DELO.BY, администратор журнала "Дело"

    Комментарии 26 Сен 2011 9:27

    «Война нервов» на валютном рынке

    Правительство решило отпустить курс рубля в «свободное плавание». Как далеко он «уплывет»?

    После нескольких месяцев полной неопределенности наконец-то обозначились перспективы развития отечественного валютного рынка. 30 августа Президент Беларуси обнародовал план вывода этого рынка из затянувшегося кризиса. Похоже, период неопределенности, начавшийся в феврале текущего года, завершился.

    Изначально казалось, что страна двинулась в направлении 90-х годов прошлого века (см. «Дело» №5/2011, «Жесткая посадка») или даже попыталась вернуться в советские времена («Дело» №7-8/2011, ««В светлое будущее» по заветам Ильича?»). Эти пути оказались тупиковыми, и в результате было принято трудное, но очевидное решение – вернуться в начало XXI века, то есть примерно на 10 лет назад. Хотя вероятность того, что ситуация начала 1990-х годов может повториться – еще не исключена.

     

    Опасные эксперименты

    Поскольку мы являемся свидетелями очередного изменения экономического курса, то наиболее актуальным становится вопрос о выборе оптимальных инструментов для инвестирования. Ведь если в начале 1990-х годов от рублей надо было избавляться как можно быстрее из-за их стремительного обесценивания, то в начале прошлого десятилетия лучшим способом сбережения были именно рублевые вклады. Так что очень важно не ошибиться в оценке того, каким именно путем пойдет Беларусь.   

    В общих чертах об этом рассказал Президент Александр Лукашенко 30 августа на совещании по вопросам социально-экономического развития страны.Оказалось, что руководство Беларуси рассматривало три варианта действий. 
    Первый – законсервировать текущее состояние. Реально это означало бы индустриализацию по советскому образцу, когда вся валюта концентрируется в руках государства, а население  и предприятия не имеют к ней свободного доступа. По словам Главы государства, этот вариант был отвергнут, так как в финансовом секторе и на валютном рынке нарастали риски и дисбалансы, что в скором времени могло сказаться на экономике. К тому же, Президент отметил, что «вокруг все живут по другим законам, по другим принципам».

    Второйвариант предусматривал поддержку жестко фиксированного курса. Забегая вперед, отметим, что его также отвергли, так как при этом сохранялся риск повторения сложившейся ситуации из-за негибкости управления валютным курсом. Фактически этот вариант представлял собой возвращение по уровню жизни населения примерно в 2005 год, чему соответствовал курс Br5000/1$. В марте-апреле именно о нем шла речь, когда было решено зафиксировать курс рубля после девальвации. Тогда еще рассматривалась возможность удержать его на этой отметке посредством валютных интервенций, для чего планировались новые внешние заимствования – кредиты МВФ, Антикризисного фонда ЕврАзЭС – и… приватизация. Кстати, именно под такой вариант развития событий Беларусь получила кредит антикризисного фонда ЕврАзЭС.

    По оценкам фонда, на поддержание финансовой стабильности в 2011-2012 годах Беларуси требовалось порядка $10 млрд. Аналитики этой организации исходили из того, что руководство Беларуси будет стремиться сохранить уровень жизни населения хотя бы на том уровне, который сложился после последней девальвации, то есть хотя бы в пределах $350. Но правительство решило не тратить золотовалютные резервы на зарплату, а обратиться к первому варианту и сконцентрировать валютные ресурсы в руках государства. Параллельно с этим были проведены специальные социологические опросы с целью: выяснить – как население Беларуси воспринимает подобные действия.

    И вот тут свое веское слово сказали минчане: около 90% жителей столицы выступили за свободное обращение наличной валюты в стране. И тем самым фактически спасли страну от нового эксперимента по возращению советской системы управления экономикой. Хотя, конечно, сыграло свою роль и мнение бизнес-сообщества, которое также оказалось категорически против подобного развития событий.

     

    Курс свободен?

