Delo.by,

    Комментарии 15 Июл 2014 9:30

    Остались при «своих»

    Национальная платежная система, если она и будет создана в России, вряд ли сможет составить серьезную конкуренцию Visa и MasterCard

    Константин Коржевич, специальный корреспондент журнала "Дело" в Москве

    «Козырная» карта…

    В промежутке между майскими праздниками президент России Владимир Путин подписал Закон «О национальной платежной системе» (НПС), который вступает в силу уже с 1 июля этого года. В соответствии с этим документом, созданием НПС должно заняться новое акционерное общество, подконтрольное Центробанку России (ЦБ). Причем ЦБ будет единственным акционером, по крайней мере, в течение двух лет. Вторым важным новшеством, вытекающим из норм закона, стало ужесточение условий работы в России международных платежных систем (МПС). В частности, их обязали внести на специальный счет в Центробанке обеспечительный взнос, равный сумме двухдневных переводов на территории страны.

    Как подсчитали аналитики Morgan Stanley, исходя из ежедневного оборота наличных и безналичных платежей по картам в России в $1,6 млрд., MasterCard должен будет разместить в ЦБ $1млрд., а Visa – $1,9 млрд. Кроме того, обе МПС обязали построить в России процессинговые центры, а также пообещали применять штрафные санкции в размере до 10% от размещенных в ЦБ взносов в случае отказа от предоставления услуг в одностороннем порядке.

    Столь бурная реакция российских властей на тот факт, что МПС чересчур легко «прогнулись» под американские санкции в отношении 4-х российских банков, оказалась неожиданной для Visa и MasterCard. Просчитав все «за» и «против», руководители МПС заявили, что при таком «раскладе» им проще вовсе уйти из России.

    На встрече с инвесторами в Бостоне гендиректор компании Visa Чарли Шарф сообщил, что требования России «просто выходят за рамки того, что мы были бы готовы сделать. Остается надеяться, что нам удастся достичь иного результата, нежели просто дождаться 1 июля и сказать, что мы не готовы продолжать работу».

    Аналогичным образом отреагировало и руководство MasterCard.

    Возникла любопытная ситуация: принимая закон, российские власти, вероятно, рассчитывали надавить на МПС появлением на этом рынке национального оператора-конкурента. Но всерьез воевать с компаниями, через системы которых сейчас проходит 90% внутрироссийских розничных расчетов, в правительстве явно не собирались. Действительно, доля России в общей прибыли МПС относительно невелика – от 2% у MasterCard до 3-4% у Visa. В деньгах этот показатель составляет соответственно порядка $160 млн. и $350-470 млн. в год. Так что, для обеих компаний было бы болезненно отказаться от растущего и потенциально очень емкого местного рынка, но все-таки не смертельно. А вот их уход на какое-то время парализовал бы безналичные расчеты в стране практически полностью. Ведь заявить о создании НПС – это одно, а создать ее реально – совсем другое.

    «Рассказы о том, что ее можно создать за три месяца, – это неправда, – говорит генеральный директор оценочной компании «Справедливая стоимость» Вадим Ткаченко. – Качественная система без каких-либо перебоев создается годами. Да, сейчас есть хорошие технологии и наработки, но и через год система не будет качественной настолько, чтобы население и бизнес спокойно смогли на нее перейти».

    Одним словом, большинство экспертов были уверены, что в итоге между правительством России и МПС будет достигнут какой-то компромисс. Тем более, что вскоре после заявления Чарли Шарфа министр финансов РФ Антон Силуановвысказался совершенно ясно: «Мы не можем отказаться от этих систем, так как более 90% пользователей платежных систем работает с ними».

    «Поскольку этот закон был принят как реакция на острую политическую ситуацию, не исключено, что системам все же удастся в ходе переговоров найти компромисс,– отмечал председатель правления банка «Авангард» Валерий Торхов. – Кроме того, даже при наличии отечественной платежной системы у россиян останется потребность в карточных услугах за рубежом».

