное и не очень понятное число. Зато консалтинговая компания, владеющая подобным «ноу-хау», сэкономит не меньше двух недель работы.

    Изучение нюансов самого инвестпроекта изначально облегчается знанием желаемого срока окупаемости. Если же он, по каким-то объективным причинам расчетом не подтверждается, никто не помешает без каких-либо комментариев добавить план выпуска продукции по проекту или подставить более высокие цены. При таком подходе можно не вникать во все экономические особенности проекта, сократив время на их изучение вдвое. А чтобы заметить в бизнес-плане какие-либо завуалированные производственно-экономические несоответствия по существу представленного проекта, эксперту, изучающему бизнес-план, потребуется не меньше недели дополнительной работы.

    Обсчет бизнес-плана и его описание также можно существенно упростить. Прежде всего, не составляет никакой сложности отключить проверку правильности всех расчетов бизнес-плана путем составления бухгалтерского баланса (проектно-балансовой ведомости). Дело в том, что такая ведомость в бизнес-планировании предназначена не только для определения планируемой структуры бухгалтерского баланса предприятия, но и для контроля правильности выполняемых расчетов,т.е., если в них где-то допущена ошибка, то бухгалтерский баланс не сойдется. Поиск и исправление даже одной ошибки может занять несколько дней, а таких ошибок может оказаться гораздо больше. Если же этот «несводимый» бухгалтерский баланс «нейтрализовать», то разработчик бизнес-плана избавится сразу от половины всех расчетно-математических проблем. «Обойти» контролирующую функцию бухгалтерского баланса можно столь же просто, как и проверку баланса денежных потоков в отчетном (базовом) году – путем подстановки в баланс недостающего числа. Наиболее подходящее место для этого – «Прочие источники собственных средств» проектно-балансовой ведомости, так как проверить, каким образом сформированы данные по этой строке, крайне проблематично. При таком программно-хакерском подходе планируемая проектно-балансовая ведомость сойдется всегда, независимо от видов и размеров допущенных ошибок.

    Одним из внешних признаков «хакерского» составления бизнес-плана может быть несовпадение строки «Неиспользованная прибыль (непокрытый убыток)» в таблице «Расчет прибыли» с такой же строкой в проектно-балансовой ведомости. Но в ней строку «Прибыль (убыток)» можно и скрыть, списав все расхождения на непроверяемые «Прочие источники собственных средств».

    Другой явный признак отсутствия в бизнес-плане системно-взаимосвязанных расчетов – несоответствие между суммами возвращаемого по проекту кредита (займа) и остатком денежных средств по балансу денежных потоков. Например, при остатке денежных средств в таблице денежных потоков в размере 1 млнEUR сумма запланированного возврата основного долга по кредиту может составлять всего лишь 100 тыс. EUR, вместо возможных 400 тыс. EUR. Остальные 300 будут при этом растянуты еще на 3 года. Если по расчетам бизнес-плана на предприятии будет 1 млн EUR свободных денег, то что мешает сразу вернуть все 400 тыс.EUR и не платить проценты? Или автор таких «подсчетов» знает, что «нарисованного» в денежных потоках «миллиона» в действительности не будет?

    Таким образом, с помощью соответствующим образом подкорректированной программы, можно в течение нескольких дней сделать требующиеся «балансовые» таблицы, и еще за несколько дней – сочинить к ним описание радужных перспектив реализации проекта. При этом текст бизнес-плана наполняется информацией общего характера, не имеющей отношения ни к инвестпроекту, ни к реальным проблемам предприятия.

    Статья элементу рознь

    К сожалению, дополнительные возможности для осуществления неконтролируемых и непроверяемых манипуляций в расчетах бизнес-плана возникают еще и из действующих Правил по разработке бизнес-планов инвестиционных проектов. В них предусмотрено использование поэлементной группировки затрат, которая изначально предназначена для подсчета макроэкономических статистических показателей, а не для рассмотрения затрат предприятий в разрезе их переменных и условно-постоянных расходов.

