«Волшебная палочка» не работает

    Чтобы инвестдоговора из деклараций о намерениях превратились в реальные проекты, государство должно научиться разговаривать с инвесторами на их языке и реально помогать им в решении возникающих проблем.

    Татьяна Маненок, специально для «Дела»

    Сегодня иностранные инвесторы большинство своих проектов в Беларуси реализуют путем заключения инвестиционных договоров (ИД). Теоретически инвестдоговор – взаимовыгодная сделка: инвестор получает благоприятные условия для ведения бизнеса в нашей стране, а государство – гарантию того, что он выполнит взятые на себя обязательства. Поэтому любой мало-мальски серьезный инфраструктурный проект – будь то строительство гостиничных комплексов, логистических центров или других подобных объектов, реализуется в Беларуси путем заключения инвестдоговора.

    Белорусские чиновники разных уровней весьма охотно идут на подписание ИД, поскольку Президент и правительство требуют от них выполнения планов по привлечению прямых иностранных инвестиций (ПИИ). В результате на начало весны 2012 года в нашей стране было заключено более 900 ИД почти на $20 млрд.! Однако время показало, что сам по себе этот инструмент привлечения инвестиций вовсе не является «волшебной палочкой», по мановению которой в Беларусь потекут валютные потоки. К сожалению, большинство подписанных ИД оказались лишь декларациями о намерениях – на бумаге, которая, как известно, все стерпит. По мнению экспертов «Дела», этот механизм не заработал в полную силу по причине элементарного неумения государственных структур работать с частными инвесторами – изучать их возможности, помогать им решать трудности, неизбежно возникающие в ходе реализации крупных проектов, или хотя бы... не создавать для них дополнительных проблем.

     

    Трудная притирка

    Возможность заключения договоров с инвесторами была прописана в Инвестиционном кодексе еще лет 10 назад. Однако тогда на эту приманку бизнес практически не «клюнул». С 2001-го по 2009 год в Беларуси было подписано всего лишь 9 ИД. Второе дыхание этот инструмент получил в конце 2009 года – после того, как Президент Беларуси подписал Декрет №10 «О создании дополнительных условий для инвестиционной деятельности в Республике Беларусь». И буквально за год, с осени 2009-го по осень 2010-го, было подписано почти 200 ИД.

    Большинство инвесторов, приходя в Беларусь с крупным проектом, рассчитывали получить льготы. Как отмечают эксперты «Дела», процесс был настолько активным, что напоминал снежный ком: каждый вновь приходящий инвестор хотел получить максимально льготные условия, что требовало согласования проекта с Президентом. «Переварив» опыт первых ИД, правительство созрело для новых инициатив по совершенствованию этого института, и 9 августа 2011 года вступил в силу Декрет №4. Этим документом были внесены дополнения и изменения в декрет N10, которые расширили возможности инвесторов при заключении инвестиционных договоров.

    Сейчас в Беларуси действует двухуровневая система заключения инвестиционных договоров. Первый уровень – когда инвестор имеет право на льготы, установленные Декретом №10, и иные льготы, предусмотренные законодательством. Второй уровень – если инвестор просит дополнительные льготы, не установленные законодательством. Первый уровень не требует согласования ИД с Президентом РБ, но во втором случае договор необходимо согласовывать с Главой государства.

    На начальном этапе становления института ИД возникало немало проблем. Например, разночтения с Инвестиционным кодексом. Согласно последнему, участником проекта должно быть белорусское предприятие, т.е., юрлицо зарегистрированное в Беларуси. А инвестдоговор заключался, как правило, с нерезидентом, заставить которого в полном объеме выполнить условия ИД – довольно проблематично. Чтобы разрешить эту коллизию, пришлось пойти по пути заключения трехсторонних договоров. Были вопросы и по процедуре рассмотрения инвестиционных споров. Инвестор, конечно же, хотел рассматривать споры в компетентном арбитражном суде, а белорусская сторона настаивала на их рассмотрении только в Беларуси. Однако позже при заключении ИД государство стало соглашаться на рассмотрение споров и за рубежом. Пришлось решать даже лингвистические проблемы: изначально подписывать инвестдоговор можно было только на белорусском или русском языке, хотя инвестор хотел, чтобы договор оформлялся и на иностранном языке.

    Как вспоминают инвестконсультанты с опытом, белорусская сторона нередко рассматривала иностранные инвестиции чуть ли не как бюджетные средства и не всегда понимала, что ведет переговоры с частной, независимой ни от каких министерств и концернов компанией, рискнувшей вложить в Беларусь свои собственные средства.

