DELO.BY, администратор журнала "Дело"

    Комментарии 1 Апр 2012 0:00

    Беларусь в ЕЭП: со щитом, или на щите?

    Татьяна Маненок,

    специально для «Дела»

    Основные проблемы для белорусских компаний связаны не с созданием Единого экономического пространства, а с вступлением России в ВТО.

    Подписавшись под документами о более глубокой интеграции в Таможенном союзе (ТС) и войдя в Единое экономическое пространство (ЕЭП), Беларусь, по сути, согласилась с грядущим усилением конкуренции в отношении своих производителей. За это согласие мы получили от России солидные энергетические дивиденды. Их мультипликативный эффект для белорусской экономики в правительстве оценивают в $3-4 млрд. Таким образом, свой «пряник» от нового интеграционного проекта наша страна уже получила, пока практически ничем не жертвуя. Впрочем, по мнению отечественных и зарубежных экономистов, за нефтяные и газовые льготы заплатить белорусам все-таки придется. В ЕЭП все только начинается, в том числе и конкуренция.

    ВТО – ЕЭП:

    кто «главнее»?

    Уже летом этого года Россия может стать полноправным членом Всемирной торговой организации (ВТО). В принципе ЕЭП и ВТО не противоречат друг другу: в основе создания ТС и ЕЭП лежат правила ВТО, а нормативно-правовая база Таможенного союза и ЕЭП изначально строилась на принципах ВТО. Другое дело, что пока неясно, как на практике будут работать принципы, заложенные в подписанных участниками ЕЭП документах.

    Например, в прошлом году, резко девальвировав национальную валюту, белорусские власти создали для своих экспортеров дополнительные конкурентные преимущества. Однако в дальнейшем воспользоваться этим инструментом наша страна не сможет. Поскольку «таможенная тройка» 9 декабря 2010 года подписала соглашение, предусматривающее координацию основных макроэкономических показателей. Оно обязывает страны ТС с 2013 года придерживаться определенных «коридоров» по показателям внешнего долга, дефицита бюджета и инфляции. Но сам механизм действий в случае, если одна из стран ТС будет находиться в «пограничной» зоне этого «коридора» или выйдет за его пределы, еще предстоит согласовать.

    В этом соглашении предусмотрены также количественные ограничения по дефициту госбюджета. Между тем, Беларусь (по крайней мене, до недавнего времени) активно пользовалась эмиссионным кредитованием экономики, что в свою очередь чревато ускорением темпов инфляции. Однако соглашением предусмотрено, что уровень инфляции (индекс потребительских цен в среднегодовом выражении) не должен превышать более чем на 5 процентных пунктов уровень инфляции государства-участника ЕЭП, имеющего наименьший рост цен.

    Правда, в ЕЭП пока не создано действенных механизмов ответственности за нарушение соглашений. Сказано лишь, что при несоблюдении установленных экономических показателей или при наличии у отдельного государства серьезных экономических проблем, «соответствующие ведомства сторон проводят консультации для выработки предложений, направленных на исправление допущенных отклонений».

    Тем не менее, отсутствие в ЕЭП эффективного рычага воздействия на «штрафников», вовсе не гарантирует белорусским компаниям прежнего комфорта. Полноправным членом ВТО Россия должна стать к концу лета – началу осени 2012 года. Нельзя сказать, что это событие буквально сразу станет шоком для белорусской экономики, поскольку Россия по многим позициям взяла на себя обязательства, которые устраивают Беларусь. А по другим –

    выторговала для себя тарифную защиту на переходный период от 2 до 7 лет. Кроме того, в канун создания Таможенного союза и принятия единого таможенного тарифа национальный таможенный тариф Беларуси по многим позициям был более либеральным, чем принятый ныне в ТС. Это означает, что по этим позициям Беларуси просто вернется на несколько лет назад.

    Чего ждать белорусским предприятиям от вступления России в ВТО? В связи с подписанием Договора о функционировании Таможенного союза в рамках многосторонней торговой системы Беларусь должна следовать тарифным обязательствам, взятым Россией при вступлении в ВТО. Причем, примерно половина этих обязательств после присоединения РФ к этой организации будет автоматически распространена на других участников «тройки» – Беларусь и Казахстан. При этом по более чем трети позиций тарифы будут снижены немедленно после вступления России в ВТО.

