Delo.by,

    Комментарии 15 Окт 2014 18:11

    Ледниковый период

    Обвал украинской экономики вкупе со взаимными санкциями Запада и России серьезно ухудшают конъюнктуру на традиционных для нас рынках сбыта. Такой поворот событий может надолго охладить экономический рост на постсоветском пространстве и больно ударить по белорусскому ВВП

    Алесь Герасименко, специально для «Дела»

    Зима надвигается с юга

    В сентябре МВФ в очередной раз ухудшил прогноз для Украины. Фонд ожидает, что в 2014 года ее экономика сократится на 7,25%, а в следующем – потеряет еще 4,25%. Дефицит платежного баланса может увеличиться до $7,5 млрд. и $11,5 млрд. соответственно. Также ожидается рост дефицита государственного бюджета до 7,25% к ВВП в 2014-м и до 8% в 2015-м.

    При этом оценка не является окончательной и может быть пересмотрена в сторону ухудшения, если конфликт на востоке страны усугубится, предупреждают в Фонде. Минские договоренности, конечно, дают хрупкую надежду на мир, но… могут обернуться для Киева потерей экономического контроля над предприятиями значительной части Донбасса, остающейся под контролем ДНР и ЛНР. Это может иметь не менее драматичное воздействие на ВВП страны, чем военные действия.

    Сейчас от бесконтрольного экономического кризиса Украину спасает лишь финансовая помощь кредитора последней инстанции – МФВ. В ходе недавнего заседания Совет директоров Фонда принял решение оставить без изменений размер программы standbyдля страны в 2014-2015 гг. на уровне $17 млрд., выделить очередной транш в $1,39 млрд. и смягчить условия предоставления дальнейшей финансовой поддержки. В частности, «скидка» сделана для показателей обязательного объема резервов Центробанка, дефицита госбюджета и объема гарантированного государственного долга.

    Объективно дела Украины как кредитополучателя сейчас обстоят не лучшим образом, но МФВ продолжает предоставлять ей дешевое финансирование, несмотря на высокие риски невозврата средств. Директор-распорядитель Фонда Кристин Лагард объясняет продолжение сотрудничества удовлетворительными, по ее оценке, реформами в стране.

    Очевидна политическая готовность стран Запада, которые имеют контрольный пакет голосов в МВФ, поддержать эту постсоветскую республику. Причем не только по линии МФВ, но и посредством выделения межправительственных кредитов, а также предоставления госгарантий.

    Впрочем, все эти меры пока лишь смягчают падение, но не выводят экономику Украины на траекторию устойчивого экономического роста. Спрос в этой стране в обозримом будущем останется подавленным, что с учетом важности данного рынка сбыта для Беларуси будет оказывать негативное влияние на работу белорусских предприятий.

    Заморозки на востоке

    Еще более болезненным для нас может стать устойчивое экономическое торможение в России, потребляющей около 40% белорусского экспорта товаров. По итогам I полугодия рост ее ВВП замедлился до 0,8% против 0,9% в аналогичном периоде 2013 году. В каком-то смысле началось «соревнование» в том, кто даст худший прогноз. По итогам года Минэкономразвития РФ ожидает замедления роста ВВП до 0,5%, Центробанк – до 0,4%, МВФ – 0,2%, ЕБРР – 0%.

    На следующий год ряд крупнейших инвестиционных банков, в частности Barclays и Morgan Stanley, уже пророчат России рецессию. Среди международных финансовых институтов первым о спаде заговорил ЕБРР, по оценкам которого, в 2015 году ВВП России сократится 0,2%.

    Ухудшение прогнозов связано прежде всего со взаимными санкциями Запада и России. Сейчас к «наказанию русских» присоединились несколько десятков стран, в том числе члены ЕС, США, Норвегия, Швейцария, Канада, Япония, Австралия и др.

    Из категории индивидуальных (против отдельных политиков, чиновников и подконтрольных им активов) санкции перешли в разряд секторальных. С конца июля ЕС, США и их союзники начали вводить запреты на торговлю российским оружием, поставку в Россию товаров двойного назначения, технологий нефтедобычи, ограничили возможность получить заемное финансирование некоторым банкам и корпорациям.

    Последнее обстоятельство уже вызвало проблемы с рефинансированием крупнейшей вало- и бюджетообразующей компании «Роснефть». После приобретения в прошлом году ТНК-ВР за 54 млрд. долл. (актив был куплен в основном за кредитные средства) у нее образовался крупный внешний долг.

    По данным российских «Ведомостей», на конец лета обязательства компании перед кредиторами составили порядка $44,5 млрд. Глава «Роснефти» Игорь Сечин обратился к правительству выкупить этот долг за счет Фонда национального благосостояния (ФНБ). Но беда в том, что у ФНБ, размер которого, к слову, составляет порядка 90 млрд. долл., нет свободных средств в таком количестве. К тому же «Роснефть» не одинока в своем прошении, за помощью к ФНБ обратилась попавшая под санкции газодобывающая компания «НОВАТЭК», которой надо почти $3 млрд.

    В этом году инвесторы получают слишком много отрицательных сигналов, вследствие чего западные банки и фонды сократили выдачу кредитов и займов корпоративному сектору России. Заметим, именно на европейских и американских финансовых рынках в прежние годы российские банки и предприятия черпали обильное и наиболее дешевое финансирование для своего развития.

    По данным Центробанка РФ, в I квартале т.г. положительное сальдо внешних заимствований (разница между новым привлеченным финансированием и возвратом прежних долгов) у российского бизнеса в США сократилось до $44 млн. против $139 млн. в аналогичном периоде 2013 года. По многим европейским странам положительное сальдо заимствований уменьшилось в десятки раз, а по некоторым ушло в минус: Нидерланды (-1,3 млрд.), Ирландия (-1,4 млрд.), Великобритания (-4,6 млрд.) и т.д.