    В результате было принято лежащее на поверхности решение – вернуться к единому курсу белорусского рубля, который будет определяться на основе спроса и предложения, а наличную валюту снова пустить в свободную продажу, хотя и по предъявлению паспорта. Предполагается, что первое время основная и дополнительная торговые сессии на Белорусской валютно-фондовой бирже будут сосуществовать. На дополнительной сессии курс будет намного выше официального, но в конце концов он должен стабилизироваться на некотором равновесном уровне, после чего официальный и рыночный курсы будут сближены посредством повышения официального.

     «Курс белорусского рубля будет определяться спросом и предложением. Как и любой товар. Мы искусственно поддерживать курс рубля не планируем,–заявил Президент Беларуси 30 августа. – После того, как этой валюты «нахватаются», образно говоря, все, кому она нужна, курс укрепится до равновесного. Так было во всех государствах. И мы это обеспечим. Ресурсы для этого есть. Весь процесс выхода на равновесный курс не займет много времени (по расчетам правительства и Национального банка). И мы будем иметь тот рыночный курс, о котором нас так просит и бизнес, и население».

    В начале сентября появилась информация, что срок открытия дополнительной сессии – 15 сентября. Таким образом, похоже, в правительстве рассчитывают, что валютные интервенции потребуются только на первое время, пока спрос и предложение валюты не уравновесят друг друга, и лишь в том случае, если колебания курсов будут значительными. Такого же мнения придерживается и председатель правления Национального банка Беларуси Надежда Ермакова: «Я не думаю, что курс выскочит в «заоблачность», потому что на черном рынке он сформировался на уровне Br10 тысяч за доллар и свыше 10 тысяч он не вырастет. А если там поднимут, то, пожалуйста! Кто к ним пойдет, если будет возможность легально купить валюту на дополнительной сессии?».

    На уже упоминавшемся совещании 30 августа прозвучали данные в обоснование уверенности правительства в быстром достижении валютного «равновесия». В частности о том, что поступление валютной выручки в Беларусь достигло своего исторического максимума и за семь месяцев 2011 года составило $25 млрд. При этом за май-июль 2011 года валюты в страну поступило на миллиард больше, чем было израсходовано. А положительное сальдо внешней торговли товарами в июле достигло $167,5 млн. Все это дало повод Президенту Беларуси отметить: «В последние месяцы мы научились жить, не расходуя золотовалютные резервы. И это результат не столько валютных ограничений, сколько коррекции проводимой макроэкономической политики». Кроме того, Александр Лукашенко сообщил, что до конца года, кроме экспортной выручки, в Беларусь будет дополнительно привлечено не менее $5 млрд. на выгодных для страны условиях от стратегических инвесторов. Более того, прозвучало требование вернуть в страну из-за рубежа не менее половины валютной выручки, недополученной белорусскими предприятиями. Общий объем этой выручки оценивается правительством примерно в $5 млрд.

     

    Кто терпеливее –

    тот и выиграет

    Разговоры о едином и равновесном курсе очень напоминают аналогичные речи, которые произносили официальные лица еще в самом начале кризиса – в марте-мае. Тогда равновесие так и не наступило. Но на этот раз есть серьезные основания считать, что новая попытка правительства и Нацбанка увенчается успехом. Если весной никаких реальных мер для обеспечения предложения валюты на внутреннем рынке не предпринималось, то сейчас это намерены сделать.

    Первым делом будут запрещены сделки на межбанковском рынке, а также все схемы в распределении валюты между предприятиями «вручную», которые использовались до настоящего времени. Фактически весь межбанковский рынок переместится на дополнительную торговую сессию. Это означает, что предложение валюты может оказаться довольно значительным.

    Конечно, первое время предприятия наверняка попытаются придержать валюту, рассчитывая на ее укрепление в дальнейшем. С другой стороны, импортеры тоже не будут спешить и попытаются отложить покупку валюту до тех пор пока Нацбанк не начнет осуществлять валютные интервенции. То есть можно ожидать, что начнется своего рода война нервов – кто  кого перетерпит.