    Оказалось, что составление бизнес-плана – это тоже проблема. Он должен быть подготовлен в соответствии с рекомендациями Минэкономики, а это – 83 страницы убористым шрифтом на русском языке. Когда с этим документом знакомились международные аудиторы, они начинали тихо паниковать. А рассматривать бизнес-планы международного образца Минэкономики не соглашалось.

    Была еще одна проблема, часто «стопорившая» процесс  подписания ИД. В соответствии с практикой, принятой во многих европейских странах, инвестор хотел получить гарантии на срок, позволявший ему дождаться отдачи от проекта. Однако белорусская сторона настаивала на прекращении инвестдоговора сразу же после введения объекта в эксплуатацию. Государство в принципе не хочет брать на себя гарантии на длительный срок. Если ранее в белорусском Инвестиционном кодексе была такая «революционная» норма, как обязательство не ухудшать в течение 5 лет налоговое и другое законодательство для всех инвесторов, то сегодня она сохранилась лишь для проектов, которые реализуются в малых городах.

    Еще одна проблема обозначилась совсем недавно – в связи с созданием Таможенного союза. Правилами этой организации оговорено, что оборудование, ввозимое для реализации инвестпроектов, приоритетных для стран ТС, тем более, если оно включено в перечень проектов, формируемых Комиссией ТС, может ввозиться беспошлинно. А вот беспошлинный ввоз сырья и материалов возможен только в том случае, если аналогичная продукция не производится на территории государств-участников ТС. Это означает, что теперь инвестор должен доказать право на нулевую пошлину, а для этого – сообщать о ввозимом оборудовании и материалах в Комиссию ТС. Т.е., теперь возможности беспошлинного ввоза оборудования, сырья и материалов для инвесторов – не гарантированы.

     

    Точка разрыва

    Желая ускорить приток ПИИ в национальную экономику, правительство выдало многим инвестиционным агентствам полномочия на представление интересов Беларуси в привлечении инвестиций. Но при этом платить им комиссионные никто не собирался. Неудивительно, что эффективность этой работы оказалась невысокой. Как посетовал летом этого года бывший вице-премьер Сергей Румас на расширенном заседании постоянного комитета при Консультативном совете по иностранным инвестициям при Совете Министров Беларуси: «Эти хозяйствующие субъекты использовали возможности, предоставленные правительством, исключительно в своих целях, облегчая условия ведения своего бизнеса».

    В результате договора со многими инвестагентами правительство расторгло, заявив, что не может налево и направо раздавать такого рода полномочия всем желающим.

    Более строго стали подходить к заключению инвестдоговоров и местные власти. Так, в Минске сейчас реализуется 128 инвестпроектов на сумму более $3,7 млрд., в том числе 66 из них стоимостью $2,7 млрд. – с участием иностранных инвесторов в соответствии с ИД. По словам заместителя председателя комитета экономики Мингорисполкома Дениса Еременко, после вступления в силу Декрета N10 появилось «много так называемых псевдоинвесторов», которые, «не имея ничего за собой, заключали договоры, после чего занимались торговлей предоставленными им земельными участками».

    Поэтому сейчас минские власти специально «разбивают» ИД на этапы, и в случае нарушения условий по каждому этапу готовы инвестора штрафовать. В частности, за нарушение сроков реализации проектов Мингорисполком уже расторг 14 договоров. По некоторым неудавшимся инвестпроектам ведется претензионная работа и издержки взыскиваются через суд, хотя в большинстве случаев городские власти стараются «разойтись» с неудавшимся инвестором мирно.

    Однако большинство расторжений ИД, как ни странно, инициировали сами инвесторы, не сумев выполнить взятые на себя обязательства в связи с возникшими финансовыми сложностями, изменением экономической ситуации или с учетом новых приоритетов в развитии бизнеса. За последние годы в Беларуси появился довольно объемный «черный» список – перечень расторгнутых инвестиционных договоров. Вот лишь некоторые, наиболее резонансные, разрывы отношений.

    К слову, такой печальной участи не избежал и самый первый из подписанных в нашей стране инвестдоговоров. 4 сентября 2007 г. Президент Беларуси одобрил инвестиционный проект литовской компании UBIG по строительству многофункционального комплекса на базе стадиона «Трактор» и уполномочил Мингорисполком заключить с инвестором ИД. UBIG является управляющей инвестиционной компанией, контролируемой литовским бизнесменом Владимиром Романовым, который и ранее занимался крупными проектами в спортивной сфере. В то время это был первый в Беларуси столь масштабный инвестиционный проект с зарубежной компанией – его стоимость превышала $300 млн.

