DELO.BY, администратор журнала "Дело"

    Комментарии 12 Июл 2013 0:00

    Цена интеграции – доходные активы?

    Российский бизнес – главный претендент на белорусское «фамильное серебро»

    Татьяна Маненок, специально для «Дела»

    В 2012 году Россия вновь стала абсолютным лидером по объему иностранных инвестиций в белорусскую экономику: 46,7% от общего объема и 48,6% от количества прямых иностранных инвестиций (ПИИ). Вместе с тем, «громких» сделок с участием российских компаний в Беларуси в прошлом году не было. Чаще всего речь шла о переуступке активов одних компаний другим.

    Одна из таких сделок – покупка российским гражданином Дмитрием Гуриновичем доли Владимира Пефтиева и его партнеров в ЗАО «Белтехэкспорт», которое является крупнейшим продавцом вооружения и военной техники. Это было вынужденное решение со стороны белорусского бизнесмена, обусловленное желанием вывести предприятие из-под санкций Евросоюза.

    Российские банки

    доминируют в Беларуси

    В последнее время заметнее всего российский капитал смог продвинуться в Беларуси в банковской сфере. За последние 5 лет на отечественном банковском рынке произошло 11 сделок слияния-поглощения на общую сумму около $700 млн. Это означает, что фактически треть банковского сектора поменяла собственников.

    В результате иностранный капитал (прежде всего, российский, а также чешский, польский, украинский и арабский) присутствует в уставном фонде 24 из 32 белорусских банков. В целом, иностранные банки контролируют треть активов белорусской банковской системы. При этом в 20 из них доля иностранных акционеров превышает 85%.

    Российские банки явно доминируют в этом списке. В настоящее время 5 из 32 банков на рынке Беларуси – с российским государственным капиталом. По некоторым оценкам, на их долю приходится 3/4 совокупных активов иностранных банков в Беларуси и 2/3 средств клиентов.

    В частности, российский Альфа-банк в 2008 году завершил сделку по покупке Межторгбанка, а в декабре 2012-го – сделку по покупке Белросбанка. Акционерами ОАО «Банк БелВЭБ» являются около 450 юридических и более 43 тыс. физических лиц, а мажоритарным акционером является госкорпорация «Банк развития и внешнеэкономической деятельности», которой принадлежит 97,52% акций банка.

    В ЗАО «Банк ВТБ (Беларусь)» более 70% акций (точнее – 71,4%) принадлежат российскому ВТБ, еще 16,3% владеет белорусский госконцерн «Белнефтехим», а 6,1% – Госкомимущество Беларуси.

    Банк «Москва – Минск» практически полностью (99,75% акций) принадлежит Банку ВТБ (Беларусь), поскольку его бывшего владельца – «Банк Москвы» – поглотил материнский  российский банк ВТБ. А Сбербанку России принадлежит 97,91% акций белорусского БПС-Сбербанка. ЗАО «ИнтерПэйБанк» (бывший «Кредэксбанк») принадлежит россиянам почти на 99%.

    По оценкам экспертов «Дела», в ближайшие годы российский капитал на белорусском банковском рынке продолжит доминировать. Этому способствует законодательство Евразийского экономического союза, который должен быть окончательно оформлен к 2015 году. Как ожидается, в новом интеграционном объединении с 2018 года заработает рынок капитала, и процесс открытия филиалов российских и казахстанских банков в Беларуси активизируется.

    Декларации и реалии

    А вот знаковых сделок в реальном секторе с российскими компаниями в Беларуси в последнее время практически не было. Как показывает практика, приватизация даже средних предприятий дается руководству нашей страны с большим трудом.

    Показательной в этом смысле является продажа в 2011 году контрольного пакета (57%) акций Бобруйского машиностроительного завода (БМСЗ) российской инвестиционно-промышленной группе компаний «Гидравлические машины и системы» (ГМС). В эту группу входит предприятие «Гидромашсервис» – один из крупнейших производителей насосного оборудования для нефтегазовой отрасли.

