DELO.BY, администратор журнала "Дело"

    Комментарии 19 Ноя 2011 10:31

    Час быка на валютном рынке

    Ситуация, которая сложилась в белорусской экономике, пока благоприятствует спекулянтам. Но в ближайшее время она может кардинально измениться.

     

    После восстановления единого курса белорусского рубля наметилась некоторая определенность в отношении валютной политики государства. В стране вводится режим «управляемого плавания» национальной валюты, согласно которому ее курс должен колебаться в пределах уровня, обеспечивающего сбалансированность объемов спроса и предложения с минимальными интервенциями Нацбанка, направленными исключительно на ограничение резких колебаний. Так что, теперь уже можно спрогнозировать, смогут ли банковские депозиты в белорусских рублях служить надежным инструментом для вложения средств в ближайшей перспективе.

     

    Управляемое плавание

    Собственно, это та же программа действий, которую пытался реализовать Нацбанк еще до кризиса и на протяжении нескольких последних лет. Отличия только в деталях, хотя довольно существенных: ранее регулятор допускал весьма ограниченные колебания курса и осуществлял значительные валютные интервенции для поддержки высокого курса рубля. Теперь «разрешены» достаточно значительные колебания, а при интервенциях предполагается обойтись без расходования золотовалютных резервов. Кроме того, внебиржевой рынок фактически переведен на биржу.

    В принципе перевод экономики на такую валютную «самоокупаемость» выглядит довольно прогрессивным и рыночным. Однако с учетом ее текущего состояния это несет, пожалуй, больше негативных моментов, чем положительных.

    Во-первых,постоянные колебания курсов валют – это серьезное испытание для бизнеса, так как при этом продажа или покупка валюты оказывает слишком большое влияние на доходы и прибыль предприятия. Субъекты хозяйствования окажутся в условиях, когда для успеха бизнеса они должны будут ориентироваться не на производственные процессы, а на динамику курсов валют. Поэтому когда начнет формироваться тенденция к ослаблению рубля, экспортеры опять начнут придерживать валюту, а если рубль вдруг проявит признаки укрепления, импортеры отложат свои закупки. Все это будет увеличивать колебания спроса и предложения, и рынок может начать лихорадить. За рубежом подобные процессы также имеют место, но они гораздо слабее, так как курсы валют там колеблются не столь значительно, как сейчас в Беларуси. К тому же у нас они менее предсказуемы вследствие наличия намного большего количества игроков на рынке.

    Во-вторых,надо иметь в виду, что установление равновесного курса, при котором спрос на валюту на внутреннем рынке удовлетворяется предложением, ведет к резкому снижению уровня заработной платы населения и сокращению ВВП. То есть, к снижению уровня жизни людей и сокращению возможностей для развития малого бизнеса, ориентированного на внутренний рынок. Конечно, теоретически просто замечательно, что мы не хотим залезать в долги и стремимся сохранить государственную собственность и золотовалютные резервы для будущих поколений. Но надо иметь в виду, что ряды этих самых будущих поколений из-за такой экономии здорово поредеют – денег на детей у многих жителей Беларуси теперь просто не хватит. Это очень серьезная проблема, поэтому, возможно, правительству стоило бы найти некоторый компромисс между жизнью по средствам и в долг.

    Новый механизм курсообразования может просуществовать совсем недолго, так как со временем связанные с ним негативные моменты проявятся еще более существенно, чем сейчас. Когда в руководстве страны это осознают, не исключено, что политика на валютном рынке будет изменена. А именно: возможно значительное сокращение колебаний курса, а также возобновление Нацбанком валютных интервенций за счет золотовалютных резервов. То есть, можно ожидать постепенного дрейфа в сторону той системы, которая существовала во времена Петра Прокоповича.   

    Вдобавок, похоже, что четких представлений о том, какой именно курс рубля нужен Беларуси сейчас, у руководства страны нет. Президент Беларуси 21 октября на встрече с председателем правления Национального банка Надеждой Ермаковой и премьер-министром Михаилом Мясниковичем поручил им поддерживать курс на таком уровне, чтобы, во-первых, он соответствовал реальности, во-вторых, чтобы этот курс способствовал развитию экономики. Понимать под этим можно почти что угодно.