    Для реализации проекта было создано СП «Стадиум», в котором литовской стороне принадлежит 75% акций, а Мингорисполкому – 25%. Предполагалось, что созданный комплекс станет собственностью СП «Стадиум». А до возврата инвестиций прибыль, получаемая в результате деятельности предприятия, будет направлена на реинвестирование – строительство жилых домов и административных зданий, а также на возврат кредитных ресурсов.

    Но недавно группа UBIG сообщила, что с момента подписания инвестдоговора «минские власти своим бездействием и чинимыми препятствиями подорвали реализацию проекта». UBIG обратился в Стокгольмский арбитраж за компенсацией убытков, которые компания понесла из-за срыва инвестиционного проекта в Беларуси. При этом инвестор подчеркивает, что компания не намерена покидать этот проект. Ранее литовская компания собиралась параллельно реализовать в Беларуси ряд инвестпроектов в сфере недвижимости – речь шла о строительстве жилых домов, а также домостроительного комбината. Посол Литвы в Беларуси Эдминас Багдонас отмечал в феврале 2008 года, что у литовских инвесторов, очень богатых компаний с чистым и легальным капиталом, есть большое желание выйти на белорусский рынок. «Счет идет на €2-3 млрд.», – сказал тогда Посол. Возможные сферы для литовских инвестиций: строительство, услуги, транспорт, логистика, энергетика, торговля, химическая промышленность.

    Между тем, экс-президент Конфедерации промышленников Литвы Бронисловас Лубис еще в 2008 году заметил, что литовские бизнесмены могли бы быстрее продвигаться вперед в реализации проектов в Беларуси, если бы рамки их бизнеса были определены более четко. «Хотел бы подчеркнуть, что мы хотим и будем участвовать лишь в тех тендерах и проектах в Беларуси, где изначально все для нас понятно: четко изложены принципы и условия их реализации, что можно зафиксировать в договорах и контрактах. Что также важно: в случае невыполнения этих условий одной из сторон это может стать поводом для международного суда. Со стороны может показаться, что это несущественные вещи. Но для бизнеса это принципиальные вопросы», – подчеркнул Б. Лубис.

    У немецкой компании Enertrag сорвался проект по строительству в Беларуси первого промышленного ветропарка. Инвестиционный договор о его строительстве Минский облисполком и Enertrag подписали в июле 2010 года. Ожидалось, что проект будет реализован в 2012 году. Немецкая компания намеревалась построить в Дзержинском районе промышленный ветропарк мощностью до 160 МВт. Комплекс должен был производить около 170 млн. кВт/ч электроэнергии – это примерно годовая потребность двух таких районов, как Дзержинский. Стоимость проекта оценивалась в €360 млн.     

    Компания создала в Минске бюро, которое производило разного рода замеры, привлекла Академию наук, которая должна была дать заключение по части окружающей среды, провела все подготовительные работы и даже изучила поведение летучих мышей. Enertrag успела вложить в проект €300 тыс. Но его реализация застопорилась, когда дело дошло до согласования в Минобороны. Там заявили, что «ветряки» высотой около 200 м. могут… нарушить работу радаров, которые располагаются недалеко от Дзержинска, а это снижает

    эффективность работы систем ПВО и может негативно сказаться на обороноспособности страны.

    Заметим, что радарная установка существовала и на момент заключения ИД, и то, что точка зрения военных стала известна так поздно – целиком на совести белорусской стороны. В результате вместо компенсации затрат за неудавшийся проект немецкой компании было предложено… разработать новый проект – по строительству ветропарка уже в другом месте.

    «Мы ожидали от Беларуси более корректного поведения, – заявил по этому поводу доктор Герд Хармс, консультант правления немецкой фирмы. – И для себя однозначно решили не продолжать больше дела с Беларусью и ее правительством». Компания решила не затевать тяжбу в международных инстанциях, поскольку судебные издержки потребовали бы еще €300-400 тыс. и просто свернула свою работу в нашей стране.

    Осенью 2008 г. на Белорусском инвестиционном форуме в Лондоне Минэнерго Беларуси и польская компания «Кульчик холдинг» подписали соглашение о сотрудничестве в области реализации проекта по сооружению Зельвенской угольной конденсационной электростанции (КЭС), а также по строительству необходимой инфраструктуры для экспорта производимой на ней электроэнергии в Польшу. К сожалению, этот проект также потерпел фиаско.

