Delo.by,

    Комментарии 27 Июн 2014 11:26

    Поединки на «ковре» ВТО

    Высокий уровень тарифной защиты и меры нетарифного регулирования долгое время служили отечественным компаниям «щитом» от конкуренции с мировыми производителями. Ситуация изменилась после вступления России в ВТО.

    Татьяна Маненок,

    специально для «Дела»

    В августе 2012 года Российская Федерация стала членом Всемирной торговой организации (ВТО). С одной стороны, к этому времени Россия, Беларусь и Казахстан наконец-то создали общий рынок, но с другой – вступление России в ВТО, по сути, сделало его открытым для зарубежных компаний. А поскольку в Таможенном союзе (ТС) приоритет отдан правилам ВТО, то вместе с Россией де-факто в ВТО оказалась и Беларусь. Получилось, что наша страна вместе с РФ добровольно согласилась на постепенное снятие барьеров, защищавших отечественный рынок от зарубежных конкурентов.

    Правда, первый год работы по новым правил серьезных последствий для белорусских предприятий еще не принес. Это связано с тем, что Россия обеспечила для себя хороший уровень таможенно- тарифной защиты – после вступления в ВТО он составлял 9,5%. Для сравнения: у Украины этот показатель был равен 2,7%, у еврозоны – 2,8%. Кроме того, Россия смогла договориться о длинных переходных периодах (5-7 лет) в отношении наиболее чувствительных позиций.

    Пока без шоков, но пришлось понервничать

    В свое время в Беларуси провели анализ того, как повлияет вступление России в ВТО на реальный сектор нашей страны. Оказалось, что таможенно-тарифная защита белорусского рынка будет снижаться постепенно с 10,7% до 7,5% в течение 5 лет. В принципе, уровень таможенной защиты рынка «тройки» остался достаточно высоким, за исключением приблизительно 200 позиций, среди которых оказались такие чувствительные, как грузовики, пиво, шоколад, сухое молоко, мясо птицы, свинина и др.

    Благодаря российскому таможенному «зонтику» уровень защиты белорусского внутреннего рынка тоже пока не претерпел кардинальных изменений (90% импортных пошлин для Беларуси сохранились на прежнем уровне). К тому же было предусмотрено 108 изъятий из единого тарифа ТС. Под временной тарифной защитой – до вступления Беларуси в ВТО – остаются основные позиции белорусского автопрома: грузовые автомобили, транспортные средства специального назначения, автобусы, тракторы.

    В результате первый год членства России в ВТО шоков партнерам по таможенной «тройке» не принес, но все же заставил понервничать некоторых производителей. В частности, импорт продовольствия в страны ТС вырос на 10,9%, при этом поставки молока увеличились в 2 раза, сливочного масла – в 1,5 раза, риса – на 20%. Импорт чулочно-носочных изделий возрос в 2-3 раза, костюмов – на 30%. Всерьез встревожились производители комбайнов. Из-за падения ставки ввозной пошлины до 5% их импорт увеличился на 70%, при этом был зафиксирован 120%-ный рост ввоза комбайнов в Россию. Вслед за этим Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) пришлось ввести специальную защитную меру в отношении поставок зарубежных комбайнов.

    В целом же рост импорта в странах ТС за последний год составил около 8% при одновременном снижении объемов внутренней торговли внутри «тройки». Примечательно, что быстрее всего импорт рос в Беларуси – на16,5%, что было обусловлено в основном импортом машиностроительного оборудования для модернизации производства. Также в Беларуси зафиксирован рост на 22% импорта животноводческой и растениеводческой продукции.

    В Казахстане импорт вырос на 11,3%, и основное увеличение – в 1,5 раза – пришлось на текстильную группу товаров, а также на пищевую продукцию. В свою очередь, российский импорт увеличился на 2,5%, в основной группе роста оказались пищевая продукция, особенно свинина, а также текстиль.

    «Тепличный период» заканчивается

    С сентября 2013 года начался отсчет второго этапа снижения таможенных пошлин в рамках договоренностей России с ВТО. Это снижение коснулось 1,5 тыс. товарных позиций (более 10% от всей таможенной номенклатуры). Конкуренция на общем рынке «тройки» стала обостряться, что вызвало беспокойство у белорусского руководства. Чиновники забили тревогу по поводу ситуации на автомобильном рынке: если раньше российские и белорусские грузовые автомобили на рынке ТС занимали нишу в 50%, то за последние 5 лет их доля на российском рынке снизилась почти на 1/3.

    Кроме того, в рамках своих обязательств перед ВТО Россия была вынуждена отказаться от субсидирования национальных производителей. Этому примеру должны последовать и белорусы. Особенно чувствительна для Беларуси господдержка агропромышленного комплекса (АПК). В Едином экономическом пространстве (ЕЭП) ее размер предусмотрен на уровне 10% от стоимости, но Беларусь получила переходный период для поддержки своего АПК до 2017 года. В то же время обязательства по ВТО подталкивают Россию к пересмотру как самой методики, так и номинального значения оказания такой господдержки. Беларусь же настаивает на сохранении действующего порядка и уровня обязательств по господдержке сельхозпроизводителей.