     

    Стабилизация –

    за счет населения

    Как бы то ни было, сейчас появилась возможность зарабатывать деньги на рынке рублевых вкладов посредством долгосрочных депозитов или же с помощью спекуляций, то есть посредством перевода рублевых сбережений в валютные и наоборот.

    Для достижения успеха в первом случае надо определить, насколько может измениться средний курс рубля в долгосрочной перспективе. Ситуация тут, к сожалению, остается довольно неопределенной, и что самое плохое – она зависит не только от объективных экономических факторов, которые можно как-то предсказать, но и от субъективных. А именно – от действий государства по повышению заработной платы в стране.

    Проблема в том, что уровень зарплат (в долларовом выражении), позволяющий обеспечивать равновесие на валютном рынке, еще только предстоит определить. Согласно расчетам Нацбанка, как сообщила на пресс-конференции Надежда Ермакова, к концу текущего года курс доллара по отношению к рублю предположительно будет находиться в пределах Br7-8 тыс. за $1. Если учесть, что уже в сентябре средняя заработная плата в стране выросла до Br2,26 млн., такой курс соответствует заработной плате около $260-320 в эквиваленте.

    То есть  у каждого работника, а их в стране примерно 4,5 млн., государство отобрало по сравнению с максимальной зарплатой, достигнутой в декабре 2010 года, примерно $180-240. Экономия на зарплате, таким образом, составляет порядка $1 млрд. в месяц или $12 млрд. в год. Примерно на такую сумму снизится спрос со стороны населения, что приведет к падению объемов как чистого импорта потребительских товаров, так и промежуточных товаров, которые используются для производства белорусской продукции. Это снижение импорта выглядит достаточно значительным для того, чтобы обеспечить стабильность курса белорусского рубля.

     

    Расчет по долгам –

    за счет приватизации

    Конечно, остается открытым вопрос о расчетах по внешним долгам Беларуси, но, по крайней мере, за 2012 год, можно не беспокоиться. До конца текущего года в страну должно поступить $2,5 млрд. от продажи Белтрансгаза, $1 млрд. – кредит Сбербанка России, а также $440 млн. от антикризисного фонда ЕврАзЭС. Этого, в принципе, должно хватить для обслуживания внешнего долга. По данным Нацбанка, краткосрочные (на срок до 1 года) чистые затраты государства в иностранной валюте в период до 1 октября 2012 года составляют около $3,1 млрд. Эта сумма, как видим, даже несколько меньше поступлений, которые ожидаются уже до конца текущего года. А ведь в 2012-м ожидаются еще два транша кредита ЕврАзЭС. То есть, новых заимствований и доходов от приватизации для расчетов по своим обязательствам в 2012 году государству должно хватить.    

    Правда, в последующие годы ситуация ухудшится, так как потребуется возвращать основную сумму долга по кредиту МВФ. С ним ситуация пока неопределенная. С одной стороны, очень острой необходимости в получении нового кредита от Фонда в текущем и следующем годах нет, но в 2013-м он был бы весьма желателен. Но здесь возможны проблемы, связанные с политической оценкой ситуации в нашей стране со стороны некоторых директоров МВФ, хотя, в принципе, они решаемые.

    Состояние валютного рынка страны во многом зависит от того, как жители Беларуси отнесутся к потере около $200 из своей ежемесячной зарплаты. Впрочем, ожидать какого-то серьезного напряжения в обществе в связи с этим вряд ли стоит. Ведь фактически мы должны переместиться по уровню доходов всего на несколько лет назад. Еще в январе 2010 года средняя начисленная заработная плата в Беларуси составляла Br1 млн., то есть всего около $330. Ее рост до $500 произошел только в конце прошлого года, и на этом уровне мы задержались ненадолго.  

