Delo.by,

    Комментарии 31 Май 2017 12:34

    Назад в будущее?

    Экономическое развитие человечества порой идет причудливыми путями, Карлом Марксом совсем не предусмотренными. Может ли технологический прогресс вернуть нас к средневековой модели экономических отношений?

    Денис Лавникевич, специально для «Дела»

    Сегодня мы наблюдаем переход общественного строя от индустриального в новое «общество знания». Пример центрального элемента индустриального общества – это завод, где по прописанным инструкциям выполняют рутинную работу и творческий подход не приветствуется, поскольку может нарушить конвейерный процесс. В «обществе знания» все наоборот – люди должны постоянно думать и находиться в творческом поиске. Если бы Билл Гейтс попытался управлять компанией Microsoft как обычным заводом, ничего бы из этого не вышло, потому что ему нужны люди, которые все время находятся в поиске оптимального решения, и если «спустить» им традиционные пятилетние планы, то это просто парализует всю работу.

    Промышленное производство в «обществе знания», конечно, никуда не денется. Однако оно радикально трансформируется благодаря технологическому прорыву, который мы наблюдаем с конца 80-х годов ХХ века. Суть этой трансформации – в переходе от производства индустриального к производству индивидуальному. Это касается и услуг (от финансовых до туристических), и энергетики, и телекоммуникаций…

    Беларусь в новой картине мира

    1 марта в Минске на XVIII Ассамблее деловых кругов «От взаимопонимания к взаимодействию» тогда еще замминистра экономики Ирина Костевич заявила: «Задача текущего года и последующих лет – обеспечение прироста экономики за счет новых высокотехнологичных и эффективных производств. Однако нужно признать, что до настоящего времени не обеспечены формирование пятого и шестого техноукладов. И так дальше продолжаться не может. Мы делаем ставку на развитие сектора малых инновационных предприятий».

    По ее словам, есть поручение правительства по созданию правовых условий для облегчения доступа частного бизнеса к созданным за бюджетные средства научно-техническим разработкам. Она рассказала, что в 1980-е годы в США было принято решение о безвозмездной передаче научно-технической продукции в частные руки при условии ее коммерциализации внутри страны и недопущения перепродажи прав на нее за рубеж.

    Но многие ли у нас разбираются в теории технологических укладов? Попробуем выяснить, что же это такое. Технологический уклад – совокупность сопряженных производств, имеющих единый технический уровень и развивающихся синхронно. Смена доминирующих в экономике технологических укладов пред­определяет неравномерный ход научно-технического прогресса. Принято считать, что сегодня для человечества актуален 5-й технологический уклад, который опирается на достижения в области микроэлектроники, информатики, биотехнологии, генной инженерии, новых видов энергии, материалов, освоения космического пространства, спутниковой связи и т. п. Сейчас происходит переход от разрозненных предприятий к единой сети крупных и мелких компаний, соединенных через интернет, тесно взаимодействующих в области технологий, контроля качества продукции, а также планирования инноваций.

    Однако наиболее развитые страны мира уже начали переход к 6-му техноукладу. Его ключевые факторы: клеточные технологии, наноэлектроника, нанохимия, молекулярная и нанофотоника, наноматериалы и наноструктурированные покрытия, биотехнологии, информационные технологии, социогуманитарные технологии, конвергенция нано-, био-, инфо- и когнитивных технологий. Его преимущество состоит в резком снижении энергоемкости и материалоемкости производства, в конструировании материалов и организмов с заранее заданными свойствами.

    Где же место Беларуси в этой картине «нового мира»? У нас любят рассуждать о стремительном развитии IT, трансплантологии и генной инженерии… Но промышленность Беларуси (основа национальной экономики) – это продолжающееся развитие 4-го технологического уклада, то есть середины ХХ века. Судите сами: ключевые факторы 4-го техноуклада – двигатель внутреннего сгорания, ракеты, атомная энергетика, компьютеры, лазеры, конвейерное производство, радиосвязь. Ядро уклада – автомобилестроение, нефтехимия, объединенные энергосистемы, атомная энергетика, электронная промышленность. Получается, что «белорусская модель» социального государства, при всех ее преимуществах для «простого человека», намертво законсервировала нашу промышленность на уровне 4-го технологического уклада. При этом практика развитых стран мира показывает: переход к очередному техноукладу (проще говоря – прогресс) обеспечивает прежде всего свободная предпринимательская инициатива. Бизнесмену выгодно освоить новую технологию, которая позволит его малому предприятию на равных конкурировать с большим государственным заводом. А вот государственному чиновнику лучше руководить сетью больших заводов советского образца. Ведь его зарплата не зависит от эффективности работы этих предприятий.

    Путь к «крафтовой» экономике

    Но прогресс не остановить. Сегодня в нашу жизнь проникают технологии, которые делают ненужными большие централизованные заводы, конвейерное производство – основу экономики классического капитализма. Производство и услуги становятся более индивидуализированными, приближенными к конечному потребителю. На смену массовости приходит индивидуализация. Самый яркий пример – 3D-принтеры или интернет, сделавший практически ненужными огромные библиотеки. 3D-принтер в гараже позволяет распечатать запчасть к автомобилю – и уже не нужна большая фаб­рика в далекой стране, вся инфраструктура транспортировки и продажи в фирменных магазинах. Компьютер на рабочем столе, подключенный к глобальной сети, избавляет от необходимости ехать в библиотеку, тратить полдня на поиски какого-либо факта или набора цифр.