    Стороны обсуждали эту сделку в течение 8 (!) лет. «Гидромашсервис» готов был инвестировать в развитие белорусского завода более $15 млн., но при этом выставлял ключевое условие: получить контрольный пакет акций завода. Вначале белорусские власти к потере контроля над предприятием оказались не готовы. В 2010 году правительство Беларуси пыталось дважды продать госпакет акций БМСЗ на конкурсной основе в рамках пилотной приватизации (проект Всемирного банка), однако все конкурсы потерпели фиаско из-за отсутствия заявок. Покупать акции по конкурсу ГМС не стала, поскольку в этом случае ей пришлось бы заплатить дважды: сначала – за акции в бюджет, а затем – вложить деньги в модернизацию завода.

    Впрочем, интереса к белорусскому заводу компания не потеряла и направила в адрес Госкомимущества письмо с просьбой рассмотреть процедуру прямых переговоров по его приватизации. В конце концов, инвестору пошли навстречу, и он приобрел пакет акций завода (57%) через дополнительную эмиссию, которая составила $9,6 млн.

    Белорусское руководство много лет с энтузиазмом призывает российские компании поучаствовать в приватизации ведущих предприятий страны, но при этом, похоже, само не верит в серьезность своих намерений. Вот еще один «свежий» пример.

    В июне 2011 года белорусский премьер Михаил Мясникович пообещал россиянам 7 крупных белорусских предприятий. Речь шла о продаже Гродно Азота группе СИБУР и Роснефти, Нафтана – ЛУКОЙЛу, Белтрансгаза – Газпрому, Мозырского НПЗ – Роснефти, госдоли в МТС – г-ну Евтушенкову (АФК «Система»), МАЗа – Русским машинам и Ростехнологиям, Интеграла – также Ростехнологиям.

    С тех пор прошло 2 года, а «в сухом остатке» лишь одна сделка – фьючерсная продажа Белтрансгаза. Все остальные крупные активы по-прежнему остаются в собственности белорусского государства.

    В листе ожидания

    Как бы там ни было, но время, когда белорусские власти «понарошку» могли предлагать российским компаниям поучаствовать в приватизации чуть ли не всех ведущих активов страны, постепенно уходит в прошлое. В прошлом году российское руководство предприняло попытку принципиально поменять отношение к приватизационным сделкам в Беларуси, и от разговоров перейти, наконец, к делу. В частности, в декабре 2012-го российский премьер Дмитрий Медведев призвал своего  белорусского коллегу Михаила Мясниковича показать «интеграционный пример» – реализовать 5 совместных проектов, которые дадут начало реальной интеграции.

    «Будем твердо исходить из того, что намерение эти проекты осуществить, с участием как российских компаний, так и белорусских, с приватизацией – неизменно»,– подчеркнул Д. Медведев.

    Как оказалось, о своем намерении Москва не забыла. В феврале 2013-го впервые в российской практике вице-премьер Аркадий Дворкович приезжал в Беларусь, рассчитывая

    «подтолкнуть» этот процесс. Во время встречи с ним Михаил Мясникович пообещал разработать около 10 проектов для создания будущих российско-белорусских транснациональных корпораций (ТНК). Правда, в окончательном списке осталось всего 5 проектов. Все они на слуху. Речь идет о создании холдинга «Росбелавто» на базе МАЗа и КАМАЗа, проектах ОАО «Российская электроника», ГК «Ростехнологии» и ОАО «Интеграл», ОАО «Минский завод колесных тягачей» и российского оборонно-промышленного комплекса, Роскосмоса и ОАО «Пеленг», ОАО «МХК ЕвроХим» и ОАО «Гродно-Азот».

    Что касается создания холдинга на базе МАЗа и КамАЗа, то это сделка является фактически безденежной. Опцион на выкуп акций МАЗа за деньги ожидается лишь на втором этапе, через несколько лет. Стороны все еще дошлифовывают детали сделки, но проект, судя по всему не без помощи правительства РФ, все-таки близится к финишу.