    Еще нет информации по заимствованиям корпоративного сектора России за I полугодие, и тем более, по текущему периоду обострения санкций в августе-сентябре, но, будьте уверены, картина ухудшилась. Сейчас делаются попытки перевести каналы финансирования на азиатские рынки, однако мало кто верит в возможность заместить там выпадающий западный капитал.

    Во-первых, многие азиатские банки и фонды опасаются включаться в кредитование российской экономики из-за риска попасть под штрафные меры со стороны американских и европейских финансовых институтов (подобные прецеденты уже случались вокруг санкций, наложенных на Иран и некоторые другие страны). Во-вторых, стоимость финансирования растет вслед за рисками его представления.

    Все это весьма серьезно для России, корпоративный долг которой перед иностранными кредиторами превысил 650 млрд. долл., что составляет почти 35% к ВВП. Ситуацию усугубляют общие панические настроения инвесторов и населения, выражающиеся в резком ускорении оттока капитала за рубеж. По данным Банка России, чистый вывоз капитала банками и предприятиями в I полугодии 2014 г. по сравнению с аналогичным периодом 2013 года увеличился в 2,2 раза до $74,6 млрд. По прогнозам большинства экспертов, до конца года он достигнет $100-120 млрд.

    Именно проблемы с финансированием и вероятное сокращение инвестиций в основные фонды рассматривается аналитиками в качестве основного фактора замедления экономики России.

    Девальвационная лихорадка

    Текущее и ожидаемое ухудшение конъюнктуры на традиционных для нас рынках связано не только с угнетением экономического роста. Не менее серьезным вызовом становится обвал российского рубля и украинской гривны. Первый в течение III квартала (по 24.09.2014 года) обесценился к доллару США примерно на 12%, вторая – на 15%, тогда как наш рубль – только на 3%, в результате чего он значительно укрепился к обеим этим валютам. А еще к этому стоит добавить непривычное для нас усиление курса белорусского рубля к евро за неполный III квартал на 2,4%.

    Получается, что только за счет разницы курсов условия для продвижения белорусских товаров и услуг ухудшились в странах и регионах, на которые совокупно приходится более 90% нашего экспорта!

    При такой конъюнктуре у нашей валюты не остается другого выбора, кроме как продолжить или даже ускорить падение к доллару. Особенно, если учесть что именно девальвация рубля по отношению к валютам стран – торговых партнеров в последние годы являлась одним из основных факторов поддержки белорусских экспортеров.

    Беларусь на фоне проблем Украины и России вынуждена продолжить жесткую кредитно-денежную политику, чтобы сохранить контроль над валютным рынком хотя бы в части поступательной девальвации, и обеспечить реально положительные ставки по рублевым депозитам. А значит, о скором удешевлении кредитов, чего так ждут субъекты хозяйствования, придется забыть (хорошо, если ставки удастся удержать на нынешнем уровне, без повышения). Если же власти волевым решением смягчат денежно-кредитную политику, страна рискует повторить валютный кризис 2011 года.

    Сомнительная оттепель

    Факторы для ускорения роста белорусской экономики пока не просматриваются. Наш ВВП после некоторого «проседания» в начале года по итогам 7 месяцев смог прирасти на 1,5%. Однако даже этого скромного результата удалось достичь преимущественно за счет сектора торговли, который к аналогичному периоду 2013 года добавил 10%, тогда как обрабатывающая промышленность, формирующая почти четверть ВВП, оказалась в рецессии (-0,5%). Еще хуже сработал строительный комплекс, упав на 3,4%.

    Некоторые наши теоретики от экономики увидели огромные возможности на фоне ограничения Россией поставок на свой рынок европейских продуктов питания. И даже заговорили о новом драйвере для белорусской экономики.

    Действительно, ответные санкции Кремля коснулись значительных по объему потребления товарных групп, но давайте не будем переоценивать потенциал республики по насыщению российского рынка продовольствия. Сельское хозяйство формирует относительно небольшую долю в ВВП Беларуси (по итогам 2013 года – лишь около 7%), примерно столько же приходится на пищевую перерабатывающую промышленность.

    Производство основных продуктов питания быстро не увеличишь. А в нашей стране оно не просто не растет, оно – падает. Если оценивать группы продукции, которая оказалась под действием санкций, то в Iполугодии т.г. выпуск молока в стране уменьшился на 1,3%, реализация скота и птицы на убой – на 5,5%.

    Да, теоретически Беларусь может развивать на своей территории переработку европейского сельхозсырья и перепродавать готовую продукцию на российский рынок. Но будет ли реализован этот потенциал и в каком масштабе – пока говорить сложно.

    Зато свежи воспоминания о репрессиях со стороны надзорных органов России к некоторым белорусским предприятиям, использовавшим сырье из ЕС в недавнем прошлом. И перерабатывающие комбинаты вместе с потенциальными инвесторами из ЕС о них хорошо осведомлены, а потому несколько раз подумают, прежде чем ввязываться в какие-то серьезные инвестиционные проекты с прицелом на российский рынок. 

     


    Эксперт "Дела"

    Алесь Герасименко 

    Деловые и бизнес новости
      Добавить комментарий

      Календарь бизнес событий
      • выставки
      • презентации

      © Издательство «Дело (Восток+Запад)».

      Все права защищены.

      При использовании материалов активная индексируемая ссылка на www.delo.by обязательна.

      ISSN DELO (online) 1608-1404

      220004, Минск, пр. Победителей, 11

      email: delo@delo.by