Кристина Рыбик, «Дело»,

    Комментарии 1 Окт 2012 0:00

    Из света – в «тень»

    Лжепредпринимательских структур в Беларуси становится меньше, но оборот «теневого» бизнеса остается очень значительным.

    По словам экспертов «Дела», в последнее время «финок» (так называют фирмы-однодневки) в нашей стране стало намного меньше. Однако говорить о том, что «теневые» схемы полностью исчезли – не приходится. Тому свидетельство – громкие уголовные дела, которые периодически становятся достоянием общественности. Органы правопорядка уже имеют богатый опыт выявления «теневых» структур. А совсем недавно ими был разработан новый механизм, который теоретически должен поставить заслон на пути экономических преступлений – особый реестр, куда будут заноситься все компании, которые признаны лжепредпринимательскими. В свою очередь, в бизнес-среде это новаторство называют началом новой «охоты на ведьм».

    Упрямая статистика

    На пресс-конференциях Комитета государственного контроля периодически озвучиваются громкие, особенно для обывателей, цифры раскрываемости преступлений в финансовой сфере. С одной стороны, они подтверждают, что работа органов, которая «на первый взгляд, как будто не видна», на самом деле вполне осязаема. С другой – свидетельствуют о том, что «теневой» сектор также не стоит на месте, а постоянно совершенствует схемы и способы работы.

    Согласно данным ДФР КГК, только за первое полугодие 2012 года в результате раскрытия финансовых преступлений в республиканский бюджет удалось вернуть Br63,8 млрд.  Причем, 32% от этой суммы – средства, изъятые у лжепредпринимательских структур, которые участвовали в «теневых» схемах уклонения от уплаты налогов. По словам директора ДФРКГКГригория Веремко, количество эпизодов, связанных с лжепредпринимательской деятельностью, постепенно сокращается (за первое полугодие было выявлено 233 таких преступления), а вот экономический эффект от их раскрытия растет. В первом полугодии 2012 года в бюджет было возвращено почти втрое больше, чем за такой же период в прошлом году.

    Впрочем, этот тренд наблюдается лишь в последние годы. 10 лет назад, в 2002 году, из 1339 преступлений, выявленных ДФР КГК, лишь 108 было совершено с использованием лжепредпринимательских структур, а это – всего лишь 8%! В 2011-м их было уже 33%. Рамиль Сапаров, старший инспектор по особо важным делам аналитического отдела оперативно-аналитического управления ДФР КГК, видит причины этого явления в непрерывном совершенствовании «серых» схем. А председатель Минского столичного союза предпринимателей и работодателей Владимир Карягин отмечает, что свою лепту в этот процесс отчасти вносит и упрощение правил регистрации предприятий. По его словам, «либерализация, конечно, создает почву для успешного развития лжеструктур, особенно если на рынке нет настоящей конкуренции».

    Причины – в дисбалансах экономики

    В конце 1990-х, когда «финки», «помойки» и «фирмы-однодневки» появлялись одна за другой, правоохранительными органами ежегодно выявлялось до 600 лжепредпринимательских структур. Чаще всего, такой «бизнес» работал очень просто: вначале на утерянные или украденные паспорта регистрировались фирмы, а позже, когда был ужесточен порядок регистрации, появилась «мода» на студентов, бездомных и  алкоголиков. За небольшую сумму они легко соглашались выступить в качестве фиктивного директора или учредителя. Что касается принципов работы таких структур, то они за прошедшие 20 лет практически не изменились: обналичивание, перемещение средств за рубеж, схемы по уходу от налогов. Сегодня более чем в 90% случаев уклонения от уплаты налогов замешан «теневой» бизнес. 

    Почему это происходит? Наши эксперты считают, что снижение налоговой нагрузки вовсе не является стимулом для повышения налоговой дисциплины, поскольку отечественная налоговая система по-прежнему сложна и запутана. Например, в Швеции отчисления бизнеса в бюджет не менее значительны, чем у нас. Однако количество налогов там меньше и исчисляются они не в пример проще. В Латвии предприниматели, которые добросовестно рассчитываются с бюджетом, получают бонусы в других сферах. В ряде стран, например, Нидерландах, Австрии, Дании, Швейцарии, минимальные ставки на выплату дивидендов, а в Беларуси они облагаются 17%-ным налогом. Согласитесь, что это, как минимум, повод задуматься: а не обналичивать ли доходы через «помойку» или зарубежный банк?

    Еще одна причина возникновения «фирм-однодневок» – множественность валютных курсов. Не секрет, что в прошлом году, в условиях нестабильности на валютном рынке, услугами «финок» приходилось пользоваться многим компаниям с очень хорошей репутацией, поскольку иным путем было невозможно оплатить поставки или конвертировать валюту.

    Одним словом, проблемы макроэкономики создают почву для лжеструктур. И хотя, по словам Владимира Карягина, сейчас «финки» уже изжили себя «за ненадобностью», только в нынешнем году ДФР КГК возбудил 26 уголовных дел против лиц, незаконно совершивших валютно-обменные операции на сумму в Br1 млрд.

