Белорусы и рынок, belmarket.by

    Комментарии 27 Мар 2012 14:12

    Обратный отсчет

    Проблемы кредиторов в процессе ликвидации предприятий-должников должен помочь решить Декрет президента РБ "О внесении дополнений и изменений в Декрет президента Республики Беларусь от 16 января 2009 г. № 1", проект которого готовится в ВХС.

    После существенного упрощения процедуры ликвидации недобросовестные субъекты хозяйствования стали использовать ее как способ ухода от возврата долгов. В связи с этим Высший хозяйственный суд РБ взялся за разработку проекта декрета, промежуточный вариант которого стал предметом обсуждения на заседании круглого стола, состоявшемся 29 февраля в Минске.

    Мероприятие было организовано журналом "Юрист" в рамках совместного с Министерством экономики проекта по общественному обсуждению актов законодательства, направленного на улучшение предпринимательского климата в стране.

    Причины, приводящие к проблемным ситуациям в ходе процедуры ликвидации, обсудили юристы, представители Минэкономики, Мингорисполкома, Минюста и ВХС.

    По данным ВХС, количество исполнительных документов, возвращенных в связи с тем, что должник находится в состоянии ликвидации, за год возросло более чем на 60%. При этом рост реально ликвидированных предприятий намного меньше. Иными словами, все эти предприятия начали, но не завершили процесс ликвидации: ни ликвидировались, ни обанкротились.

    Причины очевидны: в процессе ликвидации находиться очень удобно - долги не растут, а поскольку законодательство надежно защищает предприятие, находящееся в стадии ликвидации, от любых действий кредитора, взыскать с должника ничего нельзя. При этом хозяйственная деятельность такого предприятия может продолжаться, поскольку запрет на нее после начала ликвидации не предусматривает реальных механизмов, препятствующих этому.

    Неограниченные сроки.

    В стадии ликвидации сегодня можно находиться бесконечно долго, причем в любой момент из нее можно выйти, а затем начать процедуру вновь.

    Между тем отсутствие законодательно установленного максимального срока ликвидации, равно как и отсутствие законодательно закрепленных последствий нарушения сроков ликвидации, - одна из главных причин нарушения прав кредиторов в процессе ликвидации.

    По мнению участников круглого стола, такие сроки должны быть установлены обязательно. При этом правовым последствием нарушения сроков ликвидации могло бы стать проведение ликвидации под контролем хозяйственного суда специально назначенным этим судом ликвидатором.

    "Срок ликвидации нужен. Мне кажется, что 1 год - это разумный срок: Сейчас недобросовестные собственники получили лазейку, которая позволяет оставить без возмещения любого кредитора", - считает замначальника главного управления юстиции Мингорисполкома Дмитрий Антоневич.

    Понятно, что речь идет о субъектах хозяйствования, которые заведомо действуют в ущерб интересам кредитора: "Предположим, субъект хозяйствования уходит в процедуру ликвидации и ничего не делает год, два. В результате инфляционных процессов деньги обесцениваются. Кредитор теряет от 3 до 10% ежегодно", - привел пример представитель Мингорисполкома.

    По его словам, на практике встречаются случаи, когда деятельность продолжается и после начала процедуры ликвидации. В том случае, если процедура ликвидации затягивается на срок больше года, к субъекту хозяйствования, по мнению специалиста, целесообразно применять принудительную ликвидацию.

    Как считает руководитель судебной практики ООО "Степановский, Папакуль и партнеры" Андрей Вашкевич, для определенных организаций необходимо ввести комитет кредиторов.

    Юрист согласен с тем, что необходимо также ввести ограниченные сроки для ликвидации: "Может быть, они должны продлеваться по соглашению с комитетом кредиторов: в практике есть случаи, когда добросовестный должник, добросовестные кредиторы, но у должника такой товар, который продается полтора года:".

    Отметим, что по итогам обсуждения в новой редакции проекта декрета максимальный срок ликвидации был установлен равным 9 месяцам с возможностью его продления до 12 месяцев. Кроме того, срок, в течение которого может быть предъявлено требование к ликвидатору, учредителю ликвидированного предприятия о взыскании кредиторской задолженности при нарушении процедуры ликвидации, был сокращен с 10 до 3 лет.

    Индивидуальный подход.

    Еще одна проблема - отсутствие дифференцированного подхода к ликвидации различных юридических лиц. По мнению специалистов, нельзя по одинаковой процедуре ликвидировать, например, БелАЗ и ЧУП с двумя работниками.

    "Один метод может не сработать. Нужна система. Кроме того, необходима дифференциация. Нельзя одинаково ликвидировать большое и маленькое предприятие: Возможно, для определенных организаций с определенной численностью или оборотом нужно вводить ликвидацию профессиональными ликвидаторами", - полагает А. Вашкевич.

    Конкуренция очередности.

    Ущерб интересам кредитора наносит также предусмотренная в законодательстве возможность прекращения исполнительных производств в отношении должника, находящегося в процедуре ликвидации.

    Такое правило в первую очередь было введено из-за разной очередности платежей для обычного и для ликвидируемого предприятий. Чтобы не допускать нарушения очередности платежей и не отслеживать, какие в каком суде имеются на исполнении исполнительные документы, была принята норма, что все исполнительные производства в отношении ликвидируемого должника прекращаются. Однако в результате недобросовестный должник получил карт-бланш на незаконное распоряжение имуществом.

    Представим ситуацию: имущество должника арестовано, в отношении его имеются исполнительные документы, а он объявляет о ликвидации. После этого его право распоряжаться имуществом уже ничем не ограничено, все аресты снимаются, исполнение прекращается. Хорошо, если он решит добросовестно реализовать имущество и рассчитаться с кредиторами, а если нет?

