Delo.by,

    Комментарии 26 Май 2014 14:39

    Нарушил – плати, не нарушил - владей

    Принятые в последние годы изменения в законодательстве, направленные на защиту прав собственности добросовестных приобретателей, позволяют улучшить деловой климат в Беларуси.

    Михаил Денисюк,

    заместитель начальника управления

    Генеральной прокуратуры Республики Беларусь,

    старший советник юстиции.

    Специально для «Дела».

    Обеспечение прав собственника– важнейшая задача всякой правовой системы, ее стержень в конечном счете. Особенно важно защитить добросовестного приобретателя имущества, т.е. лица, которое не знало и могло знать о каких-либо обременениях приобретаемого объекта и противоправности его происхождения.

    В этом плане белорусское законодательство разделяет общепринятые ценности. Согласно статье 44 Конституции Республики Беларусь, государство гарантирует каждому право собственности и содействует ее приобретению. Собственность, приобретенная законным способом, защищается государством. А Гражданский кодекс Республики Беларусь содержит целую главу, посвященную защите прав собственности и других вещных прав.

    В то же время, инструменты регулирования публично-деликтного права значительно отличаются от гражданского права, которое регулирует диспозитивные отношения равноправных субъектов и в достаточной мере обеспечивают охрану рассматриваемых прав. В частности, административно-деликтное право использует метод принуждения и характеризуется неравным статусом участников правоотношений. Более того, содержит ряд изъятий, ограничивающих возможности сохранности собственности в случае причастности соответствующего имущества к правонарушениям.

    В последние годы в законодательстве Республики Беларусь произошли позитивные изменения в сторону более эффективной охраны собственности, приобретенной лицами, не совершавшими административных правонарушений, что отражает курс государства на либерализацию экономики.

    Изъятия без компенсаций

    Кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях (КоАП), вступивший в силу с 1 марта 2007 года, в первоначальной редакции достаточно жестко относился к судьбе предмета правонарушения, орудий и средств совершения административного правонарушения. При этом различий между добросовестным и недобросовестным их приобретением не было. Вслучаях, предусмотренных статьями Особенной части КоАП, такие вещи подлежали конфискации независимо от того, в чьей собственности (на праве хозяйственного ведения, оперативного управления) они находятся.

    На практике это приводило к тому, что за соответствующий административный деликт, ранее совершенный третьим лицом, фактически расплачивался покупатель, который ни сном, ни духом не ведал о предшествующих нарушениях законодательства, совершенных при хозяйственном обороте товара.

    И это было актуально не только для таможенных правоотношений. Например, если уже «растаможенные» либо произведенные в Беларуси товары реализовывались, перевозились или хранились в нарушение установленного законодательством порядка, то, в случае их конфискации, товары безвозмездно изымались у фактического владельца (покупателя).

    Правда, у последнего тут же появлялось право взыскать уплаченную стоимость с виновного лица (продавца и др.). Однако это сопровождалось дополнительными финансовыми и временными затратами, судебными издержками, длительностью, а в ряде случаев и невозможностью взыскания.

    Кроме того, речь шла не только о пострадавших субъектах хозяйствования – конфискованное имущество могло быть изъято и у физического лица, ранее легально приобретшего его, например, в розничной торговле.

    Легализация незаконного

    Конечно, это не устраивало добросовестных участников рыночных правоотношений. Постоянно поднимаемый вопрос о защите прав добросовестных приобретателей обусловил принятие изменений в законодательстве.

    Так, в ноябре 2010 были внесены изменения и дополнения в КоАП, а именно – встатью 6.10, которая регламентирует вопросы конфискации как дополнительного административного взыскания. В соответствии с этим дополнением, конфискация не применяется в случаях, когда товары, являющиеся предметом административного таможенного правонарушения, были приобретены лицом, не совершавшим это административное правонарушение, в розничной торговле. А также в иных случаях – если указанным лицом в установленном порядке выполнены определенные актами законодательства требования, необходимые для помещения приобретенных товаров под таможенную процедуру выпуска для внутреннего потребления.

    Эти требования были определены в Указе № 140 от 26 марта 2012 года «О помещении под таможенную процедуру выпуска для внутреннего потребления товаров, являющихся предметом административного таможенного правонарушения». Он вступил в силу 13 апреля 2012 года и регламентировал, по сути, механизм «амнистирования контрабанды» – законной легализации обращения на территории Республики Беларусь товаров, незаконно ввезенных на территорию Таможенного союза*.

    Недопущение конфискации товаров – предметов административного таможенного правонарушения, приобретенных в розничной торговле, значительно снизило конфискационные риски физических лиц.

    Конец конфискациям

    Дальнейшее развитие защиты прав добросовестных приобретателей было обеспечено принятием Директивы № 4 «О развитии предпринимательской инициативы и стимулировании деловой активности в Республике Беларусь». Ее положения прямо предписывали принять самые серьезные меры по защите и развитию частной собственности, а также создать условия для беспрепятственного осуществления предпринимательской деятельности, в том числе, гарантировать добросовестным приобретателям имущества сохранение прав собственности и пользования этим имуществом. При этом указывалось на необходимость запретить конфискацию, иное изъятие имущества у субъектов предпринимательской деятельности, являющихся его добросовестными приобретателями, а при наличии спора о добросовестности приобретателя данную категорию дел рассматривать в судах в первоочередном порядке.

