DELO.BY, администратор журнала "Дело"

    Комментарии 16 Июн 2011 11:30

    Бег по кругу. Замкнутому на отсталых технологиях

    Разорвать этот «круг» и обеспечить инновационный прорыв белорусской экономики можно с привлечением крупного частного капитала.

    Тема инноваций становится все популярнее в постсоветских странах. Даже в таких богатых полезными ископаемыми и неплохо живущих за счет их продажи, как Россия или Украина. Сегодня становится очевидным, что в долгосрочной перспективе сырьевая экономика – это тупиковый путь. А для стран-покупателей таких энергоресурсов как газ и нефть – инновационная направленность вообще является основным фактором экономической стабильности и единственным шансом сохранить конкурентоспособность в постиндустриальном мире.

    Беларусь – как раз и есть такая страна. Наша экономика, изначально «заточенная» под дешевые источники сырья, не выдержала испытания ростом цен на энергоносители. Растущее с каждым годом отрицательное внешнеторговое сальдо – тому лучшее подтверждение. Поскольку стоимость затрат наших производителей постоянно растет, а рыночные цены имеют свой потолок, добавленной стоимости они получают все меньше. Прогрессирующий дефицит ресурсов не позволяет вовремя модернизировать работающие «на износ» производства, что, в свою очередь, оборачивается растущим технологическим отставанием и снижением конкурентоспособности.

    Получается замкнутый круг, и его существование признают не только профессиональные экономисты, но и руководители нашей страны. Перед сдачей этого номера в печать Президиум Совмина в очередной раз обсуждал проект Государственной программы инновационного развития Беларуси на 2011-2015 годы. Правительство рассчитывает совершить в стране настоящий технологический рывок. Попробуем разобраться: насколько реальны эти планы.

     

    Сухой остаток

    Нынешнее состояние белорусской экономики незавидное, и необходимость ее модернизации не подлежит сомнению. По большому счету мы сейчас в том же положении, в котором оказался в начале 90-х Советский Союз, проигравший Западу в «войне технологий». При этом положение Беларуси стало еще хуже, поскольку мы не имеем собственных источников сырья и энергоносителей.

    – Основным требованием, которое в последние годы предъявлялось к руководителям предприятий, был «вал» – обеспечение роста объемов производства, – говорит директор Парка высоких технологий (ПВТ) Валерий Цепкало. – В свое время СССР тоже не сильно отставал по объемам производства от США. Зато проигрывал по качеству, что и стало одной из причин его краха. Необходимость постоянного поддержания темпов роста ставит руководителя предприятия в сложное положение: он не имеет права на риск и не может, например, остановить производство, чтобы его модернизировать или разработать новую продукцию.

    Начало перевода экономики на инновационные рельсы Беларусь провозгласила еще в 2004 году. В2006-м появилась и первая национальная инновационная программа, которая провозглашала весьма амбициозные задачи: превращение научных знаний в конкурентоспособные товары. В соответствии с ней в 2007-2010 годах предусматривалось финансирование 1014 различных научных и производственных проектов. Причем, объем финансирования научных исследований и разработок с каждым годом увеличивался. По данным Государственного комитета по науке и технологиям (ГКНТ),за пятилетку эти затраты выросли в 2,7 раза. Так, если в 2009 году затраты на исследования и разработки составили 0,65% ВВП, то в 2010-м – уже 0,7%. В 2010 году, по данным Белстата, научными исследованиями и разработками в стране занимались 468 организаций (на 22 больше чем в 2009-м). За год на эти цели было израсходовано Br1,3 трлн. рублей, что на 24,2% больше, чем в 2009-м. А затраты предприятий на технологические, организационные и маркетинговые инновации в 2010 году составили более Br2,8 трлн.
    В целом предыдущая инновационная программа ежегодно обходилась белорусским налогоплательщикам примерно в $900 млн. Как видим, финансирование было довольно внушительным. Что же мы имеем, так сказать, в «сухом остатке»? Какой эффект дали эти вложения реальному сектору экономики? Ответ на эти вопросы можно найти в недавно опубликованном Белстатом отчете об инновационной деятельности в сфере промышленности в 2010 году.

