Белорусы и рынок, belmarket.by

    Комментарии 4 Июл 2012 12:00

    Традиции семейного бизнеса в Беларуси пока не сформированы

    Предпосылок для создания отдельной организационно-правовой формы для семейного бизнеса в Беларуси нет и не будет.

    Семейный бизнес - та основа, на которой держатся многие развитые экономики Европы и мира. Например, в странах Евросоюза в среднем доля семейных предприятий превышает 75%. В государствах Латинской Америки она составляют 65-90%, а в США - больше 90%. Из семейных предприятий выросли такие крупные корпорации, как Ford, MW (Bayerische Motoren Werke AG), Wal-Mart, Mars, ALDI, Samsung и др.

    В Беларуси традиции семейного бизнеса пока не сформировались. Точнее, они были утрачены во времена советской власти, когда крупных фермеров называли кулаками, ссылали или расстреливали, а частные заводы и фабрики национализировали без суда и следствия.

    Важный элемент во всех странах.

    Сегодня вопрос развития семейного бизнеса в Беларуси приобретает актуальность. Председатель Совета по развитию предпринимательства Владимир Зиновский на заседании круглого стола "Семейное предпринимательство: международный опыт и перспективы развития в Республике Беларусь" отметил: "Семейный бизнес рассматривается как наиболее социально ориентированный, более справедливый с учетом интересов работодателей и работников, экономически эффективный и экологически сбалансированный".

    Именно так к этому пласту предпринимательства относятся в Германии. Как отметил начальник отдела малых, средних и семейных предприятий и организационного развития Федерального объединения германской промышленности Матиас Крэмер, там существует два подхода к определению семейной фирмы.

    Семейное предприятие в широком смысле слова - это когда максимум трем семьям принадлежит не менее 50% доли компании, при этом они не обязательно должны принимать участие в оперативном управлении предприятием. В узком смысле - это когда максимум двум семьям принадлежит не менее 50% доли компании и, по крайней мере, один из пайщиков участвует в управлении бизнесом.

    В Германии семейное предприятие не является какой-то особенной организационно-правовой формой.

    "У законодателя или налоговых органов нет никакой причины выделять семейные предприятия как отдельную организационно-правовую форму. Но у них есть определенная культура предприятия, которая их и отличает. Такие предприятия существуют, они важны. И политики должны смотреть, чтобы этот сегмент экономики не был ущемлен", - отметил М. Крэмер.

    В российской практике также нет отдельного статуса для семейных предприятий. Однако там уже создается определенная методология управления такого рода фирмами. В частности, как отметил председатель правления Ассоциации семейного бизнеса России Игорь Сагенбаев, руководимая им ассоциация создает определенные отдельные курсы корпоративного управления семейной компанией.

    Необходимость уникального подхода к этому объясняется тем, что семейные предприятия по мере их роста сталкиваются с проблемой "дележки портфелей", то есть распределения обязанностей и контроля за действиями сторонних сотрудников. Именно на этом этапе ломается огромное количество семейных бизнесов.

    Предприниматель с ограничениями.

    В Беларуси большинство семейных бизнесов работают в статусе индивидуального предпринимателя. К использованию именно этой формы организации предпринимательской деятельности белорусский бизнес подтолкнул Указ № 285, который ограничил ИП в найме работников только близкими родственниками. Однако ограничение - 3 человека, которых может привлечь предприниматель, ставит под сомнение перспективы развития семейного бизнеса в этой форме.

    "То количество, которое разрешает указ, недостаточное. У меня работают 4 близких родственника, и получается, что уже четвертый за бортом", - сказала индивидуальный предприниматель, вице-председатель Белорусского союза предпринимателей, член Совета по развитию предпринимательства в Республике Беларусь Екатерина Чижик.

    Она считает, для того чтобы семейные предприятия в Беларуси эффективно развивались, нужно увеличить количество наемных работников для ИП хотя бы до 10 человек. Почему, согласно указу, нельзя нанимать, например, тещу или двоюродного брата? Ведь эти люди могут жить под одной крышей, заниматься одним делом, но почему-то не могут работать в рамках одного бизнеса.

    Е. Чижик уверена, что для семейных предприятий в Беларуси нужно разработать уникальную систему налогообложения с уплатой налогов с бизнеса, а не с каждого из работников. В результате собственник бизнеса платил бы работникам столько, сколько посчитает нужным. Но в этом случае возник бы вопрос социального обеспечения работников и выплаты им в будущем пенсии.

    Начальник главного управления налогообложения физических лиц Министерства по налогам и сборам Михаил Рассолько напомнил, что, когда принимали Указ № 285, государство попыталось создать удобный механизм перехода предпринимателей в форму юридических лиц, где уже нет ограничений по количеству наемных работников. Однако, возразила Е. Чижик, юридическое лицо несет совершенно другую ответственность, в отличие от индивидуального предпринимателя.