    О непригодности статистического «поэлементного» разделения затрат для решения производственных задач предприятий свидетельствует и то, что на подавляющем большинстве предприятий калькулирование себестоимости продукции и цен выполняется не по элементам, а по статьям затрат. В отличие от элементов, статьи затрат четко делятся на переменные, зависящие от объемов выпуска продукции, и условно-постоянные, не зависящие от производственной программы.

    Непригодность применения в бизнес-планировании поэлементного деления затрат можно проиллюстрировать на множестве элементарных экономических вопросов, требующих практического обсчета в любом бизнес-плане. Например, в статистическом элементе «Топливо» собираются затраты на газ, потребленный как для технологических целей (производства продукции), так и на отопление зданий предприятия. Кроме того, в этот элемент затрат включены также и расходы на заправку автотранспорта. Теперь предположим, что нужно выяснить, как изменятся на предприятии затраты на топливо, если объем производства продукции А планируется уменьшить на 20%, а продукции В, С и D увеличить на 10%? Понятно, что данные, собранные в «одну кучу», элемента затрат «Топливо» не позволят правильно решить эту задачу, и что для решения такой задачи потребуется воспользоваться данными статьи затрат «Топливо на технологические нужды». По этой статье затрат на предприятии определены технологические нормы потребления топлива для всех производимых видов продукции и, исходя из них, можно сделать экономически обоснованный обсчет изменения расходов на топливо.

    А ведь подобные, а порой куда более сложные, вопросы возникают практически по каждому «статистическому элементу» затрат.

    Есть, конечно, предприятия, специфика которых состоит в том, что все их расходы можно считать условно-постоянными, и на таких предприятиях целесообразнее пользоваться «статистическими элементами» затрат. Но удельный вес таких предприятий совсем незначителен.

    Если обоснованный расчет себестоимости производственной программы предприятия можно выполнить только, используя переменные и условно-постоянные статьи затрат, почему вдруг понадобилось переворачивать все с ног на голову и составлять бизнес-планы по «статистическим элементам» затрат? Кому это нужно? Понятно, что работникам предприятий и специалистам по бизнес-планированию это только добавляет проблем в их работе. Зато упрощается задача намеренного обхода сложных экономических вопросов. Практическая непроверяемость в бизнес-плане ни одного «статистического элемента» затрат открывает неограниченные возможности в обеспечении желаемой окупаемости любого инвестпроекта и рисовании «светлого будущего» любому, самому безнадежному предприятию.

    Из чего выбирать

    Из чего выбирать

    Итак, можно подходить к бизнес-планированию с позиций реальности, анализируя и излагая все слабые и сильные стороны предприятия и самого инвестпроекта. Тогда их диагностика займет 6 недель, а еще две потребуются для комьютеризированной обработки внесенных в программу исходных данных. Итого – 2 месяца. За это время будет систематизирована и упорядочена вся существенная экономическая информация.

    Можно пойти другим путем: составить набор таблиц, имеющих довольно отдаленное отношение к реальной финансово-хозяйственной деятельности предприятия, зато демонстрирующих, что любой инвестпроект неизбежно приведет к благоденствию и процветанию. На сбор информации, требующейся для выполнения такой работы, уйдет неделя, а еще одна – на компьютеризированную подготовку комплекта таблиц и текста общеэкономического содержания. Итого – 2 недели.

    И вот, на конкурс, объявленный на разработку какого-нибудь инвестпроекта, подаются две заявки. Первая предполагает стоимость работ 14 тыс. BYN и срок 2 месяца на выяснение всех вопросов и проблем, без каких-либо гарантий того, что предприятию будут предоставлены денежные средства для реализации проекта. Вторая обещает всего лишь за 4 тыс.BYN и за 2 недели «обосновать» любой приемлемый срок окупаемости проекта и сулит непременное выделение денег для реализации проекта.

    Сможет ли директор предприятия-заказчика объяснить затем очередному проверяющему, почему выбор сделан в пользу более дорогого и длительного контракта? Кто из ревизоров умеет и хочет разбираться в хакерских хитросплетениях бизнес-планирования? Да из-за одной только ценовой разницы придется выбирать второй вариант.