    Изменения в технологиях происходят как некий комплекс явлений, взаимодействующих между собой. Идея индивидуализации продуктов и услуг зародилась еще до появления технических возможностей. Собственно, выражение «ручная работа, персональная версия», давно уже стало синонимом дороговизны и элитарности. Но вскоре бизнесмены поняли, что на индивидуализации можно еще больше заработать, и начался поиск решений, как это реализовать технически. Интернет, роботизация и гибкие производства – это первый вариант индивидуализации производственной системы. Ну а 3D-принтеры логически продолжают эту цепочку. Сегодня они находятся на уровне, на котором находился интернет в 1995 году. Все технологии уже существовали, но «Фейсбука» еще не было, все работало медленно … Сейчас мы видим высокую динамику внедрения 3D-принтеров в производственные процессы. Уже 20% из 500 крупнейших производственных компаний в США используют 3D-принтеры как реальную технологию. Но во что это выльется в итоге, мы пока не представляем.

    Однако индивидуализация и локализация производства уже сказывается на мировых рынках. Доля экспорта в ВВП Китая упала с 35% в 2007 году до 20% в 2015 году. То есть массовое индустриальное производство, мировым центром которого к началу XXI века стал Китай, уже сейчас уступает место небольших масштабов «крафтовому» производству, физически приближенному к конечному потребителю.

    В Беларуси главным «идеологом» новой «крафтовой» экономической модели выступает директор «Бизнес-школы ИПМ» Павел Данейко. По его мнению, локальное производство продукции под конкретного потребителя сегодня оказывается ненамного дороже массового фаб­ричного, но выигрывает у него благодаря отсутствую многих сопутствующих расходов: затрат на логистику, хранение и т.д.

    «Революция происходит на производственной платформе, у которой две составляющие. Первая – уровень транзакционных издержек. Как я люблю говорить, это те издержки, которых не было у Робинзона Крузо. То есть это затраты, которые мы несем в процессе переговоров, поиска партнеров и т.д. Этот уровень транзакционных издержек сегодня стремится к нулю, – объясняет Павел Данейко. – Простой факт: минута телефонного разговора из Лондона в Нью-Йорк в 1960 году стоила $60. И это был существенный барьер при ведении переговоров. Сегодня благодаря Skype и мессенджерам такой звонок практически бесплатен. Интернет, информационные технологии позволяют нам напрямую выстраивать коммуникации. Наилучший пример таких изменений – это Uber, который уничтожил целую административную прослойку, выполнявшую посреднические функции. … С точки зрения производства мы получаем следующую фишку: аддитивное производство. Лидер этого процесса, конечно, – 3D-принтеры, которые позволяют на местах производить все, что угодно. Уже сегодня мы имеем ряд автомобильных компаний, которые часть запчастей делают непосредственно в центрах обслуживания».

    Когда-то человеческая цивилизация совершила качественный скачок, перейдя от местного кустарного способа производства (ремесленничество) к заводскому, а потом и конвейерному (индустриальное). Сегодня мы называем этот переход «промышленной революцией», которая обеспечила переход от феодализма к капитализму. Однако в настоящее время стремительное развитие технологий парадоксальным образом запускает обратный переход.

    «Вторая составляющая производственной платформы – локальность или глобальность производства и энергетики, – отмечает директор «Бизнес-школы ИПМ». − Если мы берем докапиталистическую эпоху, то там производственная сис­тема была локальной. Энергетика была локальной – местный уголь, дрова… И, соответственно, производство тоже было локальным. Вот пример: в каком-то фильме персонаж, которому нужны были деньги, сшил сапоги и понес их продавать на рынок. Но в давние времена это в принципе было невозможно, так как сапоги шились под заказ, непосредственно на вашу ногу. Потом возникло массовое производство, появились определенные размеры. Но сейчас мы видим четкий технологический тренд, который опять позволяет вернуться к локальности в производстве и энергетике. Хороший пример: новый технический стандарт жилого дома, принятый в Германии в этом году, предполагает нулевое потребление электричества. То есть дом сам генерирует все, что необходимо, чтобы он существовал. Так отпадает потребность в глобальной энергетике».

    Печально понимать, что крупные заводы, оставшиеся Беларуси в наследство от СССР, окажутся не нужными в этом новом технологическом будущем. Но остаться в стороне от хода прогресса еще не удавалось никому. Значит, белорусскому бизнесу уже сейчас нужно думать, как существовать в новой экономической реальности, где само понятие «завод» становится анахронизмом.

    Деловые и бизнес новости
      Добавить комментарий

      Календарь бизнес событий
      • выставки
      • презентации

      © Издательство «Дело (Восток+Запад)».

      Все права защищены.

      При использовании материалов активная индексируемая ссылка на www.delo.by обязательна.

      ISSN DELO (online) 1608-1404

      220004, Минск, пр. Победителей, 11

      email: delo@delo.by