    По оценкам замдиректора Исследовательского центра ИПМ Ирины Точицкой, самой «проигравшей» отраслью белорусской экономики станет сельхозмашиностроение, так как после вступления России в ВТО импортные пошлины на эту продукцию практически по всей номенклатуре сельскохозяйственных машин снизятся с 15% до 5-10%. Российские чиновники уже подсчитали, что результатом снижения импортных тарифов на 5-10% станет 5-кратный рост импорта на тракторы, кормо- и зерноуборочные комбайны. То есть, увеличится доля импортной сельхозтехники европейских и американских брэндов.

    В сложных условиях окажутся предприятия, ориентированные на внутренний рынок, а также отрасли, слабо конкурентные вне СНГ. Среди самых уязвимых – производство стройматериалов, пищевая и легкая промышленность и машиностроение. Их продукция в первую очередь столкнется с ростом конкуренции со стороны импорта.

    Хотя в выигрыше окажутся российская металлургическая и химическая промышленность, аналогичные белорусские отрасли никаких преимуществ не получат, так как Беларусь не

    является членом ВТО. А вот отрасли в Беларуси и России, которые находятся под компенсационными пошлинами и антидемпинговыми расследованиями, одинаково проиграют. Правда, как только Россия вступит в ВТО, у нее, в отличие от Беларуси, появится возможность смягчить эти барьеры через договоренности с ВТО.

    Сам факт членства в ВТО, как предполагается, увеличит приток в Россию прямых иностранных инвестиций (ПИИ). Причем, как отмечают эксперты, в случае создания региональных торговых соглашений (таких, например, как наш Таможенный союз) ПИИ, как правило, приходят в большие страны. Это значит, что находясь в ТС, Беларусь с точки зрения своей инвестиционной привлекательности окажется в худшей ситуации, чем Россия. Посредством ПИИ в Россию придут современные технологии, что обеспечит развитие российских компаний, и еще больше повысит их конкурентоспособность.

    Кстати, после вступления в ВТО у России появится возможность обжаловать в органах ВТО компенсационные меры, введенные против нее в ответ на предполагаемое субсидирование. Эксперты уже обратили внимание, что после успешных переговоров России с ВТО ряд стран сняли свои претензии в отношении российских товаров. Кроме того, присоединение к ВТО создает для России дополнительные возможности по защите своего экспорта в случае его необоснованного ограничения в странах – членах организации.

     

    Импорт наступает

    Таким образом, со вступлением России в ВТО Беларуси придется, по сути, жить по законам ВТО, но без защиты от дискриминации со стороны третьих стран и права апелляции к защитным и судебным институтам организации. В этой ситуации у нас нет иного выхода, кроме как вслед за своими партнерами по таможенной «тройке» поскорее интегрироваться в мировую торговлю.

    Вступить в ВТО Беларусь пытается с 1993 года. Однако с 2005-го мы фактически приостановили переговоры по этой проблеме. В июне 2009 года страны ТС инициировали коллективное вступление в ВТО. Однако вскоре Россия и Казахстан в продолжили свои переговоры в самостоятельном формате, в то время как белорусские чиновники еще долгое время заявляли о своей приверженности коллективной заявке.

    На этапе подготовки к вступлению в эту организацию подготовлено 10 двусторонних протоколов между Беларусью и другими странами ВТО. В их числе: Армения, Китай, Молдова, Индия, Турция, Пакистан, Кыргызстан и др. С этими странами согласованы условия открытости рынка и урегулированы спорные вопросы во взаимной торговле. Тем не

    менее, как отмечают эксперты ВТО, протоколы, уже подготовленные нашей страной, потребуют корректировки, так как они были подписаны до создания Таможенного союза.

    В МИДе Беларуси говорят, что белорусская заявка, которая сегодня находится в Секретариате ВТО, с минимальными отклонениями соответствует обязательствам России, взятым при вступлении в организацию. Правительство Беларуси всерьез рассчитывает, что вступление России в ВТО облегчит для нас задачу по интеграции в мировую торговлю, поскольку соответствующий Меморандум был подписан президентами Беларуси и России в декабре 2011 года.

    На грядущих переговорах по торговле товарами белорусская сторона не ожидает существенных проблем. Этот этап мы должны пройти почти автоматически, так как обязательства России в части мер тарифной и нетарифной защиты приняты и будут учтены в нашем интеграционном документе. Более сложным является блок вопросов, касающийся системных мер и регулирования доступа на рынки сельхозпродукции. При этом часть вопросов оговаривается соглашениями в рамках ЕЭП, а часть – относится к национальной компетенции.

    В начале февраля посол РФ в Беларуси Александр Суриков сообщил, что Россия «укрепит» белорусскую переговорную группу с ВТО своими специалистами. Курировать ее будет Максим Медведков, директор департамента торговых переговоров Минэкономразвития РФ, который возглавлял российскую команду на переговорах с ВТО. В то же время Суриков воздержался от прогнозов относительно сроков завершения переговоров Беларуси и ВТО.