    «Я надеюсь, что до этого дело не дойдет. Но, видимо, дело не дойдет и до того, чтобы Visa и MasterCard вносили на нашей территории какие-то депозиты»,–считает финансовый омбудсмен Павел Медведев.

    Так, в общем-то, и получилось: во время Международного экономического форума в Санкт-Петербурге состоялась встреча представителей международных систем с первым вице-премьером правительства России Игорем Шуваловым и главой Минфина Антоном Силуановым. На ней руководители Visa и MasterCard представили свои предложения по урегулированию ситуации. В частности, ими было предложено в течение 1,5 лет создать в России собственного оператора платежной системы: сначала – со своим партнерским процессингом, а потом – и со сменой зарубежных акционеров на российских. Скорее всего, эта идея будет одобрена руководством России и тогда проблема с депозитами отпадет. По крайней мере, дальнейшая эскалация невыгодна ни одной, ни второй стороне.

    …и дама в прикупе

    Что касается создания в России собственной Национальной платежной системы, то здесь эксперты также практически единодушны: дело нужное, поскольку, как показали недавние события, задачу безопасности национальной финансовой системы никто не отменял, но и непростое – по ряду причин. Во-первых, это потребует существенных затрат: на первоначальном этапепонадобится $10-20 млн. только для того, чтобы построить «свич» – процессинговый центр, куда будут поступать запросы и ответы по внутрироссийским транзакциям. Сейчас авторизация по картам Visa и MasterCard с запросом, достаточно ли средств на счете, направляется из российского магазина в процессинговый центр за границей, после чего возвращается в российский банк, выпустивший карту. А потом – опять же, транзитом через зарубежный процессинг, идет в магазин.

    Во-вторых, необходимо, чтобы национальный оператор в Центре обработки данных (ЦОД) имел тройное дублирование – основной, резервный и катастрофоустойчивый ЦОДы. Это также недешевое удовольствие.

    В-третьих,с точки зрения безопасности и устойчивости при любых возможных санкциях вызывает вопросы и технология производства карт – в первую очередь, использование чипа и программного обеспечения. То есть, вроде бы нужно, чтобы эти компоненты никоим образом не могли быть заблокированы американцами. А значит, нужны свои разработки, что теоретически возможно, но опять же – дорого и случится нескоро.

    «Когда говорят о национальной платежной системе, мне хочется спросить: до какой глубины она может быть национальной? Сервер, на который она будет повешена, он будет «выкован» в Туле или мы его купим в Америке? Если мы его сами начнем ковать, то из каких деталей? Которые мы купим в Америке, или которые сами начнем производить? Платы мы будем делать на каких станках? Которые купим в Америке, или сами их произведем?»– задается вопросами П. Медведев.

    Если же говорить о сроках построения системы, то большинство экспертов считают, что год – это тот минимальный срок, за который система могла бы просто заработать в тестовом режиме. Вспоминая опыт Беларуси, которая, уже прошла этот путь, можно предположить, что на построение более или менее стройной и работоспособной инфраструктуры на необъятных российских просторах уйдет от 3 до 5 лет. И это не учитывая времени на «подстраивание» под местные карты сети банкоматов и платежных терминалов. Стоит также отметить, что проблема расчетов за рубежом карточкой системы Белкарт не решена до сих пор.

    Сейчас Центробанк пытается определиться с возможным оператором. Собственно говоря, идей на сегодня три.

    Первая – создать совершенно новую компанию и выстраивать все с нуля, что, конечно же, потребует максимальных затрат.

    Вторая –использовать одну из существующих на российском рынке локальных платежных систем. Наиболее предпочтительные варианты – Универсальная электронная карта (УЭК, ее мажоритарным акционером является Сбербанк с долей 45,05%) или «Золотая корона» (ее оператор расположен в Новосибирске, и входит в группу компаний «Центр финансовых технологий»).