    Если говорить о видах бизнеса, где чаще всего возникают лжеструктуры, то однозначных лидеров здесь нет. Есть они и в торговле, и в строительстве, и в экспортно-импортных операциях. Кстати, экономический обвал прошлого года переориентировал внимание контролеров на внешнеэкономическую деятельность. «Не секрет, что в конце прошлого года многие фирмы, занимающиеся внешнеторговыми операциями, всеми правдами и неправдами препятствовали поступлению валюты в страну, –отмечает Григорий Веремко. – С этой целью некоторые из них открывали представительства за рубежом, перечисляя полученную прибыль на счета своих «дочек», у некоторых в арифметической прогрессии росла дебиторская задолженность – якобы заказчики не желали рассчитываться за поставленную продукцию». В результате проведенных силовиками проверок только за последнее время на счета десятков белорусских предприятий поступило около Br14 млрд., более RUB10 млн., свыше €700 тыс. и $250 тыс., которые числились как просроченная внешняя дебиторская задолженность.

    Кто пьет шампанское?

    Одно из последних громких «финансовых дел» связано с калийной отраслью. В 2011-2012 годах финансовой милицией были вскрыты факты, когда отдельные отечественные сельхозпроизводители и агросервисы, используя «серые» схемы, пытались перепродать купленные по квотам и минимальным ценам калийные удобрения за пределы Беларуси. ДФР проверил в этой сфере более 800 субъектов хозяйствования и возбудил 5 уголовных дел. А общий объем «теневого» рынка калийных  удобрений, по мнению специалистов, только в 2011 году составил $20 млн. по рыночным ценам.

    В этом году продолжают всплывать новые эпизоды «калийной кампании». Совсем недавно, в июне, в Могилевской области было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 246 УК в отношении гражданина, который использовал в отчетности своего частного предприятия фиктивные документы о реализации калийных удобрений в адрес лжеструктур. Алгоритм был такой: удобрения поступали с предприятий агросервиса других регионов страны, их расфасовывали в пакеты и мешки по одной тонне и отправляли на продажу в Россию. Но по документам отгрузка проводилась в адрес неких белорусских фирм (на самом деле – лжепредпринимательских структур). Подозреваемому насчитали Br420 млн. неуплаченных налогов. Дополнительно в ходе следствия были выявлены еще 7 агросервисов. Они продавали калийные удобрения (в счет выделенной Брестской области квоты) предприятиям, которые не являются производителями сельхозпродукции. Директора агросервисов были освобождены от занимаемых должностей, а незаконная отгрузка калийных удобрений 17 организациям общей стоимостью Br324 млн. была предотвращена. Но проверки в этой сфере далеко не закончены.

    Сейчас раследуется еще одно громкое дело – председателя наблюдательного совета ОАО «Технобанк» Владислава Коцаренко. Он обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 6 ст. 16 (пособничество в преступлении) и ч. 2 ст. 243 УК Республики Беларусь (уклонение от уплаты сумм налогов и сборов, повлекшее причинение ущерба в особо крупном размере – на сумму, в две тысячи пятьсот и более раз превышающую размер базовой величины). Следствие полагает, что банкир оказывал пособничество должностным лицам ряда субъектов хозяйствования на территории Беларуси в уклонении от уплаты налогов. По данным Управления Следственного комитета (УСК) по г. Минску, Коцаренко «посредством подконтрольных лжепредпринимательских  структур, зарегистрированных в Беларуси и России и имеющих счета в прибалтийских банках, оказывал содействие в уклонении от уплаты налогов,  предоставляя реквизиты, подложные документы». Расследование этого дела должно завершиться до 9 сентября текущего года.

    Как рассказал бизнесмен, пожелавший сохранить анонимность, органы госконтроля «стали отрабатывать «помойки», которые неплохо поднялись на прошлогодних проблемах, и за ноябрь-январь вышли на многих «топовых» личностей. Таких «помоек» много крутилось именно вокруг «Технобанка». И то, что Коцаренко подозревают в пособничестве совершения преступления, говорит о том, что он мог выстраивать схемы обналички: не сам обналичивал, но процесс шел через него».

    Спорный реестр

    Как утверждают эксперты, когда дело каса­ется лжепред­принимательских структур, налоговым органам не составля­ет труда по определенным при­знакам выявить факты нарушения налогово­го законодательства. Так, при осуществлении оптовой торговли для уклонения от налогообложения в основном используется схема работы посредством договоров комиссии. В этом случае налоги уплачиваются только с комиссионного вознаграждения, которое составляет не более 1% от оборота. Или, если по расчетным счетам новых или небольших компаний, которые ранее перебивались «с хлеба на квас», вдруг начинают проходить миллиарды рублей за относительно короткие периоды времени. Как правило, в результате целенаправленных следственных действий за несколько месяцев можно вычислить и организаторов лжеструктур. Зачастую подобную информацию органам «сливают» и банки, тем более что каждое второе налоговое преступление связано с использованием финкомпаний. Хотя, конечно, «выявить» и доказать – это совершенно разные вещи. Если материальных улик нет, а сотрудники «финки» и их реальные контрагенты «стоят насмерть», прикрывая друг друга, то дело имеет большие шансы развалиться еще суда.