    Вступление России в ВТО означает открытие ее рынка для импортных товаров, которые в условиях открытых границ в ЕЭП неизбежно придут и на белорусский рынок. Однако защитить свой рынок высокими таможенными пошлинами Беларусь не сможет, так как законодательство Таможенного союза предусматривает приоритет норм ВТО.

     

    Справка «Дела»:

    По оценкам белорусского МИД, в отношении более 1.000 товарных позиций российские обязательства перед ВТО ниже действующих ставок Единого таможенного тарифа Таможенного союза на 7-15 процентных пунктов. Из них – более 50 позиций чувствительны для Беларуси. В том числе: продукция машиностроения (новые седельные тягачи низкого экологического класса для эксплуатации в условиях бездорожья, самосвалы), а также молоко и сливки в твердом виде, содержащие какао пищевые продукты, некоторые краски, лаки, телефонные аппараты, телевизоры и др.

    Еще по 1.500 позициям российские тарифные обязательства перед ВТО ниже действующих ставок Единого таможенного тарифа Таможенного союза на 4-6,5 процентных пунктов. Из них чувствительными для Беларуси являются 160 позиций. Это – некоторые синтетические нити, войлок, веревки, ткани и текстильные изделия, бутылки емкостью менее 1 л, стекловолокно, стиральные машины, трансформаторы мощностью более 500 кВт, микроволновые печи и др.

    На практике более низкие тарифы России и ВТО означают, что иностранные аналоги этих товаров будут допущены на рынок Таможенного союза на более либеральных условиях, чем белорусская продукция.

     

    После вступления России в ВТО по промышленным товарам в среднем тариф будет снижен с 9,5% до 7,3%. По сельскохозяйственной продукции – с 13,2% до 10,8%. На химическую продукцию пошлины снизятся с 6,5% до 5,2%, на электрооборудование – с 8,4% до 6,2%, древесину и бумагу – с 13,4% до 8%, сахар – с 243 $/т до 223 $/т. А пошлины на хлопок и программное обеспечение будут снижены с нынешних 5,4% до нуля.

    Вопросы цены на российский газ в ходе переговоров о присоединении к ВТО не оговаривались. Есть лишь одно ограничение: цены для внутренних промышленных потребителей должны формироваться таким образом, чтобы приносить прибыль газовым компаниям. Впрочем, как заявляет правительство РФ, для «Газпрома» эта прибыль существует с 2003 года. Россия также сохраняет право применять меры по защите рынка в том случае, если рост импорта будет наносить ущерб отечественному производству. В последние годы в России было введено порядка 20 различного рода мер по защите рынка на срок от 4 лет и более. «Наши тарифные обязательства не препятствуют РФ вводить меры для защиты отраслей, если мы видим, что импорт наносит им ущерб», – считает Максим Медведков.

     

    Центры

    принятия решений

    Существенные изменения, имеющие прямое отношение к бизнесу на территории ЕЭП, произошли и в организационном плане. Речь – о новых центрах принятия решений и судебных инстанциях, решения которых теперь будут обязательными для исполнения белорусскими субъектами хозяйствования.

    В прошлом году таможенная «тройка» создала первый на постсоветском пространстве наднациональный орган – Евразийскую экономическую комиссию (ЕЭК), которая будет заниматься дальнейшей интеграцией и созданием Евразийского экономического союза. Пока исполнительным органом остается Комиссия Таможенного союза – она передаст свои полномочия ЕЭК 1 июля 2012 года.

    Главным органом ЕЭК станет Высший евразийский экономический совет, который будет собираться на уровне глав правительств и глав государств. В ЕЭК два уровня: Совет Комиссии и Коллегия Комиссии. В Совет войдут 3 вице-премьера – по одному от каждого государства. Он будет осуществлять общее регулирование интеграционными процессами в ТС и ЕЭП. А оперативным управлением займется Коллегия. Она будет осуществлять выработку предложений в сфере дальнейшей интеграции в рамках ТС и ЕЭП. В Коллегию войдут 9 членов: по 3 от каждой страны. Члены коллегии и ее председатель назначаются сроком на 4 года, но с возможным продлением полномочий решением Совета.

    Председателем Коллегии на первые 4 года назначен руководитель Министерства промышленности и торговли РФ Виктор Христенко. От Беларуси членами Коллегии стали: экс-премьер Сергей Сидорский (согласован на должность министра промышленности и агропромышленного комплекса ЕЭК), Владимир Гошин (станет министром по таможенному

    сотрудничеству) и Валерий Корешков (министр по вопросам технического регулирования).