    Профессор кафедры международного частного и европейского права БГУ Ян Функ подчеркнул, что ответственность владельца фактически не ограничена во всех организационно-правовых формах бизнеса.

    Субсидиарная ответственность существует и в унитарном предприятии, и в обществе с ограниченной ответственностью, и в обществе с дополнительной ответственностью. Причем она существует не напрямую. Законодательно закреплено, что акционер либо участник акционерного общества не несет ответственности по долгам юридического лица никаким личным имуществом.

    Но из общего правила есть важное исключение: в случае экономической несостоятельности, банкротства юрлица его участники, собственники имущества и иные лица, которые имеют право воздействовать на деятельность юридического лица, могут быть привлечены судом к субсидиарной ответственности.

    Белорусские суды равно привлекают к субсидиарной ответственности учредителей и унитарного предприятия, и ООО, и ОДО. Есть нюанс в отношении акционеров. Привлекают к ответственности только акционеров, которые контролируют деятельность акционерного общества.

    Акционер с одной акцией под санкции не подпадет, ответственность будет возложена на акционера, который контролирует предприятие. Но участник ООО или ОДО даже с долей 1% под такую ответственность подпадет. Тем более ответственность будет возложена на индивидуального предпринимателя, потому что у него она законодательно не ограничена. ИП отвечает по долгам всем своим имуществом.

    Ничего нового не придумаешь.

    Я. Функ поставил под сомнение целесообразность создания новой формы юридического лица - семейного предприятия. Он напомнил, что в белорусской правовой системе 10 организационно-правовых форм юридического лица, а если учитывать ИП, то 11 форм осуществления предпринимательской деятельности. В России их больше, в англо-американской системе права их в несколько раз меньше.

    "Такая форма, как семья, в гражданском праве отсутствует. Но в гражданском праве есть понятия "супруги" и "собственность супругов". Это общая совместная собственность. Это архаика, которая нам досталась от римского права. Суть совместного права собственности заключается в том, что каждый из сособственников может самостоятельно распоряжаться общим имуществом без согласия второго, согласие второго предполагается. Если муж совершает некие сделки с существующим имуществом, согласие жены предполагается", - отметил Я. Функ.

    По его словам, законодатель сделал только 3 изъятия: в отношении объектов недвижимости (нужно письменное согласие второго супруга), сделок, которые совершаются нотариально (без письменного согласия их осуществлять нельзя), и когда супруг или супруга действительно говорили, что они на сделку не согласны, и они могут это доказать.

    Для ведения семейного бизнеса такие ограничения крайне затруднительны. Именно это обстоятельство не позволило законодателю использовать общую совместную собственность для ведения бизнеса. 8 лет по национальному Гражданскому кодексу крестьянское фермерское хозяйство строилось на основе общей совместной собственности. Однако оказалось, что этот механизм не работает. Если есть общая совместная собственность супругов и ею могут распоряжаться и жена, и теща, и другие члены семьи, то непонятно, кто за это отвечает. Сегодня собственником имущества крестьянского фермерского хозяйства является оно само как юридическое лицо.

    Есть проблема в том, как делить предпринимательские комплексы в случае развода супругов. Я. Функ отметил, что белорусские суды очень неплохо делят телевизоры и холодильники, но совершенно не умеют делить предпринимательские комплексы.

    Самая большая проблема - это разделение унитарного предприятия. Потому что в этом случае нужно делить имущество в натуре. При разделе имущества в натуре есть проблема, что имущество постоянно изменяется. Вчера были деньги - сегодня их нет, вчера был станок - сегодня его нет.

    Но самое важное, что если имущество разделить, то субъект хозяйствования "умирает". И поэтому судебная практика привела к тому, что суд не делит имущество в натуре, а просто признает право общей долевой собственности (вместо общей совместной) на имущество унитарного предприятия. После этого супруги должны самостоятельно решить вопрос о разделении имущества.

    "Нет предмета для разговора о семейном бизнесе. Либо мы его строим на авторитарной основе: я единственный, и кому хочу, тому все раздаю, и это правильно. Либо мы его строим на классических основах юридических обществ и товариществ. Новую основу мы не придумаем. Главная проблема - как разойтись, а не как сойтись", - резюмировал Я. Функ.

    Деловые и бизнес новости
      Добавить комментарий

      Календарь бизнес событий
      • выставки
      • презентации

      © Издательство «Дело (Восток+Запад)».

      Все права защищены.

      При использовании материалов активная индексируемая ссылка на www.delo.by обязательна.

      ISSN DELO (online) 1608-1404

      220004, Минск, пр. Победителей, 11

      email: delo@delo.by