    Для его реализации планировалось создать 3 белорусско-польских СП: по строительству самой станции, по модернизации ЛЭП с целью экспорта электроэнергии и непосредственно для дистрибуции электроэнергии. До 2015 года польская компания собиралась построить линию электропередачи мощностью в 500 кВт, а до 2019-2020 гг. – увеличить мощности ЛЭП до 1 тыс. кВт. Причем, линия должна была работать как на поставки электроэнергии в Польшу, так и при необходимости в реверсном режиме – т.е., осуществлять поставки из Польши в Беларусь. «Кульчик Холдинг» собиралась полностью профинансировать этот проект.

    Однако в начале 2011 года на фоне обострившихся политических отношений с Европой инвестор отказался от реализации инвестпроекта в Беларуси. «Подобные большие проекты нужно делать вместе с банками. В силу нынешней атмосферы вокруг Беларуси было бы трудно профинансировать этот проект», – пояснил причину ухода из Беларуси владелец компании Ян Кульчик.

    Недавно Беларусь расторгла еще один крупный ИД – с МГК «Итера» по реализации амбициозного проекта «Минск-Сити». С этой целью россияне создали специальную дочернюю структуру – СООО «Минск-Сити», которая являлась заказчиком по проектированию и строительству делового центра. Доля «Итеры» в уставном фонде СООО «Минск-Сити» составляла 85%, остальное вложил Мингорисполкомом.

    Общая стоимость проекта, реализация которого началась в 2009 году, изначально оценивалась примерно в $5 млрд. Завершить строительство планировалось в 2020 году. Однако к февралю 2012-го «Итера» смогла привлечь лишь 0,5% от необходимых инвестиций. Компания объяснила ситуацию последствиями валютно-финансового кризиса в Беларуси, из-за которого проект стал убыточным.

    Глава «Итеры» Игорь Макаров просил руководство Беларуси пересмотреть условия реализации проекта. И приводил следующие аргументы: докризисные подсчеты предполагали затраты на стройку в размере $5,1 млрд., выручку от продаж – $6,8 млрд., прибыль – $1,7 млрд. Однако новая оценка показала, что хотя затраты и уменьшились до $2,5 млрд., выручка также упала – до менее $2,2 млрд. Таким образом, девелопер вместо прибыли мог получить убыток в $0,3 млрд. по причине изменившегося в связи с кризисом спроса на недвижимость.

    Игорь Макаров просил Президента Беларуси скорректировать сроки и объемы строительства с учетом будущего восстановления рынка, а также пересмотреть сроки переноса авиаремонтного завода, земли которого вошли в состав «Минск-Сити». По оценкам «Итеры», перебазирование предприятия обойдется в $200 млн., тогда как на продажах недвижимости в ближайшие два-три года инвестор сможет заработать лишь около $40 млн. Однако 16 февраля 2012 года в Беларуси было принято решение расторгнуть договор с российской компанией и приступить к поискам нового инвестора. Постановлением правительства от 25 июля договор был расторгнут и с еще одной дочкой «Итеры» – компанией IteraVnukovo Ltd, зарегистрированной на Кипре. Он предполагал перенос Минского авиаремонтного завода на территорию Национального аэропорта «Минск» и строительство там современного центра технического обслуживания и ремонта авиационной техники и центра бизнес-авиации.

     

    Последние «жертвы»

    Потерпел фиаско еще один потенциально крупный инвестдоговор. Согласно Указу Президента № 93 от 1 марта 2010 года государственный Генеральный резервный фонд Султаната Омана в лице созданного им в Беларуси ИООО «Орел Пропертиз Четыре» получил участок в Минске площадью 2,6 га в границах улиц Янки Купалы – Максима Богдановича – реки Свислочь в частную собственность без проведения аукциона за $10 млн. для строительства многофункционального комплекса. Одновременно с землей в собственность оманцев безвозмездно перешли помещение Национального выставочного центра «БелЭкспо», 2-я Городская клиническая больница и некоторые другие здания. На этом месте должен был быть построен пятизвездочный отель, элитные жилые дома и торговые комплексы. Реализация проекта должна была начаться в 2011 году, а завершиться – в 2016-м. Общий объем инвестиций оценивался более чем в $400 млн.

    Однако инвестор отказался от реализации проекта. «На каком-то этапе руководство резервного фонда Омана сочло, что их финансовые потоки должны быть перенаправлены», – пояснил причину председатель Мингорисполкома Николай Ладутько.