    Исход этой схватки экспортеров с импортерами во многом определит Нацбанк, который и без валютных интервенций посредством различных инструментов может создавать на рынке недостаток или избыток рублевой ликвидности, что будет соответственно стимулировать или препятствовать предложению валюты на бирже. Если Нацбанку, конечно, разрешат проводить такие мероприятия. Именно  действия главного банка страны, по-видимому, даже в большей степени, чем валютные интервенции, будут определять ход торгов на дополнительной сессии в первые дни и недели после ее открытия. 

    И к этому уже готовятся. 31 августа заместитель председателя правления Нацбанка Николай Лузгин заявил, что в ближайшие дни предусматривается «зажатие» инвестиционных процессов и ужесточение денежно-кредитной и процентной политики. Кое-что было сделано уже в августе: в частности ставка рефинансирования с 1 сентября была повышена на 5 процентных пунктов с 22% до 27% годовых. В начале сентября Нацбанк полностью прекратил также выдачу разрешений на продление сроков возврата валютной выручки.

     

    Рискованное равновесие

    Таким образом, равновесный курс на этот раз, похоже, удастся нащупать. Однако это не приведет к решению всех проблем: есть большая вероятность того, что он окажется  нестабильным и начнет довольно быстро расти. Дело в том, что новый план по стабилизации валютного рынка фактически представляет собой начало инфляционно-девальвационной спирали. Отказавшись от фиксации курса Беларусь, собственно, уже вошла в эту спираль.

    После девальвации рубля в стране был запущен маховик инфляции, что в значительной степени уничтожило ее положительный эффект. Теперь правительство увеличивает зарплаты, и фактически объявило о новой плавной девальвации. Повышение зарплат и пенсий будет способствовать постоянному росту цен и создавать условия для дальнейшего ослабления белорусского рубля, против чего, регулятор, похоже, не возражает. Такой вывод можно сделать в частности из слов председателя правления Нацбанка Надежды Ермаковой: «Ключевым ориентиром будет рынок. Цель – найти «золотую середину» курса, которая действительно будет отражать реальность. Но сегодня реальность одна, а завтра – другая. Поэтому тот единый курс, который установится и будет официальным, также будет колебаться».

    Таким образом, не исключено, что в Беларуси будет продолжаться движение по инфляционно-дефляционной спирали. Остановить его можно либо возобновлением валютных интервенций, либо сохранением заработных плат населения в пределах $200. К какому-то из этих вариантов, в конце концов, мы и придем, но, похоже, лишь после того, как потратим некоторое время на раскручивание спирали инфляции и девальвации (в начале 1990-х на такие эксперименты ушло 10 лет).

    Правительство и Нацбанк, похоже, и сами не осознают, в какую историю они ввязались, рассчитывая на то, что равновесный курс установится на приемлемом уровне жизни населения. К сожалению, это маловероятно. Поэтому можно ожидать, что уже в ближайшие месяцы страну ожидает еще одно изменение валютной политики, хотя на этот раз и не столь глобальное. 

    Нацбанк, по-видимому, какое-то время будет искать ту самую курсовую «золотую середину, отражающую реальность», осуществляя при этом периодические валютные интервенции, объемы которых пока не понятны. Но как раз в них и заключен ключ к решению проблемы единого курса, поскольку наряду с проводимой в стране кредитно-денежной политикой он будет определяться масштабами валютных интервенций.

    Это совершенно очевидно: если, допустим, руководство страны будет готово тратить на поддержку рубля около $3-4 млрд. в год, то курс доллара может поддерживаться, по-видимому, на уровне в Br6-7 тыс., а если интервенции составят около $10 млрд. в год, то равновесный курс может опуститься даже ниже уровня в Br5 тыс.

    Но если валюту из резервов вообще не тратить, то белорусский рубль будет падать до тех пор, пока не установится равновесие между спросом и предложением валюты со стороны участников внешней торговли. На уровне Br8-12 тыс. за доллар, а то и выше! Это действительно будет равновесный курс, но выдержат ли его население и экономика – большой вопрос.