    Также в Директиве было дано указание пересмотреть существующую систему административной и уголовной ответственности за правонарушения в области предпринимательской деятельности, обеспечив соразмерность ответственности характеру правонарушения и степени причиненного вреда. В том числе путем исключения из статей главы 12 КоАП норм, предусматривающих конфискацию имущества, не находящегося в собственности лица, совершившего административное правонарушение.

    В целях реализации положений Директивы постановлением Совмина и Нацбанка в феврале 2011 года были утверждены соответствующие мероприятия, которые включали в себя разрешение вышеназванных вопросов.

    Итогом стал Закон, вступивший в силу 28 августа 2013 года, которым вносились изменения идополнения в Кодекс об административных правонарушениях и Процессуально-исполнительный кодекс об административных правонарушениях. Данным Законом уточнены ранее принятые запреты конфискации товаров-предметов административного таможенного правонарушения, приобретенных лицом, не совершавшим это правонарушение. Введен

    еще один запрет на конфискацию товаров: если они были приобретены на территории РБ у физического лица, не являющегося индивидуальным предпринимателем, для личного, семейного, домашнего потребления и иного подобного использования, не связанного с предпринимательской деятельностью (т.е., с рук), и если приобретатель не знал и не мог знать о совершении этого административного правонарушения.

    Кроме того, из санкций ряда норм Особенной части КоАП, предусматривающих административную ответственность за совершение конкретных административных правонарушений, было исключено указание на возможность конфискации товаров независимо от того, в чьей собственности они находятся. Таким образом, теперь в соответствующих случаях у добросовестного приобретателя, в том числе физического лица, безвозмездно изъять купленное имущество нельзя.

    В числе таких норм и часто применяемая на практике часть четвертая ст. 12.17 КоАП, предусматривающая ответственность за приобретение, хранение, использование в производстве, транспортировку, реализацию товаров без наличия требуемых документов или при наличии не соответствующих действительности документов.

    Нарушитель заплатит за все

    Важно отметить, что государство, дополнительно защищая добропорядочных субъектов, не ослабило хватку в отношении нарушителей законодательства. Вышеназванным Законом, корректирующим также статью 6.12 КоАП «Взыскание стоимости», предусмотрена возможность принудительного изъятия и обращения в собственность государства денежной суммы, составляющей стоимость предмета административного правонарушения, орудий и средств совершения административного правонарушения, в случае, если такое имущество не находится в собственности (на праве хозяйственного ведения, оперативного управления) лица, совершившего административное правонарушение.

    То есть, вместо того, чтобы нарушитель ответил перед государством уже не принадлежащим ему имуществом, причиняя убытки добросовестному приобретателю, теперь с нарушителя будет взыскана его стоимость в денежном измерении, а само имущество в неприкосновенности останется у законного собственника.

    Отметим, что помимо установления справедливости, это снимает также проблемы, связанные с реализацией конфискованных товаров.

    В декабре прошлого года тогда еще хозяйственным судом города Минска было рассмотрено дело в отношении индивидуального предпринимателя С. Предпринимателю вменялось совершение правонарушения, предусмотренного частью четвертой ст. 12.17 КоАП. Нарушением считался факт транспортировки в октябре 2013 года товаров при наличии товарно-транспортной накладной (ТТН), не соответствующей действительности. В ней был указан другой перевозчик – ООО «Д». При этом в ТТН отсутствовала информация о водителе, равно как и отсутствовал путевой лист, наличие которого необходимо в подобных перевозках. Не соответствовали действительности и содержащиеся в ТТН информация о получателе товаров и пункте их разгрузки, а также сведения о товарах в сравнении с их фактическим наличием.

    В то же время индивидуальный предприниматель С. не являлся собственником перевозимых товаров. Они принадлежали ООО «Т», факт чего был подтвержден представленными первичными ТТН, достоверность которых у суда сомнений не вызывала.

    По результатам рассмотрения дела на индивидуального предпринимателя С. был наложен штраф в размере 10 базовых величин, что составило Br1,3 млн., со взысканием стоимости товара в размере 120,7 млн. руб. Также было постановлено снять арест с товаров и возвратить их ООО «Т».

    *Подробнее об этом институте и порядке его применения см. статью «Амнистия… контрабанды», в «Деле», № 2/2014

    Деловые и бизнес новости
      Добавить комментарий

      Календарь бизнес событий
      • выставки
      • презентации

      © Издательство «Дело (Восток+Запад)».

      Все права защищены.

      При использовании материалов активная индексируемая ссылка на www.delo.by обязательна.

      ISSN DELO (online) 1608-1404

      220004, Минск, пр. Победителей, 11

      email: delo@delo.by