    Не приведет к катастрофе и ожидаемое снижение ВВП, так как правительство хотя и периодически грозит предприятиям прекращением господдержки, но в пожарном порядке создает альтернативу посредством организации холдингов. Насколько можно понять, такие объединения создаются именно для того, чтобы прибыльные предприятия направили свои ресурсы на поддержку убыточных. Это позволит сбросить бремя поддержки экономики с плеч государства, на также предотвратит всплеск безработицы и массовые банкротства.   

     

    Требуется терпение

    Из всего вышесказанного следует вывод, что стабилизация курса белорусского рубля, похоже, вполне возможна на уровне, обеспечивающем среднюю заработную плату примерно в $300 в месяц (плюс-минус несколько десятков долларов). Можно было бы, конечно, попробовать рассчитать цифру равновесного курса более точно, но это вряд ли возможно. Слишком много непредсказуемых факторов влияет на экспорт и импорт. К тому же, надо рассчитывать не курс, а зарплату, так как именно ее величина определяет курс.   

    Так что лучше набраться терпения, как нам и советуют государственные чиновники самого разного уровня, и подождать. Но не улучшения ситуации в экономике, а момента, когда равновесный курс будет установлен экспериментальным путем. Это произойдет в течение ближайших двух месяцев, когда проявится влияние на курс отложенного спроса, отопительного сезона и инфляции, которая скоро должна выдохнуться.     

    И лишь затем можно будет проанализировать факторы, которые будут влиять на динамику курса белорусского рубля в более или менее долгосрочной перспективе. На первое место среди них можно поставить, пожалуй, темпы роста заработной платы. Если руководство страны не выдержит взятого «тона» и начнет увеличивать зарплату, поползет вниз и курс белорусского рубля. 

    С одной стороны, руководство страны как будто понимает имеющиеся риски. В частности, 20 октября вице-премьер Сергей Румас на заседании Национального совета по трудовым и социальным вопросам заявил, что нельзя допустить, чтобы люди на повышенные зарплаты покупали товары, валюту. Поскольку в итоге снова повысятся цены, и опять придется повышать заработную плату. А это приведет к возникновению инфляционно-девальвационной спирали. А вот Президент Беларуси придерживается несколько другой позиции. На уже упоминавшейся встрече 21 октября он дал поручения правительству и Нацбанку, чтобы реальные доходы обеспечивали жизненный уровень не ниже того, который был достигнут в 2010 году. Укладывается ли в эту формулировку минимальная зарплата, которая будет найдена в результате установления равновесного курса, неизвестно. Вполне возможно, что искомая «равновесная» зарплата соответствует реальным доходам населения не 2010-го, а 2009-го, а то и более раннего года. Это значит, что правительству, возможно, все-таки придется повышать зарплату. Следовательно, риск сорваться в инфляционно-девальвационную спираль существует, и он довольно высок.

     

    Импорт выдохся.

    Инвестиции – тоже

    Кроме заработной платы при обсуждении динамики курсов валют традиционно рассматривается ряд фундаментальных факторов, среди которых на первом месте, пожалуй, находится динамика экспорта и импорта. Если экспорт выше импорта, то национальная валюта должна укрепляться, ниже – есть основания для ее ослабления.

    Ситуация во внешней торговле пока кажется неоднозначной. За счет девальвации рубля Беларуси удалось обеспечить положительное сальдо внешней торговли товарами и услугами в июле и августе, в результате чего по итогам января-августа отрицательное сальдо было уменьшено примерно до $2 млрд. с $3,6 млрд. по итогам аналогичного периода 2010 года. Но после начала отопительного сезона положение рискует ухудшиться. Кроме того, предприятия могут увеличить покупку валюты для реализации инвестиционных проектов, которые были заморожены на период кризиса.

    Впрочем, правительство придерживается оптимистичной точки зрения на происходящие события. Михаил Мясникович  на заседании Совета Министров по вопросам развития импортозамещения 11 октября сообщил, что  Беларусь в 2012 году должна выйти на положительное сальдо внешней торговли товарами и услугами в объеме $1,8 млрд. Правда, судя по его дальнейшему выступлению, это не точный прогноз, а скорее благие пожелания – цель, которую хотелось бы достигнуть.  