    Белорусская сторона никогда не скрывала, что хочет привлечь инвестора для ОАО «Гродно Азот». Критичной позицией для этого предприятия была стоимость природного газа («Азот» является крупнейшим потребителем природного газа в Беларуси, используя около 1,5 млрд. куб. м в год), поэтому белорусская сторона склонялась к сотрудничеству со структурами Газпрома. Но после того как наша страна продала Белтрансгаз тому же Газпрому и вступила в ЕЭП, проблема цены газа отошла на второй план. Теперь белорусские власти хотят привлечь на предприятие денежного инвестора для строительства нового азотного комплекса за $1 млрд. В этом качестве называется компания Еврохим. Кстати, в 2008-м эта компания уже пыталась создать СП с Гомельским химическим заводом, но предполагаемая сумма инвестиций в покупку госпакета ($111 млн.) не устроила Президента Беларуси, который назвал эту цену «бросовой».

    Интеграл является одним из крупнейших разработчиков, производителей и экспортеров микроэлектронных компонентов. Такое специфическое предприятие, ориентированное на Россию, Беларуси, как заявил первый вице-премьер Владимир Семашко, в общем-то и не нужно. Интеграл когда-то создавался для оборонно-промышленного комплекса Союза, и сейчас почти 80% его продукции поставляется в Россию. При этом программа развития предприятия требует как минимум $1 млрд. инвестиций. Таких денег у Беларуси нет, поэтому и нужен инвестор. Им для Интеграла может стать ОАО «Российская электроника» (создано Указом президента РФ в 1997 году, а с 2009-го входит в состав государственной корпорации «Ростехнологии»). В состав Росэлектроники сейчас входят более 120 предприятий и НИИ бывшей электронной промышленности СССР.

    Обсуждаются два варианта приватизации ОАО «Интеграл»: продажа контрольного пакета российскому инвестору и создание управленческой компании по примеру холдинга «Росбелавто». Прийти к окончательному согласию с белорусской стороной Росэлектроника рассчитывает до конца 2013 – начала 2014 года.

    Кроме этих проектов, на контроле белорусского правительства в рамках договоренностей с Россией сейчас находятся проекты приватизации ОАО «Минский завод колесных тягачей» и ОАО «Пеленг».

    Приватизация… по принуждению

    Хотя в этом году Москва впервые напрямую увязала проекты в сфере собственности с условиями поставки в Беларусь нефти, а также со степенью своей финансовой лояльности, белорусское руководство, тем не менее, не торопится завершать интеграционные проекты. Причин такой медлительности несколько. Как правило, белорусские власти демонстрируют готовность продать российским компаниям лишь те предприятия, в модернизацию которых надо вкладывать большие деньги.

    «Продавать будут только те предприятия, которые надо модернизировать, в которые надо вкладывать»,– подтвердил председатель Госкомимущества Беларуси Георгий Кузнецов.

    Но инвестировать в развитие белорусских предприятий российские компании не спешат. Отчасти по этой причине застопорилась сделка по созданию автомобильного холдинга с участием КАМАЗа и МАЗа, ставшего символом российско-белорусского интеграционного процесса.

    «Я спрашиваю(у потенциальных акционеров – прим. ред.): сколько вы вложите в модернизацию МАЗа, коль вы сюда пришли? Но у них денег нет. К тому же меня начинают информировать, что за ними стоят иностранцы из Германии и Америки, которые просто будут заинтересованы в том, чтобы МАЗ опустить, закрыть, – заявил Президент Беларуси, выступая 19 апреля с ежегодным посланием народу и парламенту. – Я на эту бандитскую акцию не пойду».

    Более того, как заметил Александр Лукашенко по поводу приватизации, «МВФ, Запад, Евросоюз, да уже и Россия сегодня все в одну дуду дудят: давай приватизацию, продавай госпредприятия. Я ответил на этот вопрос: мы не против любое предприятие продать. Но платить надо нормальную цену. И не надо нас сильно наклонять, особенно наши партнеры, наши родные братья этого делать не должны… Почему сейчас нас не надо наклонять? Потому что рынок находится в самом низу, и сегодня за бесценок по бросовым ценам продаются предприятия. Мы на это не пойдем».