    Но даже и такой курс в значительной степени будет зависеть от действий Нацбанка и правительства, которые, как мы уже отмечали, могут стимулировать продажу валюты экспортерами на внутреннем рынке, тем самым поддерживая курс рубля на уровне ниже рыночного. А могут наоборот – стимулировать накопление валюты предприятиями, что будет оказывать давление на рубль, который ослабеет по отношению к текущему курсу.

    То есть, пока не установлено, сколько валюты руководство страны готово тратить на поддержку курса национальной валюты, а также окончательно не определена денежно-кредитная политика Нацбанка и правительства, разговоры о равновесном курсе не имеют ровно никакого смысла.

    То, что курс валюты устанавливает рынок – в условиях Беларуси полная иллюзия. Курс, в первую очередь, соответствует той финансовой политике, которую проводит государство, и лишь при условии наличия такой политики он будет определяться рынком. То есть, курс определяют одновременно рынок и государство.

    В экономически развитых странах, где с финансовой политикой уже давно определились, можно говорить о рыночном курсообразовании, и то довольно условно. Даже при изменении ставок Центробанков курсы валют там существенно меняются. В нашей же стране постоянно осуществляются действия, оказывающие значительное влияние на курс (то за счет эмиссии финансируются какие-то госпрограммы, то резко меняются размеры социальных выплат, Нацбанк то уходит с рынка, то возвращается, постоянно вводятся и отменяются запреты и разрешения). Именно такие действия, а не рынок, будут определять курс рубля до тех пор, пока руководство страны не установит для себя какие-то четкие и реальные экономические и финансовые ориентиры.

    И, прежде всего, правительству нужно определиться с тем, сколько валюты оно готово потратить на поддержку курса из резервов и доходов предприятий, и до какого уровня оно готово опустить заработную плату населения. А уже исходя из этого, можно будет сделать вывод о том или ином реально достижимом курсе белорусского рубля. Следовательно, выбор курса будет осуществлен не рынком, а правительством и Нацбанком.

    Попытка же опереться на курс, отражающий рыночную реальность, приведет, скорее всего, только к неприятному открытию: реальность для белорусской экономики выглядит непрезентабельно. Население может и не захотеть затянуть пояса так сильно. 

    Так что вывод правительства о том, что страна научилась жить по средствам, кажется некоторым преувеличением. Дело в том, что даже летом резервы мы все-таки расходовали. А к снижению импорта в последние месяцы привели, прежде всего, ограничения на приобретение валюты для импортеров. К тому же, еще не начался отопительный сезон. Для перехода на действительно рыночный курс Беларуси потребуется, по-видимому, не полтора-два месяца, а полтора-два года, и не экспериментов на выживание, а активных инвестиций и структурных преобразований.

     

    Шанс

    для спекулянтов  

    Выбор, который предстоит сделать руководству страны, будет определять и возможность заработать на рублевых депозитах в среднесрочной и долгосрочной перспективах. Если будет принято решение минимизировать валютные траты, а правительство начнет активно компенсировать населению и предприятиям материальный ущерб, то страна надолго застрянет в инфляционно-девальвационной спирали. Беларусь окажется примерно в ситуации начала 90-х годов прошлого века. Все будет расти довольно высокими темпами, на уровне нескольких процентов в месяц: инфляция, темпы ослабления рубля, ставки по рублевым депозитам и кредитам... Динамика этого роста будет зависеть от множества факторов, среди которых главное место будут занимать действия руководства страны. Поэтому зарабатывать на таких колебаниях будет довольно рискованно, хотя потенциальная доходность может оказаться очень высокой – десятки процентов годовых в валюте.

    Если же руководство страны определится с теми суммами, которое оно готово направить из доходов от приватизации и внешних заимствований на поддержание курса рубля, то есть уровня жизни населения, то нас ждет период относительной стабильности, в течение которого рублевые депозиты в течение нескольких лет будут приносить достаточно высокий доход. Таким образом, повторится история 2001-2005 годов.