    Согласно статистике, налицо только один положительный факт: доля затрат на исследования и разработки новых продуктов, услуг и производственных процессов выросла с 11,6% до 21,4%. При этом инновационно-активными (т.е. осуществлявшими затраты на технологические инновации) в 2010 году в Беларуси являлись 324 промышленных предприятия, или всего 15,4% от их общего числа. Из Br2,8 трлн. общих инновационных затрат доля расходов промышленности на внедрение по-настоящему новых и высоких технологий составила только 0,4%. Преобладающим же в структуре затрат по-прежнему являетсяприобретение машин и оборудования –65,1%, что можно назвать модернизацией, но никак не инновациями в классическом понимании этого термина. И что еще плохо: в общем объеме затрат на инновации доля технологических инноваций составляет 99,3%, тогда как на организационные инновации (т.е. современные технологии управления бизнес-процессами) приходится всего 0,2%, а на маркетинговые инновации – 0,5%.

    Вообще, подмена понятий – характерная особенность белорусской инновационной риторики, да и практики тоже. Зачастую в инновационные программы попадали самые банальные проекты, под которые заказчики – как правило, государственные предприятия, хотели бы получить деньги. Например, в программе «Белкоопсоюза» в числе инновационных проектов фигурировало создание… сети придорожных кафе и закусочных, межу прочим стоимостью от $140 тыс. до $185 тыс. Аналогичным образом под инновации подводилось любое импортное оборудование, на приобретение которого у предприятий не хватало собственных средств.

    – Большинство производимой в нашей стране продукции нельзя назвать инновационной, – считает Валерий Цепкало. – Инновация – это всегда «ноу-хау», т.е. разработчик выходит на рынок с абсолютно новой продукцией, причем не только для внутреннего, но и для внешнего рынка. Это высокая производительность труда и добавленная стоимость, интеллектуальная емкость и перспективы сбыта. Но, прежде всего – экспортная ориентированность, которая дает по-настоящему серьезные перспективы роста. Реально такая инновационная продукция у нас есть, пожалуй, лишь в IT-сфере. Но даже у резидентов ПВТ ее доля не превышает 20%.

    По мнению экспертов «Дела», ситуации, когда деньги вкладываются в организацию производства продукции, которую нельзя продать нигде, кроме Беларуси, у нас, увы, не редкость. И во многом именно из-за низкой реальной инновационности и ориентации исключительно на внутренний рынок не дает должного эффекта программа импортозамещения*.

     

    Выставка достижений

    Конечно, нельзя говорить о том, что все ресурсы в рамках инновационных программ уходят как вода в песок. Определенный эффект они дают. И в Беларуси уже есть оригинальные разработки, не имеющие аналогов за рубежом, или, по крайней мере, не уступающие им, которые с полным правом можно назвать инновационными.

    – В результате реализации проектов Государственной программы инвестиционного развития в 2007-2009 годах в Беларуси было создано или модернизировано около 10 тыс. рабочих мест, – говорит председатель ГКНТ Игорь Войтов. – Если в 2008 году доля высокотехнологичной продукции в общем объеме белорусского экспорта составила около 4% ($1430,8 млн.), то в 2009-м – около 6 % ($1372,9 млн.). В ряде отраслей Беларусь сегодня обладает ноу-хау мирового уровня. Это разработки в области лазерно-оптической техники, теоретических основ автоматизированного управления характеристиками стальных деталей, технологии получения новых материалов и веществ и др. В рамках выполнения мероприятий госпрограммы в 2007–2009 годах было введено в эксплуатацию 650 производств, 357 из которых уже вышли на проектную мощность.

    По оценкам НАН Беларуси, сегодня 85% финансирования науки направляется именно на прикладные исследования и разработки. По каждой научно-технической программе имеются потенциальные заказчики. Практически все научные организации Академии наук имеют опытные и опытно-промышленные производства, благодаря чему идет апробация научных разработок, выпуск пробных партий продукции и ее реализация на рынке. В целом же в структуре создаваемых в Беларуси технологий доля высокотехнологичных составляет по разным оценкам от 8 до 10%. Причем, это принципиально новые разработки, то есть конкурентоспособные за рубежом.

