DELO.BY, администратор журнала "Дело"

    Комментарии 7 Апр 2013 0:00

    «Ангелы-хранители» для начинающих бизнесменов

    Инвесторы отмечают бум развития стартапов, однако по-прежнему мало  «прорывных», инновационных проектов

    Как шутят профессиональные инвесторы, деньги на реализацию стартапа начинающему предпринимателю могут дать только три категории людей – так называемые «3F»: Family, Friends& Fools(семья, друзья и… дураки). Но есть еще одна группа – это бизнес-ангелы, т.е., частные инвесторы, вкладывающие собственные средства в рискованные проекты (чаще всего – инновационные) с большим потенциалом роста. Как правило, это состоявшиеся бизнесмены, являющиеся владельцами или топ-менеджерами крупных компаний, которые готовы рискнуть некоторой частью своего капитала.

    Этот бизнес – для людей легко идущих на риск, поскольку, согласно международной статистике, 70-80% таких проектов – вовсе не приносят отдачи, а прибыль от оставшихся 20-30% окупает все убытки. Как говорят белорусские бизнес-ангелы, проблема в том, что в нашей стране очень мало хороших проектов, а по-настоящему инновационных и перспективных – и вовсе единицы.

    Мировые лидеры

    Можно сказать, что бизнес-ангелы работают на «переднем крае» инвестиционного фронта. Как правило, они включаются в проект на стадии стартапа – когда есть идея, которая уже частично реализована: новый бизнес имеет некую первичную структуру, первых клиентов и выручку. Классическая схема такова: «ангелы» доводят этот бизнес до более высокого уровня, а затем выходят из него, продав свою долю венчурным* фондам. Те, в свою очередь, развивают предприятие до таких масштабов, что его покупает стратегический инвестор, либо оно выходит на IPO.

    Родиной венчурного бизнеса считаются США, и сегодня американский венчурный рынок – один из крупнейших в мире. В 2012-м на нем работало около 180 специализированных фондов, а объем венчурного финансирования составил около $30 млрд. В Европе этот вид бизнеса начал развиваться позже, поэтому и его обороты – несопоставимые (около €4 млрд. в год).

    Одним из самых интересных венчурных рынков является Израиль. Это связано с высокой инновационностью местного бизнеса. Израиль ежегодно тратит на научные разработки около 5% ВВП, что является самым высоким показателем в мире. Поэтому по доле венчурных разработок и количеству венчурных предприятий эта маленькая страна занимает второе место после США в мире, а оборот ее венчурного рынка составляет $1,7-2 млрд. в год.

    В последнее время бурно растет венчурный рынок России. По разным данным, в 2012 году его оборот составил от $1 млрд. до $1,2 млрд. В прошлом году около 150 венчурных фондов заявили о готовности инвестировать в российские технологические компании. А в недавно опубликованных результатах исследования DowJonesVentureSource, посвящённого итогам венчурного финансирования в 2012 году, Россия поднялась на 4-е место в Европе по объёму венчурных инвестиций в IT-отрасли, а российский венчурный рынок был признан самым быстрорастущим в Европе.

    В начале пути

    В нашей стране говорить о сформировавшемся венчурном рынке пока рано, как и о размещении акций на IPO. «Белорусское сообщество бизнес-ангелов и венчурных инвесторов» (БАВИН) было создано лишь в 2010 году, и в его состав сегодня входят 16 инвесторов. За 2012 год в БАВИН было подано около 300 бизнес-проектов. Из них до так называемой презентационной сессии (когда автор стартапа представляет его бизнес-ангелам) дошло около 60. После первоначального обсуждения было создано 20 рабочих групп (нечто вроде кредитного комитета банков, где инвесторы, заинтересовавшиеся идеей, решают: давать ли на нее деньги и в каком объеме). На стадии реального финансирования пока находятся 6 проектов. Возможно, к ним добавится еще 3-4. Это означает, что реально деньги получат 2-3% бизнес-проектов.

    В принципе, это вполне соответствует мировым трендам, хотя по общему объему таких инвестиций наша страна явно отстает. Если учесть, что в среднем в один проект белорусские бизнес-ангелы вкладывают не более $50 тыс., и предположить, что за год они профинансируют 10 проектов, то оборот рынка составит порядка $500 тыс.

    Причем, это будет оборот всего рынка, поскольку следующей его «ступеньки» – венчурных фондов – в нашей стране просто не существует.«В Беларуси, действительно, нет официально зарегистрированных венчурных фондов. Регулярно делаются попытки создать что-либо подобное, однако их работа, в конце концов, сводится к доверительному управлению», – подтверждает научный руководитель программы «Инвестиционный аналитик» Бизнес-школы ИПМ Оксана Езерская. 

    Виктор Подгайский, соучредитель компании «Чистый берег» и бизнес-ангел БАВИН основными причинами слабого развития венчурной деятельности в Беларуси видит «молодость» белорусского бизнеса и отсутствие «прорывных» бизнес-проектов.