    Заметим, что это заявление противоречит словам белорусского премьера, который неоднократно подчеркивал, что белорусская сторона рассматривает приватизацию «не как механизм зарабатывания денег для того, чтобы покрыть какие-то сиюминутные вещи», а смотрит на нее как на инструмент по диверсификации производства и его интеграцию в транснациональные корпорации.

    Похоже, в такой «упаковке» белорусское правительство и собирается предложить приватизацию российским компаниям. В частности, оно готово создать ТНК с участием российских компаний для реализации программы развития ОАО «Могилевхимволокно». Здесь намечено реализовать инвестпроект стоимостью около $700 млн. Из них $300 млн. пойдут на строительство нового полиэфирного комплекса по производству полиэтилентерефталата (ПЭТФ), а еще около $400 млн. – на создание мощностей по выпуску терефталевой кислоты (сырье для производства ПЭТФ).

    Кто войдет в эту ТНК, пока не ясно. Обсуждался проект создания технологической цепочки ОАО «Нафтан» – ОАО «Могилевхимволокно» – ОАО «СветлогорскХимволокно». В то же время, как заявил Михаил Мясникович, реализовать этот проект нужно как можно скорее – максимум в течение 2,5 лет, иначе у предприятия не будет перспектив для развития.

    Белорусская сторона не прочь также создать холдинг с Россией в легкой промышленности. На встрече с губернатором Пензенской области Василием Бочкаревым в апреле этого года Александр Лукашенко рассказал, что предложил президенту и премьер-министру России реализацию совместных проектов в легкой промышленности по восстановлению камвольного, суконного, кожевенного и обувного производства. «Давайте вместе защитим свой рынок, как положено, пусть даже в условиях ВТО», – сказал Президент Беларуси.

    Предложения по созданию льняного холдинга подготовил недавно Минсельхозпрод. Новая структура тоже сориентирована на создание в перспективе российско-белорусского холдинга. Коль у нас работают Таможенный союз, Союзное государство, то почему бы не иметь совместных предприятий, холдингов или каких-то других компаний, которые будут направлять работу той или иной отрасли? Примерно такую позицию занимает отраслевое министерство.

    Как считают многие белорусские и российские аналитики, создание ТНК и отраслевых холдингов по белорусскому сценарию с расчетом на российских партнеров – планы если не утопические, то в любом случае долгосрочные с точки зрения практической реализации. И дождется ли Могилевхимволокно российских инвестиций – большой вопрос.

    Обречены на конфликты

    Несмотря на желание Кремля ускорить сделки по приобретению активов в крупнейших отраслях белорусской промышленности, быстрый результат здесь вряд ли возможен. Если со стороны Беларуси во всех крупных проектах контрагентом выступает государство, то со стороны России – как правило, частные компании, где нередко переплетены интересы разных акционеров. Состыковка этих интересов далеко не всегда гарантирует ожидаемый результат. К тому же российские компании хотят максимально дешево войти в акционерный капитал белорусских предприятий. Сомнительно, что на данном этапе они будут вкладывать огромные инвестиции в их модернизацию и развивать масштабные инвестпроекты. Тем более что они не могут рассчитывать на скорую отдачу из-за специфических условий хозяйствования и управления в Беларуси.

    Даже безденежный на первом этапе проект – создание холдинга с участием МАЗа и КамАЗа – застрял на самом старте. Сделка с Гродно Азот может потребовать не меньше времени. Другое дело, если белорусскому правительству очень понадобятся деньги или лояльность Кремля, тогда достаточно быстро может осуществиться сделка с созданием СП на базе МЗКТ. В этом случае и деньги можно будет выручить хорошие, и времени на реализацию проекта много не потребуется, так как в этом проекте и с одной, и с другой стороны будет участвовать государство.