    Ситуацию обостряет тот факт, что спешное создание таможенной «тройки» пока никак не стимулировало диверсификацию экономик ее стран-членов.

    Так, Россия по-прежнему стремится удерживать монополию на поставку именно энергоресурсов. Вопреки первоначальным планам странам «тройки» с 1 января 2015 года, когда планируется запуск Евразийского экономического союза (ЕАЭС), не удастся создать единый рынок нефти, газа и электроэнергии, и пока речь идет о 10-летней отсрочке проекта. Кроме того, в ближайшее время Беларусь, Россия и Казахстан сохранят систему квотирования поставок некоторых товаров на рынки друг друга. При этом товары этих стран в ЕАЭС, скорее всего, по-прежнему будут идентифицироваться как белорусские, российские и казахстанские, а не «союзнические».

    Все эти ограничения противоречат принципам классического интеграционного объединения. Сложилась парадоксальная ситуация: не успев создать единый рынок товаров, услуг, капитала и рабочей силы – то есть, завершить создание полноценной зоны свободной торговли и подготовить экономику стран таможенной «тройки» к внутренней конкуренции – партнеры по будущему ЕЭАС столкнулись с конкуренцией извне.

    При этом Беларусь уже сейчас фактически несет издержки от вступления России в ВТО, не являясь членом этой организации. Например, введение унифицированных тарифов на железнодорожные перевозки с 1 января 2013 года заставило белорусское профильное ведомство в несколько разы повысить внутренние тарифы, что обострило финансовое положение ряда предприятий, имеющих высокую транспортную составляющую в стоимости продукции (строительство, сельское хозяйство, лесная и деревообрабатывающая промышленность).

    Следует также иметь в виду, что если на фоне конфликта с Украиной Россия начнет агрессивно защищать свой рынок, то экономические потери Беларуси в ближайшее время могут увеличиться. Нашей стране теперь приходится копировать российские правила поведения на рынке, а это далеко не всегда отвечает национальным интересам.

    Премьер-министр России Дмитрий Медведев недавно пообещал, что российский бизнес «получит весь необходимый арсенал защиты, если в его отношении будут предприняты недружественные действия». Россия готова использовать для этого все имеющиеся возможности, в том числе полученные от членства в ВТО. «Не нужно стесняться. Там, где это обоснованно и законно – можно и «зубы показать», – заявил Д. Медведев.

    Россия-ЕС. Счет 2:2

    Правда, теперь возможности России вольно трактовать вопросы таможенно-тарифного регулирования ограничены обязательствами в ВТО. И желания российских чиновников поскорее включить инструменты защиты внутреннего рынка остудят неизбежные в подобной ситуации процедуры проведения расследований, предусмотренные правилами этой организации.

    Пример тому – введенный в этом году Россией полный запрет на импорт свиней и свинины из всех стран ЕС. Россия мотивировала этот запрет тем, что Еврокомиссия (ЕК) якобы не может пресечь угрозу заражения мяса в Европе африканской чумой свиней (АЧС). Отметим, в начале февраля при обследовании погибших в Литве кабанов было обнаружено, что они больны АЧС, а в конце февраля случаи этого заболевания были подтверждены и в Польше. Распространение вируса остановили соответствующие европейские ведомства.

    ЕК в течение долгого времени пыталась доказать России, что полный запрет на ввоз европейской свинины является непропорциональным (следствием стало снижение экспорта свинины в РФ из ЕС на 25%) и противоречит правилам ВТО. Но консультации с Россией и многочисленные попытки решить эту проблему на двустороннем уровне оказались тщетными. У Еврокомиссии не осталось иных рычагов, кроме как вынести вопрос на уровень ВТО, и 8 апреля текущего года было официально запущено расследование против России. В качестве одного из аргументов в споре, как отмечают СМИ, использовался пример Беларуси. Летом 2013 года в Беларуси также были зафиксированы случаи африканской чумы свиней, однако против нее Россия полного эмбарго не ввела.

    Угроза оказаться на «ковре» ВТО, судя по всему, возымела некоторое действие. По крайней мере, 25 апреля Россельхознадзор РФ предложил в течение двух месяцев провести инспекцию литовских и польских предприятий для рассмотрения возможности отмены временных ограничений на ввоз готовой продукции, содержащей свинину.

    Отметим, что это уже второй иск ЕС в ВТО против России. Первое расследование, начатое в прошлом году в отношении утилизационного сбора на автомобили иностранной сборки, завершилось не в пользу России.

    Вопрос введения утильсбора на иномарки стал своего рода тестом на соответствие РФ правилам ВТО. По сути, этот сбор являлся скрытой формой нетарифной защиты российских автопроизводителей. Россия ввела его с 1 сентября 2012 года, чтобы компенсировать снижение ввозных пошлин, график которых она согласовала при вступлении в ВТО (РФ в 2012 году снизила размер импортных пошлин на автомобили с 30 до 25%, а затем в течение 7 лет обязалась снизить до 15%). Причем, эту защитную меру РФ ввела только для импортеров автомобилей: своим производителям разрешили сбор не платить, если они возьмут на себя обязательство самостоятельно провести утилизацию. Разница в подходах вызвала резкую критику Евросоюза, поскольку это не совместимо с базовым требованием ВТО, запрещающим любые дискриминационные торговые меры между членами этой организации.