    В этом направлении ситуация сейчас изучается: с одной стороны, Сбербанк – структура, конечно, авторитетная, но это-то и отталкивает другие банки от участия в подобном проекте, так как они опасаются, что банк в итоге «подомнет» весь бизнес под себя. Кроме того, УЭК, по оценкам специалистов, соответствует требованиям на роль НПС не более чем на 40% – у нее только один ЦОД, а требуются три.

    Наиболее предпочтительным вариантом на сегодня видится как раз «Золотая корона». По оценкам аналитиков, она готова к тому, чтобы стать НПС, на 80%, хотя несколько областей требуют доработки. Например, системе предстоит построить третий ЦОД для обеспечения устойчивости на случай чрезвычайной ситуации на двух других ЦОДах (основном и резервном), которые у системы уже есть. Другой минус – отсутствие процесса, обеспечивающего дополнительный уровень безопасности платежей в Интернете (аналога 3D-Secure). На доработку этих и других недостатков, по мнению аудиторов, «Золотой короне» потребуется 3-6 месяцев.

    Третий вариант– самый дешевый, хотя и экзотичный. Речь идет об использовании китайской системы UnionPay. Она зарегистрирована в России с 2013 года, и с ней уже работают 12 банков. Обслуживание российских банков в рамках китайской расчетной системы может обойтись дешевле, нежели создание собственной платежной системы, особенно в первые годы ее функционирования. К тому же, у пользователей UnionPay нет проблем при расчетах практически в любой стране мира.

    Но здесь уже вступает в силу геополитика:

    «Никто не знает, захочет ли Китай завтра нам что-то заблокировать или нет, и останемся ли мы друзьями или завтра Забайкалье и Уссурийск будут присоединены к Маньчжурии, а платежная система UnionPay станет предметом торга в экономике двух стран?– рассуждает В. Ткаченко. – Логичнее создавать свою платежную систему».

    «Китай, как и США, регулирует свою платежную систему, и в случае возникновения у регулятора каких-либо претензий, ее использование может быть ограничено. Собственная платежная система представляется более безопасной, кроме того, ее доходы (а речь идет, между прочим, о комиссии в 1,5-2% от оборота – ред.)будут оставаться в России», – согласен с ним аналитик MFX Broker Сергей Некрасов.

    Резюмируя

    Поскольку закон о создании НПС в России принят, то, наверняка, работа в этом направлении начнется. К тому же для этого есть вполне резонные политические и экономические основания: необходимость обезопасить внутренние расчеты в случае продолжения практики санкций в отношении финансовых учреждений России, а также – желание составить конкуренцию зарубежным операторам, зарабатывающим, в общем-то, неплохие деньги на российском рынке.

    Но вот будет ли доведена эта работа до конца – большой вопрос. Может так получиться, что политический «ветер» вновь переменится, и Россия откажется от этого дорогого и достаточно технологически сложного для нее проекта. Но даже если систему доведут до логического завершения, учитывая опыт Беларуси, можно предположить, что она вряд ли составит серьезную конкуренцию МПС. И хотя граждане России сейчас массово инфицированы «вирусом» ультра-патриотизма, но, как показывает практика, они наверняка тоже будут, прежде всего, считать выгоду и оценивать удобство использования банковских карт. В вероятность же скорого выхода российской НПС даже на уровень UnionPay, не говоря уже о Visa и MasterCard, верится с трудом.

    Что же касается присутствия на российском рынке международных платежных систем, то, думается, никаких «революций» ждать не стоит. Да, они пошли на определенные уступки в плане процессинга и др., но по аналогичной схеме эти компании работают во многих странах – в частности, в Китае, во Франции и даже в Латвии! И пальму первенства в России у них, скорее всего, в ближайшее время никто не отнимет.

    Деловые и бизнес новости
      Добавить комментарий

      Календарь бизнес событий
      • выставки
      • презентации

      © Издательство «Дело (Восток+Запад)».

      Все права защищены.

      При использовании материалов активная индексируемая ссылка на www.delo.by обязательна.

      ISSN DELO (online) 1608-1404

      220004, Минск, пр. Победителей, 11

      email: delo@delo.by