    Среди направлений, в которых, благодаря финансированию по линии инновационных программ, достигнуты значительные успехи, можно назвать, например, энергосбережение. По этому показателю Беларусь безо всяких преувеличений является лидером в СНГ. По данным НАН, уже в ближайшие годы в стране будет осуществлено массовое внедрение светодиодной энергосберегающей техники. Создается практически новая подотрасль по ее производству, которая имеет большой экспортный потенциал. Экономический эффект от внедрения светодиодной продукции в Беларуси в 2010-2015 гг. должен выразится в экономии 1,1 млрд. кВт/ч электроэнергии на сумму порядка $113,5 млн. Предприятием «Центр светодиодных и оптоэлектронных технологий НАН Беларуси» разработаны и уже производятся энергоэффективные светодиодные светильники для жилищно-коммунального хозяйства.

    Еще одно перспективное направление – лазерно-оптические и электронные технологии. Производством лазерной и оптической техники в стране занимаются несколько десятков предприятий Министерства промышленности, Государственного военно-промышленного комитета и частные компании. Перспективы здесь связаны, прежде всего, с низкими энергозатратами и материалоемкостью продукции, высокой квалификацией работников и конкурентоспособностью продукции на зарубежных рынках. У многих предприятий, работающих в этой отрасли, доля экспорта уже приближается к 90%. Новая инновационная программа предполагает к 2015 году увеличить экспорта продукции отрасли в два раза.

    В Институте технологии металлов НАН Беларуси разработана уникальная технология получения высокоизносостойких деталей техники методом непрерывно-циклического литья намораживанием (НЦЛН). По этой технологии успешно работает предприятие «Технолит». Остановись оно сегодня, и такие индустриальные гиганты, как МТЗ, МАЗ, БелАЗ, «Бобруйсксельмаш», «Белкард», Минский завод колесных тягачей, Белорусская железная дорога и десятки других стратегически важных белорусских и зарубежных предприятий окажутся в тяжелой ситуации, поскольку все они используют комплектующие, произведенные по этой уникальной технологии. Если раньше такую продукцию в страну приходилось импортировать, то теперь мы ежегодно продаем за рубеж более миллиона различных деталей – свыше 50% выпускаемой предприятием продукции!

    В качестве положительного примера можно отметить и строительную науку, которая обладает мощным научно-техническим потенциалом, и способствует повышению конкурентоспособности строительной отрасли. За 2006-2010 годы в рамках государственной научно-технической программы «Строительные материалы и технологии» на Br1 средств, выделенных из республиканского бюджета, было произведено продукции на Br57.

     

    Начинать с малого

    С льготами для инноваторов в Беларуси, на первый взгляд, дело тоже обстоит неплохо. Недавно увидел свет Указ Президента №252, которым предусматривается ряд налоговых льгот, в том числе для венчурных организаций и Белорусского инновационного фонда, доходы которых, полученные от предоставления средств инновационным организациям, не облагаются налогом на прибыль. Правда, эта льгота будет применяться только в случае, если доля выручки инновационной организации от реализации высокотехнологичных товаров (работ, услуг) составит не менее 50% от общей выручки. Для научно-технологических парков, их резидентов, центров трансфера технологий ставка налога на прибыль снижается до 10% при условии, что их деятельность будет соответствовать полученному статусу, а высвободившиеся средства – направляться на развитие. В соответствии с Налоговым кодексом от НДС освобождаются обороты по реализации на территории Беларуси научно-исследовательских, опытно-конструкторских, опытно-технологических работ, зарегистрированных в государственном реестре в порядке, определяемом Президентом Республики Беларусь, а также ввозимые субъектами хозяйствования для научно-исследовательских целей оборудование и приборы, материалы и комплектующие, предназначенные для выполнения таких работ. Льготы по НДС и налогу на прибыль предоставлены организациям, осуществляющим производство лазерно-оптической техники. А преференции для резидентов ПВТ вообще носят беспрецедентный характер.

    И все-таки доля инновационной продукции в промышленности продолжает оставаться крайне низкой. Почему? Как свидетельствует отчет Белстата, основными факторами, препятствующими осуществлению инновационной деятельности, являются: дефицит собственных денежных средств (это отметили 70,9% организаций промышленности), высокая стоимость нововведений (58,2%), низкий инновационный потенциал организаций (38,2%), недостаток квалифицированного персонала (30,1%).