    Совсем недавно, в начале октября, стало известно о том, что Беларусь в соответствии с Указом Президента от 27 сентября расторгает ИД с иранской компанией Azarab Ind. Сo о реализации инвестпроекта по строительству и эксплуатации цементного завода в Ветковском районе. Соответствующий инвестдоговор был подписан в мае 2010 года. Предполагалось, что строительство цементного завода мощностью в 1 млн. т и стоимостью не менее $200 млн. завершится за 36 месяцев. Но инвестор так и не приступил к работам.

    Чуть ранее Постановлением N 865 от 19 сентября 2012 года правительство Беларуси расторгло инвестдоговор с зарегистрированной на Кипре компанией GTECH и «БТ Телекоммуникации». Он был заключен в начале 2011 года. Предполагалось, что инвестор создаст в Беларуси мониторинговый центр в сфере игорного бизнеса. Чтобы выбрать компанию, которая получит такое право, годом ранее провели конкурс. Его победитель должен был обеспечить круглосуточное получение соответствующими государственными органами полной и достоверной информации о работе игорных заведений в режиме реального времени. При этом должна была стать прозрачной информация об обороте денежных средств и выплате выигрышей игрокам.

    Компания GTECH должна была поставить программно-аппаратный комплекс и при необходимости совместимое с ним игровое оборудование. Согласно условиям, инвестор должен был создать центр мониторинга без привлечения государственных средств и обеспечить его функционирование в течение не менее 10 лет. Теперь созданием этого центра и внедрением специальной компьютерной кассовой системы занимается белорусская компания, ставшая победителем повторного конкурса.

    Между тем, еще в апреле 2012-го правительство лишило ЧУП «БТ Телекоммуникации» статуса инвестагента на представление интересов Беларуси по вопросам привлечения инвестиций. Это решение объяснялось завершением срока действия договора. Заметим, что компания «БТ Телекоммуникации» принадлежит известному белорусскому бизнесмену Владимиру Пефтиеву, и причина разрыва скорее всего в том, что и он сам, и его предприятие подпадают под санкции Евросоюза.

    Недавно Беларусь также расторгла договор с кипрской компанией Renaissance Investments Limited о представлении интересов государства по привлечению инвестиций. Такие полномочия ей были предоставлены в 2010 году. Ответственным за взаимодействие при реализации договора с кипрской компанией был назначен Могилевский облисполком. Кипрскую компанию интересовали в Беларуси предприятия легкой, химической и нефтехимической промышленности, в том числе ОАО «Могилевхимволокно» и «Белшина». Однако к реализации этих проектов она так и не приступила.

     

    Справка «Дела»:

    В феврале 2012 года в белорусском госреестре было зарегистрировано 937 инвестдоговоров, на финансирование которых планировалось привлечь $19 млрд. инвестиций. Из общего количества действующих инвестдоговоров завершена работа по 34, 198 ИД выполняются с нарушением сроков, а 33 проекта – приостановлены или

    даже не начаты по различным причинам.

    В Минске в 2011 году было заключено более 70 инвестиционных договоров на $1,89 млрд.

    Активнее всего инвесторы готовы вкладывать деньги в объекты торговли, общественного питания и бытового обслуживания (20 проектов на $195 млн.), учебные, научные, спортивные и культурно-развлекательные сооружения (15 проектов на $125,75 млн.), развлекательно-торговые и административные здания в составе многофункциональных комплексов (14 проектов на $736,6 млн.). В составе последних предусмотрено открытие 14 гостиниц ($1,1 млрд.). Еще 10 проектов предполагают строительство отдельных гостиничных комплексов (на $442,88 млн.), 11 – административно-офисных зданий и бизнес-центров (почти $303,5 млн.). Есть планы также по расширению сети СТО, автомоек, объектов придорожного сервиса, центров продажи автомобилей, возведению жилых застроек. На развитие производства направлены 7 проектов на $71,6 млн.

    По количеству реализуемых в белорусской столице проектов лидируют компании из России. За счет российского капитала в Минске возводится 18 объектов. По данным Мингорисполкома, в числе стран-инвесторов, вкладывающих средства в инфраструктуру города, также числятся Китай, Австрия, Великобритания, Катар, Чехия, США, Литва и другие страны. Сроки ввода в эксплуатацию большинства этих объектов – конец

    2013-го – начало 2014 года.

    Деловые и бизнес новости
      Добавить комментарий

      Календарь бизнес событий
      • выставки
      • презентации

      © Издательство «Дело (Восток+Запад)».

      Все права защищены.

      При использовании материалов активная индексируемая ссылка на www.delo.by обязательна.

      ISSN DELO (online) 1608-1404

      220004, Минск, пр. Победителей, 11

      email: delo@delo.by