    Но это – отдаленная перспектива. А в ближайшей перспективе есть другие не менее интересные возможности для увеличения капитала. Не исключено, что уже в первые дни после начала торгов на дополнительной сессии курс доллара существенно поднимется – до уровня в Br10 тыс., или даже выше, но затем снизится до Br7-8 тыс. Именно на это, похоже, рассчитывает Нацбанк. Если на пике курса конвертировать валюту в рубли и положить их на депозит, то на дальнейших колебаниях можно будет заработать 20-30% от общей суммы за очень короткий срок, а затем еще добавить к этому и проценты по рублевому вкладу. Разумеется, это очень рискованная операция, так как Нацбанк может сгладить возможные колебания, или же курс может надолго «застрять» на высоком уровне.

    Нельзя исключить и другие варианты развития событий. В частности, существует возможность резкого ухудшения ситуации на финансовом рынке страны. Для этого имеются довольно веские причины. Дело в том, что из  кризиса Беларусь собирается выходить, сохранив ту же структуру экономики и систему управления, которые, собственно, и привели к кризису.

    Фактически вместо структурных реформ власти хотят стабилизировать финансы за счет средств населения. То есть, можно сказать, что идея индустриализации осуществляется, хотя и с использованием рыночных инструментов. Но сама экономика остается нерыночной, а это значит, что выход из экономического кризиса будет медленным и трудным. При этом будет сохраняться вероятность возникновения нового подобного кризиса, вызванного дефектами управления.

    Кроме того, вкладчикам банков надо иметь в виду и вероятность замораживания или конверсии валютных депозитов в банках. Пока эта угроза как будто снята, поскольку правительство считает ее лишенной смысла. Действительно, в текущих условиях так оно и есть. Ведь как таковой валюты населения в банках нет, там есть только обязательства банков перед вкладчиками и заемщиками. Поэтому забрать валюту населения из банков сейчас физически невозможно. Такую операцию имеет смысл проводить только тогда, когда наблюдается быстрый отток вкладов, и когда на выплаты вкладчикам у банков не хватает собственных и возвращаемых по кредитным договорам средств. Но у нас сейчас, напротив, приток валюты населения в банки возобновился. 

    Но возникновение ситуации, когда мы столкнемся с очередным кризисом, и возникнет угроза новой волны изъятия валюты из банков, не исключено. Тогда обмен валютных вкладов на рублевые приобретет смысл. Кроме того, подобная операция улучшит и баланс Нацбанка, который сейчас имеет значительную валютную задолженность перед коммерческими банками. Чтобы снизить эту задолженность, ему придется использовать средства из золотовалютных резервов. А если национализировать валютные депозиты населения, то резервы можно сэкономить.

        

    Резюмируя

    После принятия решения о переходе на рыночное формирование курса белорусского рубля, Беларусь вступила в начало инфляционно-девальвационной спирали, и теперь выход из нее довольно проблематичен.

    В ближайшее время руководству страны предстоит сделать два выбора, которые будут определять динамику курса белорусского рубля в краткосрочной и долгосрочной перспективах. Степень жесткости денежно-кредитной политики Нацбанка предопределит динамику и величину курса в течение ближайших недель, а решение о  степени поддержки рубля и уровня жизни населения за счет золотовалютных резервов – валютный курс в течение ближайших месяцев.

    Если стране удастся выйти из инфляционно-дефляционной спирали, вложения в рублевые депозиты на несколько лет могут оказаться намного предпочтительнее депозитов в валюте. Но если стабильность рубля обеспечить не удастся, то размещение средств на рублевых депозитах станет слишком рискованным мероприятием.

    Так как структура экономики Беларуси и система ее управления не претерпели изменений, существует значительная вероятность наступления в ближайшие годы нового кризиса, вызванного аналогичными или другими проблемами в управлении, а также дальнейшего снижения темпов роста экономики и уровня жизни населения.

    Деловые и бизнес новости
      Добавить комментарий

      Календарь бизнес событий
      • выставки
      • презентации

      © Издательство «Дело (Восток+Запад)».

      Все права защищены.

      При использовании материалов активная индексируемая ссылка на www.delo.by обязательна.

      ISSN DELO (online) 1608-1404

      220004, Минск, пр. Победителей, 11

      email: delo@delo.by