    Ресурсный голод без сомнения является самым «узким» местом инновационных программ. По словам Игоря Войтова, в 2011-2015 годах на выполнение мероприятий Государственной программы инновационного развития Беларуси будет направлено около Br58 трлн. Много это или мало? Ведь еще в прошлом году, когда программа только разрабатывалась, в нее предполагалось заложить куда большую сумму – около Br100 трлн. Вероятно, сказываются последствия кризиса. А если учесть реальную девальвацию рубля не менее чем на 30%, то на выходе получится и того меньше. Но более всего смущает даже не это.

    В 2010 году основными источниками были собственные средства предприятий (38,9%), кредиты и займы (36,9%), иностранные инвестиции (16%) и бюджетное финансирование (6,5%). Проектом программы на 2011-2015гг. предполагается увеличить долю иностранных инвестиций в общем объеме инновационного финансирования до 65%, что с точки зрения сегодняшних реалий выглядит, мягко говоря, сомнительным. По 15% должны составить собственные средства предприятий и кредиты, около 4,5% бюджетные ресурсы.

    Между тем, программа предусматривает выполнение 223 важнейших проектов по созданию новых предприятий и производств, что должно привести к просто фантастическим результатам. Как считают в правительстве, реализация программы инновационного развития позволит увеличить удельный вес инновационной продукции в общем объеме производства до 20-21% (напомним, что сегодня этим может похвастаться только IT-сфера), увеличить долю инновационно активных организаций не менее чем 40%, а внутренние затраты на научные исследования и разработки – до 2,5-2,9% от ВВП. Объем экспорта наукоемкой и высокотехнологичной продукции должен достичь почти $8 млрд. Насколько все это выполнимо? Большой вопрос.

    И суть даже не в том – хватит или не хватит денег. Самое важное – четкая программа действий и правильно выбранное направление движения. Программа есть, а вот верно ли выбрано направление? Проблема в том, что инновационные разработки – не только затратные, но и высоко рисковые. Именно поэтому во всем мире основными источниками финансирования инноваций являются не заемные ресурсы, а собственные средства организаций и венчурный капитал, которого у нас практически нет. Есть лишь Белорусский инновационный фонд, который в первом квартале 2011 года профинансировал «целых» 10 проектов по организации и освоению производства на сумму Br5,7 млрд…

    «Venture» в переводе с английского означает – «рискованное начинание». Поэтому венчурный капитал занимается высоко рисковыми инвестициями. Причем, по мировой практике 70% финансируемых инновационных проектов не приносят отдачи, хотя прибыль от оставшихся 30% окупает все убытки. Вдобавок основной сферой приложения венчурного капитала на Западе являются небольшие частные компании с высоким потенциалом роста. Схема проста: венчурный фонд финансирует новый бизнес, а затем продает его на подъеме цены.

    К сожалению, в Беларуси нет условий для работы этой схемы. Повторимся: инновации – это риск. Вы можете себе представить директора завода, который рискнет своим креслом и выведет на рынок продукцию, которая, вполне возможно, «не пойдет»? А ведь 70% таких начинаний обязательно прогорают! По той же причине бюджетные ресурсы и кредиты в принципе не годятся для финансирования инноваций, поскольку основное условие их предоставления – возвратность! Белорусский инновационный фонд, на который сегодня возложены функции по финансированию венчурных проектов, выделяет средства с уплатой процентов (0,5 ставки рефинансирования Нацбанка) и на условиях именно 100%-ной возвратности. Следовательно, без масштабной приватизации и формирования ликвидного фондового рынка говорить об инновационном прорыве не приходится. Так что, «круг» опять замкнулся…

    – Мы вообще пока не готовы к инновациям, – уверен Валерий Цепкало. – Им должна предшествовать масштабная модернизация экономики. Сначала нужно догнать ведущие мировые экономики, а уже потом можно заниматься рисковыми проектами. По такому пути пошел, например, Китай, и спустя тридцать лет стал второй в мире экономикой. Инновационные экономики, такие как в США, Западной Европе или Израиле создавались десятилетиями. К тому же любая инновационная разработка – это высвобождение части рабочей силы. Готовы ли мы к этому? А кадры? Признак инновационной экономики – хорошие университеты. А наш крупнейший университет – БГУ даже не входит в 300 лучших университетов мира.