    Следующий фактор, имеющий важное значение для курса рубля, это приток иностранной валюты в страну в виде инвестиций. Причем в данном случае особое значение имеют инвестиции, сопровождающиеся покупкой товаров в Беларуси, а не за рубежом, как это происходит у нас чаще всего. Тут Беларуси похвастаться нечем. Инвестиции есть, но их немного, и они часто носят связанный характер. Конечно, и в этом случае они могут оказать укрепляющее влияние на курс, но только в весьма далекой перспективе.

    Так, например, инвестиции, направленные на строительство атомной электростанции в Беларуси, в краткосрочной перспективе будут скорее не поддерживать рубль, а ослаблять его! Поскольку реально валюта уйдет за рубеж, а финансирование проекта в белорусских рублях приведет к росту доходов населения и, соответственно, объемов импорта потребительских товаров. И только в долгосрочной перспективе собственная электроэнергия должна поддержать национальную валюту.      

    Но пока инвестиций крайне мало в принципе. Финансовый кризис заставил многих потенциальных инвесторов отложить реализацию своих планов. Поэтому за январь-август 2011 года прямые иностранные инвестиции на чистой основе (без учета задолженности существующим инвесторам) составили всего $1,1 млрд.

     

    Процентные ставки

    Существенное значение для курсов валют имеют и процентные ставки. Фактически это один из способов увеличения доходов предприятий и населения. Чем ниже ставки, тем более доступны кредиты. Тем выше спрос на импорт, и соответственно, ниже курс национальной валюты. 

    Политика Нацбанка в этом отношении пока неясна. В принципе, специалисты банка понимают, что ставки надо было бы держать на уровне выше инфляции, но опасаются осуществить это на практике, так как это нанесет ущерб экономике. Как сообщила Надежда  Ермакова, ставку рефинансирования Нацбанка не будет смысла увеличивать, если банковская кредитная задолженность в стране расти не будет. Но если задолженность начнет повышаться, то Нацбанк будет не только поднимать ставку рефинансирования, но и сокращать инструменты рефинансирования банков по поддержанию ликвидности. Такая политика понятна, но она годится только на время острого кризиса. И как только он завершится, она должна быть пересмотрена.

    Среди факторов, влияющих на курсы валют, находится и… политика. Это хорошо видно и по прежнему опыту Беларуси – население постоянно увеличивает объем покупки валюты перед выборами и в периоды обострения отношений между нашей страной и, например, Россией. В свою очередь руководство Беларуси перед выборами обычно активно увеличивает заработную плату, что затем оказывает давление на рубль. Но в ближайшее время на политическом горизонте возникновение значительных кризисов маловероятно, хотя в целом ситуация станет более нестабильной, так как жизненный уровень населения значительно снизится. Серьезным испытанием, возможно, станут лишь следующие выборы Президента. Но, похоже, к ним уже сейчас идет подготовка. По крайней мере, продекларировано стремление Беларуси накапливать резервы, не тратя их на поддержку белорусского рубля.

    Но возникает вопрос: а зачем стране вообще резервы, если она и так собирается жить по средствам? Резервы при таком подходе совершенно не требуются, надо только отдать текущие долги и забыть о накоплениях. То есть в этом случае сейчас следовало бы говорить не о резервах, а о накоплении ресурсов для возврата долгов. Резервы ведь обычно для того и создаются, чтобы поддержать экономику в периоды кризисов. Именно нежелание правительства поддержать экономику за счет резервов и привело к кризису на валютном рынке в начале текущего года. Пока мало кто обращает внимание на некоторую парадоксальность государственной политики в данном отношении. Впрочем, она имеет смысл, но только в одном случае: если резервы накапливаются для нейтрализации политических рисков.

     

    Спекуляции возможны,

    но затруднены

    Таким образом, в принципе, вложения в рублевые депозиты могут обеспечить высокую доходность (на уровне до 40-50% годовых в настоящее время), но только в том случае, если государство будет проводить жесткую денежно-кредитную политику, что пока не кажется гарантированным. Другое дело – спекуляции. Сейчас для них, кажется, самое время.