    При этом набор таблиц, именуемых «бизнес-планом», быстро и легко пройдет очередную экспертизу. Причин тому несколько. Во-первых, у отраслевых и банковских экспертов в подавляющем большинстве случаев нет специальной подготовки, которая позволила бы им выявлять в расчетах хитроумно завуалированные подстановки и подтасовки. Иной раз проверка бизнес-плана может проводиться на «уровне поиска стилистических и грамматических ошибок». Во-вторых, предприятию и отрасли нужно выполнять доведенный план по инвестициям, а вызывать недовольство вышестоящего руководства никто не хочет. В-третьих, финансирующая организация тоже не может не выдать запланированные для инвестиций деньги по тем же причинам. Более того, их должностные лица заинтересованы в том, чтобы представленный им бизнес-план обрисовывал получателя средств в наилучшем свете. Ведь если вдруг предприятие их вовремя не вернет, виноват будет только его руководитель, который ввел всех в заблуждение своим бизнес-планом. А если деньги выделены заведомо слабому предприятию, то могут спросить, зачем такому предприятию выдавали деньги.

    Зато руководитель предприятия, подписывая набор таблиц «о светлом будущем», практически ничем не рискует. Раз бизнес-план согласовали в вышестоящей организации, значит все было сделано правильно и в соответствии с законодательством.

    Реальная практика показывает, что хотя бы 1 из 10 инвестпроектов оказывается экономически нецелесообразным. И каков будет ущерб экономике страны, если такие нецелесообразные инвестпроекты не будут выявляться на этапе разработки бизнес-планов?

    Впрочем, если из вышеизложенного кто-то сделает вывод, что разработку бизнес-планов можно доверить только солидным государственным организациям, то тот очень сильно ошибается. При том, что государственным институтам выплачивается по 30 – 50 тыс. BYN, и разработка их проектов может длиться по нескольку месяцев, степень реальной проработки в их бизнес-планах требующихся задач порой не тянет и на 10 тыс. BYN. Суть проблемы не в названии или форме собственности компании, не в количестве разработанных в ней проектов, и даже не в стоимости ее работ, а в том, чтобы над инвестпроектами работали настоящие профессионалы. В подготовку специалиста или эксперта по инвестиционному бизнес-планированию нужно вложить хотя бы несколько лет и немалые средства. Но в условиях, когда с помощью действующей государственной системы выбора «дешевизны» на рынке в скором времени смогут выживать только «хакеры бизнес-планирования», новые профессионалы этого крайне необходимого экономического инструмента управления просто никогда не вырастут, а старые будут с него вытеснены, так как заниматься очковтирательством они не станут. Во что может оборачиваться для государства и общества хотя бы одна ошибка инвестиционного бизнес-планирования, можно увидеть на примере всем известного «БЭСТа». Специалисты еще на этапе рассмотрения бизнес-плана этого проекта предупреждали об его экономической несостоятельности. Но чиновники не вняли этим предостережениям и решили, что «в целях государственного и социального развития» проект следует профинансировать. Итог игнорирования профессионалов известен: довольно скоро не только пришлось искать способ избавления от безнадежноубычного «БЭСТа», но еще и «Диалог» практически потеряли из-за того, что остановили финансирование дальнейшего разворачивания в стране этой системы. А сколько еще может появиться таких «проектов» и кто по ним будет расплачиваться?

    Составление бизнес-плана, конечно, не гарантирует успеха предприятию, но процесс его разработки обуславливает необходимость выполнения подробных расчетов и поиска лучших вариантов, что позволяет выявить слабые стороны работы предприятия еще на том этапе, когда еще не поздно сделать позитивные изменения.

    Деловые и бизнес новости
      Добавить комментарий

      Календарь бизнес событий
      • выставки
      • презентации

      © Издательство «Дело (Восток+Запад)».

      Все права защищены.

      При использовании материалов активная индексируемая ссылка на www.delo.by обязательна.

      ISSN DELO (online) 1608-1404

      220004, Минск, пр. Победителей, 11

      тел: +375 (17) 203-52-09

      факс: +375 (17) 203-09-67

      email: delo@delo.by