    «Нашему бизнесу в среднем около 20 лет, это – очень небольшой срок, – считает эксперт. – Отечественные бизнесмены не получили «легких» денег путем участия в приватизации госсобственности, как, например, в России. Им пришлось зарабатывать их тяжелым трудом, поэтому рисковать ими редко кто хочет. Кроме того, их собственные профильные проекты все еще требуют финансирования, на что уходит значительная часть заработанной прибыли. Свободных денег в Беларуси в принципе немного. И еще: несмотря на оживившийся в последнее время рынок стартапов, большинство таких проектов в нашей стране носят локальный характер. А по-настоящему инновационных идей, которые рассчитаны не только на внутренний, но и на внешние рынки, у нас практически нет. А ведь именно такие проекты более всего ценятся инвесторами»!

    Что на выходе?

    По большому счету в венчурном фонде в Беларуси хоть и есть прямая необходимость, но ни один из отечественных стартапов еще не дошел до этой стадии,  потому как для этого не созданы нужные условия. Фонд не предполагает участие инвестора в управлении финансируемыми компаниями, этим занимается управляющая компания,  которая берет на себя сопровождение и оперативное вмешательство. В ряде случаев необходимо такое вмешательство в их работу, вплоть до смены неэффективного руководства. Это отнимает много времени и денег, поэтому, чтобы «прокормить» штат специалистов, фонду нужно иметь «в работе» не менее 10-15 проектов. Тем более что по статистике международных венчурных фондов6-7 из них – окажутся убыточными, или в лучшем случае, выйдут «в ноль». И лишь 3% проектов покажут доходность свыше 300%.

    Одним словом, до этой стадии отечественный венчурный бизнес пока не дорос. Но отсутствие фондов может стать проблемой для бизнес-ангелов уже спустя несколько лет, когда развиваемым ими бизнесам понадобится дополнительное финансирование в процессе расширения деятельности, а они сами захотят выйти из проектов, получив, разумеется, причитающиеся дивиденды.

    «Да, проект запущен, приносит прибыль. Но как выйти из него?– спрашивает Оксана Езерская. – Ведь пока прибыли нет, все достаточно просто. А когда она появляется, то возникают большие проблемы с ее распределением. Зачастую вопросы определения вклада каждого участника проекта, оценки эффективности менеджмента остаются без ответа».

    Бизнес-ангел Александр Кнырович (финансирует ряд проектов, в т.ч. создание сети хостелов**) также предвидит такую проблему: «Я опасаюсь говорить про монетизацию, потому что в Беларуси нет рынка предприятий. В случае с офлайн-сегментом мы можем говорить не о монетизации, а об операционной эффективности, и то очень условно. Например, хостелы – прибыльное дело. Но тут все завязано на расположении, качестве обслуживания – уникальных вещах. Мы не можем гарантировать, что открывшийся хостел будет успешным. Сделать сеть из 10 удачно функционирующих хостелов это нам пока не доступно, и так будет продолжаться еще некоторое время. Монетизация начинается тогда, когда вы делаете массовый продукт».

    Тем не менее, белорусские бизнес-ангелы продолжают финансировать новые проекты, надеясь, что среди них окажется тот, что «выстрелит» с 300%-ной прибылью. При этом они руководствуются общими подходами к выбору объектов финансирования. В частности, проект должен быть инновационным для Беларуси, он должен располагаться на территории нашей страны (по крайней мере, центр принятия решений), горизонт планирования не должен превышать 3-5 лет, а объем инвестиций – $50-100 тыс. Причем, часто бизнес-ангелы сообща участвуют в одном проекте. Это снижает риск потерь для каждого из них и увеличивает возможности финансирования.

    По тематике бизнес-проектов у каждого инвестора – свои предпочтения. Кто-то предпочитает реальный бизнес, кто-то IT-сферу. Причем, в последнее время все более привлекательным становится именно IT-бизнес. Это – мировой тренд. Низкий барьер для входа и меньшие по сравнению с другими отраслями средства, необходимые для выхода стартапа на рынок, привлекают частный капитал.

    «Весь мой личный бизнес связан с реальным секторомпроизводством либо продажей товаров и услуг, – рассказывает Виктор Подгайский. – Но полтора года назад БАВИН, совместно с Парком высоких технологий, провел конкурс стартапов (в IT-сфере). И когда я ознакомился с ними, то понял, что их уровень намного выше, чем в реальном секторе. Их авторы мыслят шире, глобальнее… Тогда я и начал заниматься IT-проектами. Сейчас я участвую в финансировании трех таких стартапов. Ни один из них пока не закончен, но их развитие продвигается довольно успешно».

    *Венчурный бизнес(от англ. venture– рискованное предприятие) – высокорисковые инвестиции частного капитала в ценные бумаги или предприятия для их развития и расширения.

    **См. «Дело», №3/2012

    Деловые и бизнес новости
      Добавить комментарий

      Календарь бизнес событий
      • выставки
      • презентации

      © Издательство «Дело (Восток+Запад)».

      Все права защищены.

      При использовании материалов активная индексируемая ссылка на www.delo.by обязательна.

      ISSN DELO (online) 1608-1404

      220004, Минск, пр. Победителей, 11

      email: delo@delo.by