    Надежда Ермакова на пресс-конференции в октябре сообщила, что колебания курса могут составлять 5-10%. Это создает благоприятные возможности для спекуляций, так как это могут быть ежемесячные или значительно более краткосрочные колебания, происходящие, например, в связи с налоговыми выплатами и случайными факторами. То есть такую доходность можно будет получать каждый месяц. Таким образом, на спекуляциях можно заработать, по крайней мере, теоретически 5-10% в месяц только за счет игры на разнице курсов, что является очень большой цифрой по сравнению с доходностью рублевых вкладов, достигающей сейчас 3-4%.

    Однако на пути спекулянтов могут возникнуть препятствие в виде государственных органов. При  совершении сделок на бирже указывается цель, на которую покупатель приобретает валюту, и Нацбанк легко может идентифицировать спекулятивные сделки. Поэтому у юридических лиц, желающих заработать на колебаниях курса белорусского рубля, могут возникнуть проблемы. Чтобы затруднить спекуляции Нацбанк Постановлением № 448 от 17 октября 2011 года разрешил субъектам хозяйствования открывать только один специальный счет для хранения купленной на внутреннем валютном рынке иностранной валюты в одном из банков.

    А вот у физических лиц руки развязаны. «Если у гражданина есть деньги во вкладе, то он имеет право ими манипулировать и запретить такие спекулятивные моменты нет возможности, и, наверное, нельзя этого делать», – считает Надежда Ермакова. Правда, у физических лиц существует рыночное препятствие в виде высокой маржи банков между курсами покупки и продажи. В настоящее время она составляет несколько процентов. Конечно, маржа может быть снижена, если покупать валюту в одном банке, а сдавать в другом, но здесь могут возникнуть технические проблемы в виде отсутствия валюты.

     

    Вместо резюме

    Говорят, что самая большая рыба ловится в «мутной воде». Но тем, кто собирается рискнуть и поиграть на валютном рынке в ближайшей перспективе, стоит помнить, что текущая валютная политика правительства, предусматривающая значительные (до 5-10%) колебания курсов валют под влиянием динамики спроса и предложения иностранной валюты вскоре может быть пересмотрена. Хотя в краткосрочной перспективе ситуация благоприятна для спекуляций. Потенциальная доходность  в этом случае может составить 5-10% в месяц, или более 100% в год! Следует также понимать, что занятие это рискованное, так как операции юридических лиц на рынке отслеживаются, а сделки физлиц сопряжены с потенциальными потерями.

    Равновесный курс белорусского рубля, скорее всего, установится на уровне, соответствующем средней заработной плате в стране. Это около $300, что при текущем уровне зарплат соответствует курсу рубля по отношению к доллару в интервале Br7-8 тыс. Но на таком уровне курс может быть стабилизирован лишь при соблюдении ряда условий. А именно: проведения жесткой денежно-кредитной политики и отказа от дальнейшего увеличения зарплат за счет эмиссии. Тогда рублевые депозиты обеспечат доходность в пределах 40-50% годовых.

    В конце нынешнего – начале будущего года давление на курс могут оказывать также активизация инвестиционной активности и увеличение расходов на экспорт энергоносителей. Окончательно же ситуация с долгосрочными вложениями и доходностью спекулятивных операций должна проясниться в ближайшие месяцы, после того как наступит определенность с расходами на оплату энергоносителей и завершится снижение реальных доходов в связи с замедлением темпов инфляции. До этого момента инвесторам лучше придерживаться длинной валютной позиции.

    Деловые и бизнес новости
      Добавить комментарий

      Календарь бизнес событий
      • выставки
      • презентации

      © Издательство «Дело (Восток+Запад)».

      Все права защищены.

      При использовании материалов активная индексируемая ссылка на www.delo.by обязательна.

      ISSN DELO (online) 1608-1404

      220004, Минск, пр. Победителей, 11

      email: delo@delo.by