    Тема неоднократно обсуждалась на двусторонних переговорах всех уровней. После чего ЕС пригрозил России судебными разбирательствами в рамках ВТО. Вслед за этим Минэкономразвития РФ объявило, что утилизационный сбор будут платить и российские производители. Правительство РФ даже внесло в Госдуму соответствующий законопроект, который должен был вступить в силу с 1 июля 2013 года, однако этого не случилось, и разгоревшийся с новой силой в начале октября 2013 года спор между ЕС и Россией из-за утильсбора на автомобили, грозил перерасти в полноценную торговую войну.

    Параллельно Россия обжаловала в ВТО антидемпинговые пошлины, введенные ЕС против российской металлургической и химической продукции. Россия потребовала от ЕС прекратить использование методики «энергетических корректировок» при проведении антидемпинговых расследований в отношении российских товаров. Эта методика, предполагающая расчет стоимости товаров исходя из европейских, а не российских цен на энергоресурсы, как раз и позволяет ЕС выявлять демпинг российских товаров. Ежегодный ущерб для российских производителей от антидемпинговых мер составляет около $500 млн. в год.

    В свою очередь, ЕС все-таки подал иск против России в отношении утильсбора в суд ВТО. Это возымело действие. В октябре 2013 года Владимир Путин подписал закон, который с начала 2014 года ввел равные условия уплаты утильсбора для российских автопроизводителей и импортеров из третьих стран. Правда, российское правительство в целях защиты своих производителей выделило для них из бюджета деньги на компенсацию этого сбора.

    Кстати, Беларусь в рамках обязательств в «тройке» также вынуждена была ввести утильсбор с 1 марта 2014 года, что создало ряд проблем для отечественных производителей и работающих на рынке компаний. Беларусь по российскому примеру могла компенсировать этот сбор, однако найти деньги в белорусском бюджете на такую компенсацию оказалось очень сложно.

    К тому же, наша страна долгое время настаивала на том, чтобы утильсбор уплачивался по стране производства техники (в этом случае львиная доля сбора оставалась бы в белорусском бюджете), а не по стране назначения. Но настоять на своем Беларуси в рамках «тройки» не удалось.

    Сейчас количество исков России к ЕС и ЕС к России в рамках ВТО сравнялось. В настоящее время уже проходят консультации и разбирательства по двум искам ЕС к России по вопросу утильсбора и запрета на поставки свинины, а также по иску России к ЕС по так называемым «энергокорректировкам». В конце апреля этого года Россия подала в ВТО иск против «Третьего энергопакета» ЕС, в соответствии с которым собственниками расположенных на территории ЕС магистральных трубопроводов не могут быть компании, которые занимаются добычей газа. Такие компании (например, Газпром) должны либо продавать свои активы в ЕС, либо передать право на управление трубопроводами независимым компаниям из ЕС. По мнению России, эти требования противоречат обязательствам ЕС в ВТО, касающимся базовых принципов недискриминации и доступа на рынок.

    Протекционизм ведет в тупик

    Желание России оградить своих производителей от конкуренции и распространить эту защиту на всю «тройку» может помочь обеспечить ей временный промышленный рост. Однако очевидно, что подобный протекционизм принесет больше вреда, чем пользы, поскольку затормозит модернизацию и реструктуризацию экономик стран ТС и, таким образом, еще больше ослабит конкурентоспособность предприятий постсоветского интеграционного объединения.

    Фактически рынок «тройки» может оказаться полузакрытым для товаров, произведенных в ТС, но в основном – в России, поскольку ее вес во взаимной торговле ТС достигает 60%. В сложившейся ситуации низкие темпы роста товарооборота внутри самой «тройки», а также грядущие кризисные явления в экономике России, будут провоцировать торговые войны членов ТС против внутренних и внешних партнеров по отдельным товарам.

    Справка «Дела»

    В структуре взаимной торговли Таможенного союза на энергоносители приходится около 34%. При этом данная группа товаров занимает в торговле России свыше 44%, а Казахстана – более 40%. В то же время продукция машиностроительной отрасли в структуре торговли занимает лишь 19,2%. При этом на долю России приходится около 16%, Беларуси – около 31%, Казахстана – всего лишь около 9%. За последние несколько лет структура торговли в «тройке» практически не изменилась.

    Деловые и бизнес новости
      Добавить комментарий

      Календарь бизнес событий
      • выставки
      • презентации

      © Издательство «Дело (Восток+Запад)».

      Все права защищены.

      При использовании материалов активная индексируемая ссылка на www.delo.by обязательна.

      ISSN DELO (online) 1608-1404

      220004, Минск, пр. Победителей, 11

      email: delo@delo.by