    На этапе подготовки соглашения по ЕЭК едва ли не самым болезненным был вопрос определения процедуры принятия решений, а также контроля за принимаемыми комиссией решениями. Вопрос стоял принципиально: как принимать решения – путем консенсуса, квалифицированным большинством или иными способами. Россия категорически настаивала на принципе взвешенного голосования – по нему РФ имела бы 57% голосов, но Беларусь и Казахстан не поддержали этот принцип. В качестве условий присоединения к договору они выдвинули принцип: «одна страна – один голос».

    Чтобы договор о ЕЭК был принят, российской стороне пришлось с этим согласиться. В результате ЕЭК будет принимать решения на основании голосования членов совета или членов коллегии в порядке: «один член коллегии – один голос» или «один член совета – один голос». При этом все решения будут приниматься коллегиально. Если же по тем или иным вопросам не будет найдено консенсуса, вопрос будет выноситься на совет на уровне вице-премьеров. А если и там решение не будет найдено, то этим займутся непосредственно Главы государств.

    Отметим, что решения об изменении пошлин в Таможенном союзе будет принимать ЕЭК. Но, что теперь принципиально, – с учетом договоренностей России и ВТО. В конце 2011 года страны «тройки» ратифицировали договор о функционировании Таможенного союза в рамках многосторонней торговой системы. Теперь нормы ВТО, касающиеся сферы регулирования ТС, становятся частью правовой системы союза. И, самое главное, этим договором устанавливается приоритет обязательств стороны в рамках ВТО перед ее обязательствами в рамках ТС.

    Кроме того, 1 января 2012 года в Минске начал работу Суд ЕврАзЭС – судебный орган Евразийского экономического сообщества. Его решения будут являться обязательными для исполнения сторонами спора в отличие от решений Экономического Суда СНГ, которые носили рекомендательный характер. Суд наделен полномочиями по разрешению споров экономического характера, возникающих в связи с формированием Таможенного союза. Помимо государств, в этот суд смогут обратиться органы ЕврАзЭС, Таможенного союза и

    хозяйствующие субъекты стран Таможенного союза.

    Впервые на постсоветском пространстве право обратиться в международный судебный орган получили субъекты хозяйствования. Это связано с тем, что в рамках Таможенного союза и формируемого Евразийского экономического пространства появились наднациональные органы, решения которых будут касаться субъектов хозяйствования. Соответственно создается правовая основа для защиты их интересов и возможность

    обжалования решений, принятых в их отношении.

    Следует отметить, что сегодня каждая страна-участница ТС помимо сотрудничества в рамках Таможенного союза продолжает свою международную деятельность на основе двухсторонних договоров с другими странами, что может спровоцировать конфликт интересов. Кроме того, факт вступления России в ВТО может оказать влияние на экономические взаимоотношения стран – участниц ЕврАзЭС, что также может вызвать спорные вопросы.

    Наибольшее количество споров ожидается в связи с функционированием Таможенного союза. Суд будет рассматривать дела об оспаривании актов ЕЭК и действий (бездействий) этой комиссии. Споры с участием хозяйствующих субъектов будут рассматриваться коллегией суда, которая состоит из трех судей. Решения суда могут быть обжалованы в апелляционную палату, состоящую из других трех судей. При этом решение апелляционной палаты будет являться окончательным.

    Хозяйствующие субъекты при обращении в суд должны уплачивать пошлину в размере $1 тыс. А обращения органов ТС и ЕврАзЭС, а также отдельных государств пошлинами облагаться не будут. Субъекты хозяйствования могут оплачивать пошлину как в долларах, евро или российских рублях, так и в белорусских рублях в эквиваленте.

    Первым председателем Суда ЕврАзЭС, который, кстати, избирается на 2 года, стал представитель Беларуси Евгений Смирнов. Далее председательство будет  осуществляться поочередно на ротационной основе в порядке русского алфавита, исходя из названий государств. Следующим руководителем суда станет представитель Казахстана, потом – Кыргызстана, России и Таджикистана.

    Деловые и бизнес новости
      Добавить комментарий

      Календарь бизнес событий
      • выставки
      • презентации

      © Издательство «Дело (Восток+Запад)».

      Все права защищены.

      При использовании материалов активная индексируемая ссылка на www.delo.by обязательна.

      ISSN DELO (online) 1608-1404

      220004, Минск, пр. Победителей, 11

      email: delo@delo.by