    А вот если белорусское правительство исчерпает все возможности для привлечения денег в экономику, то наиболее безболезненной для него может стать продажа госдоли в СООО «МТС» (51%) одноименной российской компании, которая давно хочет получить контроль в белорусском предприятии. «Мы не против: один миллиард на стол»! – заявил ранее Александр Лукашенко. Белорусская сторона попыталась продать свою долю в СП за $1 млрд. на открытых торгах, но безуспешно. После чего Госкомимущество предложило правительству снизить стоимость, но Совмин пока отказался.

    Вероятно, белорусское руководство уверено, что Москва не откажет в кредитах по линии ЕврАзЭС, а Кремль не пойдет на резкое обострение отношений в таможенной «тройке» на важном этапе строительства Евразийского экономического союза. Президенты стран Таможенного союза поручили своим правительствам подготовить Договор о создании ЕЭС с тем, чтобы к 1 января 2015 года это объединение все-таки было создано. Так что, на этапе выполнения этой задачи Москва, при всем недовольстве партнером, который тормозит интеграцию активов, сильно надавить на него не сможет. Поэтому ожидать скорой скупки белорусских активов российскими олигархами не следует – вероятно, их продажи в ближайшие годы по-прежнему будут точечными и только в случае крайней финансовой нужды.

    Справка «Дела»

    По итогам 2012 года в Беларуси действовало 2.670 предприятий, созданных с участием инвесторов из Российской Федерации, что на 26,1% больше, чем в 2011 году. В том числе, 1611 совместных организаций, 960 – иностранных, 99 – прочих. В уставные фонды предприятий с российским капиталом с момента их регистрации внесено $665,2 млн., в том числе в совместные предприятия – почти $385 млн., что соответственно на 65,5% и в 2,6 раза больше, чем в 2011 году.

    Справка «Дела»

    Основными сферами, куда россияне охотно инвестируют в Беларуси, кроме банков и крупной промышленности, являются недвижимость, отельный бизнес и производство продуктов питания.

    Начиная с 2010 года, российский бизнес скупает гостиницы в регионах нашей страны. Так, компания Amaks Hotels & Resorts купила контрольный пакет гостиницы «Бобруйск», а в декабре 2010-го – 25% акций ОАО «Гостиница Могилев». Объем инвестиций в 2 объекта – около $2,5 млн. Комментируя приобретение в Бобруйске, один из совладельцев Amaks Hotels & Resorts и ее генеральный директор Дмитрий Златкин заявил, что соглашения по участию в приватизации гостиниц также заключены с администрациями Гомельской, Гродненской, Витебской и Минской областей. В Беларуси компания планировала пока сосредоточиться на городских отелях для делового туризма. Amaks Hotels & Resorts принадлежит группе пермских бизнесменов. Она и в России делает упор на регионы. 15 российских отелей компании расположены в таких городах, как Пермь, Владимир, Казань, Уфа, Белгород, Ростов-на-Дону. Еще одно направление деятельности компании – санатории. Самое крупное приобретение Amaks Hotels & Resorts – санаторий в Ессентуках.

    Белорусская валютно-фондовая биржа еще в сентябре 2009 года сообщила о регистрации сделки по продаже 24,85% акций ОАО «Беловежские сыры». Стоимость пакета составила около $1,5 млн. И хот биржа до сих пор не раскрыла данные о новом инвесторе, поскольку сделка была зарегистрирована в российской валюте, речь наверняка  идет о российской компании. В состав акционеров ОАО «Беловежские сыры» уже входит одна российская компания – ООО «Молпроминвест» (она приобрела около 30% акций белорусского предприятия еще в 2003 году в ходе открытой подписки).

     

    Динамика количества предприятий,

    созданных в Беларуси с участием российского капитала

    Год                             Кол-во

    2008                           1490

    2009                           1681

    2010                           1955

    2011                           2117

    2012                           2670

    Деловые и бизнес новости
      Добавить комментарий

      Календарь бизнес событий
      • выставки
      • презентации

      © Издательство «Дело (Восток+Запад)».

      Все права защищены.

      При использовании материалов активная индексируемая ссылка на www.delo.by обязательна.

      ISSN DELO (online) 1608-1404

      220004, Минск, пр. Победителей, 11

      email: delo@delo.by