     

    *См. «Дело», №3/2011

     

    Мнение эксперта

     

    Виктор Качанов, директор Минского делового центра (бизнес-инкубатор Минского района)

    Для начала стоит определиться, что такое инновационные производства? В общем понимании – это предприятия, доля новой продукции у которых занимает значительный процент. Величина этой доли зависит от отрасли. К примеру, в IT-сфере, где срок жизни продукта достаточно короткий, этот процент будет выше, чем, скажем, в машиностроении. В целом, к инновационным я бы отнес в Беларуси порядка 15-20% предприятий – это средняя цифра по всему миру. Возможно, на первый взгляд это и немного, но нужно понимать, что бизнес предпочитает действовать наверняка. А 70% наших предприятий – государственная промышленность.

    Что касается поддержки инновационного бизнеса со стороны государства, то оно предусмотрено, в первую очередь, для тех, кто заявляет свой проект в инновационном фонде и финансируется за счет региональных научно-технических программ. Также можно получить преференцию в виде 10%-ной ставки налога на прибыль, став резидентом белорусских технопарков. Тот же, кто осуществляет свою инновационную деятельность самостоятельно, должен рассчитывать только на собственные силы, так как кредитные продукты для этого не подходят – наши банки в силу высоких рисков пока не готовы финансировать новые разработки. Если же взять  всевозможные предложения от банков по финансированию малого бизнеса, то кредитуемых сумм, а это, как правило, не более Br 25-50 млн., недостаточно для выведения на рынок нового продукта.

    Я считаю, что развитие инновационных производств у нас начнется после реструктуризации государственных предприятий, деятельность которых регулируется на уровне отраслевых министерств. Благодаря этому высвободятся ресурсы, которые могут пойти в малый и средний бизнес. Он традиционно более мобилен и способен оперативно генерировать, создавать, внедрять и выводить на рынок новую продукцию. Безусловно, необходимы программы господдержки, в том числе упрощенная система согласования, которая не будет отпугивать желающих производить инновационный продукт, а наоборот, поможет оперативно и доступно решать все вопросы.  

     

    Виктор Моисеев, директор ООО «Мемпекс»

    Сегодня предпринимателям, которые желают заниматься производством, не столько нужна финансовая поддержка, сколько помощь в конкретных вопросах. Для начала было бы неплохо организовать некий конструктивный орган, который создал бы реестр всех инновационных предприятий и точечно помогал бы начинающим справляться со всеми возникающими проблемами, которых, к сожалению, немало.

    По собственному опыту знаю, как сложно частнику найти производственные помещения  для предприятия. Я три года буквально выбивал у райисполкома здание старой бани, чтобы расширить производство. Но в итоге пришлось приобретать помещение на расстоянии 200 метров от основного производства. А сколько у нас заброшенных и нерационально используемых площадей, на которых малый бизнес мог бы организовать производство?! Но чиновники боятся что-либо предпринимать.

    Как член консультационного совета по инновационным технологиям при Мингорисполкоме, я не раз сталкивался с недопонимаем наших проблем со стороны властей. Так, недавно комитет по экономике г. Минска предложил проект поддержки инновационных технологий, который скорее стал бы препятствием для нашей работы. Планировалось, что производители должны продавать инновационную продукцию на сумму не менее $25 млн. в год (а это приблизительно масштабы «Атланта»), обеспечить рост добавленной стоимости не менее 150%, поступление прямых иностранных инвестиций – не менее $50 млн. и создать не менее 100 рабочих мест. Притом, что у нас уже сейчас дефицит рабочих кадров. Разве такие объемы под силу малому предприятию? А «компенсацией» за все это стало бы освобождение от уплаты сбора в республиканский фонд поддержки производителей сельского хозяйства, продовольствия и аграрной науки либо (на выбор) снижение ставки земельного налога, которая сейчас составляет 1,2%, снижение ставки налога на недвижимость (сейчас – 1%) или предоставление права безвозмездного размещения рекламы в г. Минске.

    К счастью, этот проект не был принят. Мы предложили упрощенную систему подтверждения инновационной деятельности предприятия, выдвинув всего три основных критерия: новизну продукции (отсутствие ее аналогов в стране), происхождение продукции и спрос на нее за пределами Беларуси.

    Деловые и бизнес новости
      Добавить комментарий

      Календарь бизнес событий
      • выставки
      • презентации

      © Издательство «Дело (Восток+Запад)».

      Все права защищены.

      При использовании материалов активная индексируемая ссылка на www.delo.by обязательна.

      ISSN DELO (online) 1608-1404

      220004, Минск, пр. Победителей, 11

      email: delo@delo.by