    По мнению А. Вашкевича, для решения этой проблемы имеет смысл обратить внимание на российский опыт. В РФ при ликвидации судебный исполнитель вправе контролировать, как осуществляется исполнительное производство. Кроме того, по мнению юриста, некоторые исполнительные производства, возможно, следует приостанавливать. Сохранение исполнительного производства, по его мнению, - это в какой-то мере сохранение мер обеспечения.

    Контроль за должником.

    Еще одна проблема, на которую обратили внимание участники круглого стола, - отсутствие законодательно закрепленного права кредиторов на контроль за ходом ликвидации должника.

    До ликвидации в рамках исполнительного производства по взысканию долгов с предприятия кредитор может ознакомиться с ходом исполнительного производства, с составом выявленного судебным исполнителем имущества и так далее. Однако с момента начала ликвидации кредитор уже лишен каких-либо прав. Например, он не может узнать, имеются ли у ликвидируемого предприятия какие-то долги, как проведена оценка имущества ликвидатором, когда и какие будут торги по реализации имущества должника и т. д. В результате имущество передается за бесценок "своим" кредиторам, а ликвидное имущество списывается и заменяется на металлолом.

    Во время ликвидации следует запретить совершение сделок, не связанных с ликвидацией, считает директор ООО "Брагинец и партнеры" Виталий Брагинец.

    По мнению юриста, суд по заявлению кредитора должен устанавливать запрет на отчуждение имущества ликвидируемого предприятия до представления промежуточного баланса. По его мнению, это позволит ограничить отчуждение имущества ликвидируемого предприятия.

    Между тем в законодательстве пока отсутствуют реальные механизмы, ограничивающие ликвидируемые предприятия в распоряжении своим имуществом и активами. Запрет на совершение сделок, не связанных с ликвидацией, существует. Но, во-первых, отсутствует четкое определение, какие сделки связаны с ликвидацией, а какие - нет. Во-вторых, в качестве санкции за нарушение выступает исключительно признание таких сделок недействительными. То есть опять кредитор должен идти в суд, платить пошлину и что-то доказывать.

    Все значимые действия - продление срока ликвидации, выход из нее, продажа значимых активов - должны производиться с согласия кредиторов или совета кредиторов, убежден А. Вашкевич. По его словам, это будет самая простая и не загружающая госорганы система: "Пусть ликвидатор или собственник собирает кредиторов, объясняет и добивается согласия. Надо выбрать какой-то регламент, две трети или простым большинством. Но должен быть и конечный срок, потому что возможно нарушение прав миноритариев", - считает юрист.

    Профессиональная ликвидация.

    Сегодня механизм назначения профессиональных ликвидаторов в законодательстве отсутствует. Разработчики декрета предлагают ввести институт профессиональных ликвидаторов при ликвидации предприятий с кредиторской задолженностью.

    "Зачастую нынешнего ликвидатора невозможно ни найти, ни подать претензию, ни привлечь к ответственности. Понятно, что не стоит требовать наличия профессионального ликвидатора по каждому предприятию, но в некоторых случаях это является целесообразным", - полагает заместитель главного редактора журнала "Юрист" Максим Половинко.

    Сложность, по мнению участников круглого стола, заключается в определении критериев для предприятий, ликвидацией которых будут заниматься профессионалы. Кроме того, на сегодняшний день ни один госорган не может в реальном времени обеспечить то количество людей, которые нужны для процесса ликвидации предприятий-должников. Ликвидируется около 25 тыс. предприятий в год, основная масса предприятий-должников - мелкий и средний бизнес.

    Управляющий партнер ООО "Архипенко, Горецкий и партнеры" Дмитрий Архипенко не видит оснований для введения ликвидации профессиональными ликвидаторами, если процесс ликвидации идет нормально. Другое дело, если сроки прошли, имеются основания для принудительной ликвидации, присутствуют явные нарушения. В этом случае, считает юрист, можно вводить принудительную ликвидацию профессиональным ликвидатором.

    Однако ситуация осложняется тем, что ликвидатор является достаточно неопределенной фигурой с правовой точки зрения. Определить законодательно его статус, права и обязанности довольно сложно.

    Иными словами, вопросов слишком много. Например, какой статус должен иметь профессиональный ликвидатор, кто он - должностное лицо или орган управления? Кем он назначается, каким профессиональным опытом должен обладать, какую нести ответственность, в каком прядке получать вознаграждение и т. д.?

    Кроме того, по мнению участников круглого стола, в декрете должна появиться понятная и легко применяемая норма о гражданской ответственности ликвидаторов и учредителей в случае нарушений порядка ликвидации, приведших к невозврату долгов кредиторам юрлица.

    В процессе обсуждения участники круглого стола выработали конкретные рекомендации по внесению изменений в проект документа, учитывающие практические аспекты ликвидации юрлиц. Предложения в настоящий момент рассматриваются в компетентных органах. Специалисты сходятся в том, что изменения в законодательство должны ограничить возможности для злоупотребления правом в сфере ликвидации, но при этом не должны создать дополнительные барьеры для добросовестных субъектов хозяйствования и нормального процесса выхода из бизнеса.

    НВ

    Деловые и бизнес новости
      Добавить комментарий

      Календарь бизнес событий
      • выставки
      • презентации

      © Издательство «Дело (Восток+Запад)».

      Все права защищены.

      При использовании материалов активная индексируемая ссылка на www.delo.by обязательна.

      ISSN DELO (online) 1608-1404

      220004, Минск, пр. Победителей, 11

      email: delo@delo.by