    К слову, невольным участником незаконной сделки может стать и добросовестная компания, которая даже не будет подозревать, на какие риски идет, подписывая договор.  В соответствии с Налоговым кодексом Республики Беларусь субъект хозяйствования, закупивший некие товары у лжепредпринима­тельской структуры, в случае, если факт такой сделки будет доказан, лишается права на вы­чет по налогу на добавленную стоимость. Сто­имость приобретенного таким образом товара нельзя отнести на затраты, т.к. они не могут быть подтверж­дены документом надлежащей юридической силы. Более того, если у лжепредприниматель­ской структуры имеется задолженность перед бюджетом, перечисленные на ее счет денеж­ные средства могут быть списаны, и ее контрагенты лишатся шансов на возмещение ущерба.

    Впрочем, обезопасить бизнесменов от таких проблем КГК и МНС решили довольно спорным образом: они инициировали принятие Указа Президента«О некоторых мерах по предупреждению незаконной минимизации сумм налоговых обязательств». Он подразумевает создание особого реестра, где будут значиться все недобросовестные компании. Кстати, такой же перечень, тольконегласный, у Министерства по налогам и сборам уже существует. Причем, два года назад в нем значилось около 2 тыс. субъектов хозяйствования…

    Проект этого Указа в одночасье стал одним из самых обсуждаемых деловым сообществом. Ведь согласно его первоначальному проекту «черную метку» могли получить не только откровенно лжепредпринимательские структуры, но и субъекты хозяйствования, которые, например, не предоставили налоговые декларации в течение двух отчетных периодов подряд. Недобросовестными могли посчитать также те предприятия, которыми руководят не уполномоченные в установленном порядке лица или руководители которых не располагают печатью или бланками документов с определенной степенью защиты (накладными).

    Бизнес-союзы активно выступили против таких критериев, под которые при желании можно было бы «подогнать» многие добропорядочные компании. При этом деловые люди отмечают, что в «тень» нередко уходят не только предприниматели, но и сотрудники госорганов. В уголовных делах чиновников порой фигурируют очень крупные взятки, например, в размере $30 тыс., инкриминированных экс-начальнику управления по расследованию преступлений ДФР КГК Дмитрию Адамовичу в 2010-м. А в конце июля текущего года КГБ задержал двух подполковников КГК: первого – за вымогательство взятки в размере $5 тыс. при получении половины этой суммы, а второго – при получении взятки в размере $570. В отношении обоих задержанных возбуждены уголовные дела по ч.5 ст.16 и ч.1 ст.431 (подстрекательство и дача взятки) Уголовного кодекса Беларуси. Между прочим, в ходе следствия выяснилось, что большинство обманутых одним из силовиков коммерсантов – его… близкие друзья.

    Одним словом, реестр лжепредпринимательских структур вызвал бурю дискуссий. Руководитель Ассоциации малого и среднего предпринимательства Сергей Балыкин вообще недоумевает – зачем создавать такой реестр? «Внесение предпринимателей в такой реестр, по всей видимости, будет проходить в административном порядке без решения суда. Вероятно, что в него могут попасть бизнес-субъекты, которые по тем или иным причинам приостановили деятельность или резко ее сократили. Лжепредпринимательство – уголовно наказуемое преступление, и у правоохранителей уже есть весь необходимый арсенал средств для борьбы с такими правонарушениями», − считает коммерсант.

    Противоположного мнения придерживается Владимир Карягин: «Наш союз уже давно обращался к МНС с просьбой обнародовать скрытые от глаз общественности списки лжепредпринимателей, чтобы обезопасить добросовестных налогоплательщиков».

    Кстати, в этом вопросе есть еще одна загвоздка: такой реестр не соответствует законодательной базе стран-участниц Таможенного союза. Тем более что в Казахстане как раз сейчас обсуждается вопрос об исключении из Уголовного кодекса статьи о лжепредпринимательстве, а в России это уже сделали, несмотря на то, что, по неофициальным данным, 80% московских бизнес-структур существуют лишь на бумаге.

    Вероятно, истина находится где-то посередине: нужно повышать культуру и уровень белорусского бизнеса, поощрять честность и легальность, не забывая при этом о том, что методы тоже имеют значение. Чрезмерное «завинчивание гаек», как показывает практика бизнеса, больше вредит инвестиционному климату в нашей стране и развитию бизнеса в целом. 

    Деловые и бизнес новости
      Добавить комментарий

      Календарь бизнес событий
      • выставки
      • презентации

      © Издательство «Дело (Восток+Запад)».

      Все права защищены.

      При использовании материалов активная индексируемая ссылка на www.delo.by обязательна.

      ISSN DELO (online) 1608-1404

      220004, Минск, пр. Победителей, 11

      email: delo@delo.by