Delo.by,

    Комментарии 10 Авг 2015 16:11

    Все под контролем?!.

    Национальный банк получает функции «мегарегулятора» для всех сегментов финансового рынка. Однако с фондовым рынком не все так просто

    Валентин Лопан, специально для «Дела»

     

     

    Потрясения на рынке иностранной валюты и скрытая девальвация белорусского рубля в конце 2014 года вновь заставили многих наблюдателей и экспертов задуматься, как и за счет чего обеспечить предсказуемость курса национальной денежной единицы.

    Снижение экспортной выручки белорусских предприятий и общее сокращение производства озадачили фискальные органы, призванные обеспечить наполнение бюджета страны, в том числе и за счет «учета и контроля» ранее не охваченных налогообложением сфер деятельности.

    Кроме того, в год очередных президентских выборов как никогда необходимы стабильность, а еще лучше – рост экономических показателей. Как минимум, недопустим срыв выполнения социальных программ.

    Промышленности Беларуси также остро необходимы источники средств для модернизации, отличные от банковских кредитов, поскольку последние слишком дороги в обслуживании.

    Видимо, по этим причинам к концу 2014 года с новой силой зазвучала идея наделить Национальный банк Беларуси функциями «мегарегулятора» всех сегментов финансового рынка.

    Цель поставлена…

    Процесс передачи Национальному банку надзорных и регулирующих функций шел и ранее. Свое влияние оказывал и тот факт, что в союзной нам Российской Федерации Центральный банк получил статус «мегарегулятора» еще в середине 2013 года.

    В прошлом году под опеку Нацбанка перешли лизинговые компании и микрофинансовые организации. Регулятор уже ведет их реестры и осуществляет за ними надзор.

    Два года велись разговоры о подготовке Указа Президента, призванного регулировать рынок Forex.

    И вот, в начале июня 2015 года этот документ наконец был подписан.

    Кроме того, в начале мая 2015 года Нацбанк сообщил, что до конца 2015 года к нему перейдет регулирование страхового рынка.

    Меньше всего подвижек пока происходит в регулировании такого сегмента, как рынок ценных бумаг. Однако Президент поставил перед Нацбанком задачу привлекать через финансовый рынок средства населения для развития предприятий. Причем, из уст главы государства это порой звучало просто и понятно: «Пусть покупают акции…».

    Ведь по данным Национального регулятора население Беларуси на 1 мая 2015 года держало на депозитах в банках страны почти $7,3 млрд. только в иностранной валюте. Вовлечение хотя бы части этих денег в активный хозяйственный оборот может ослабить финансовый голод промышленности.

    … но пока недостижима?

    При всей привлекательности такой задачи, как развитие фондового рынка, в ближайшее время вряд ли стоит ожидать значительных изменений в этой сфере, даже если передать функции регулирования рынка ценных бумаг от Минфина Национальному банку. И вот почему.

    Первое – в случае с фондовым рынком речь идет о регулировании выпуска и обращения ценных бумаг, дающих право на часть собственности предприятий и на часть прибыли от их хозяйственной деятельности в отличие, например, от страховой деятельности, деятельности лизинговых компаний, микрофинансовых организаций или даже Forex-компаний, где речь, как правило, идет о привлечении средств от одних лиц и их передаче за вознаграждение другим лицам.

    Для развития фондового рынка, очевидно, необходимо увеличение количества свободно обращающихся акций предприятий. В Беларуси государство по-прежнему является собственником 100% акций большинства открытых акционерных обществ или владеет пакетом 75% плюс одна акция, то есть, осуществляет безоговорочный контроль над ОАО. И пока нет признаков того, что государство готово ради развития фондового рынка расстаться с частью прибыльных активов.

    Второе – существующие ОАО ничем не мотивированы на дополнительные эмиссии акций с целью привлечения средств на развитие. Акционерными большинство предприятий стали не потому, что успешно развивались и стали публичными, а в силу размеров уставных фондов в процессе преобразования из государственных унитарных предприятий. Производственные объединения стали холдингами. Но все эти преобразования ничего не изменили в корпоративном управлении.

    Менеджмент не чувствует ответственности перед акционерами, тем более, что часто акционер абстрактен (государство), а его представители – все те же государственные начальники из концернов, министерств, Совета министров и даже районного исполкома.

    Третье – большинство ОАО никогда по-настоящему не были информационно открытыми. По этой причине они остаются непонятными не только для потенциальных инвесторов, но и для миноритарных акционеров, если они есть. Дошло до того, что с 1 апреля 2015 года Белорусская валютно-фондовая биржа была вынуждена приостановить допуск к обращению акций 1726 белорусских акционерных обществ из 2148, потому что они не опубликовали годовые отчеты в средствах массовой информации, как того требуют правила биржи, уставы ОАО и Закон о хозяйственных обществах. И нечто подобное происходит ежегодно.

    Четвертое – наши акционерные общества редко заботятся о своей репутации, не ставят и не решают задач по укреплению доверия к ценным бумагам общества. На формирование доверия требуется время и немалое. Причем главным фактором укрепления доверия являются поступки, а не слова и обещания. По этой причине невозможно получить быстрого эффекта от мер по развитию фондового рынка. Требуются целенаправленные, спланированные усилия в течение нескольких лет со стороны не только мегарегулятора, но и со стороны органов государственного управления, акционеров, менеджмента. Прошедшие в 2012-2014 годах пилотные проекты по открытой продаже акций двух ОАО через IPO только подтвердили этот тезис.

    Пятое – принятая в январе 2015 года новая редакция Закона о рынке ценных бумаг, которая должна вступить в силу уже в июле 2015 года, по мнению ряда опрошенных участников рынка, никак не способствует развитию этого рынка, а даже сдерживает его.

    В частности, отмечается, что процедуры по оформлению сделок с ценными бумагами прописаны так, что их практически невозможно проводить в массовом порядке, например, с гражданами, которые должны «покупать акции». Представители инвестиционных департаментов банков даже с развитой филиальной сетью по стране отмечают, что смогут проводить максимум «до ста сделок в день», что явно недостаточно, если речь зайдет о массовой продаже акций предприятий.

    Директор инвестиционной компании ЗАО «Бросток» Валерий Постовский, имеющий опыт проведения уже 8 IPO белорусских компаний, отмечает, например, тот факт, что новый закон содержит «более 60 отсылочных норм» и по этой причине не может считаться законом прямого действия, как это сделано в Российской Федерации, где фондовый рынок развит значительно лучше. Такое количество отсылочных норм запутывает любого участника рынка и сильно усложняет слежение за изменениями «правил игры».

    Только перечисление этих причин делает задачу по регулированию фондового рынка для Национального банка архисложной. А если учесть желание главы государства, чтобы Национальный банк не только «регулировал», но и «управлял», то задача выглядит и вовсе невыполнимой.

    Хотя шанс все-таки остается. Но для этого придется наделить Национальный банк функциями… правительства.

    Полный вариант статьи читайте в номере журнала "Дело", главная тема которого "Человек Дела 2015"


    Валентин Лопан,

    директор маркетинговой и PR-компании

    «Агентство Деловых Связей»

    Деловые и бизнес новости
      Добавить комментарий

      Календарь бизнес событий
      • выставки
      • презентации

      © Издательство «Дело (Восток+Запад)».

      Все права защищены.

      При использовании материалов активная индексируемая ссылка на www.delo.by обязательна.

      ISSN DELO (online) 1608-1404

      220004, Минск, пр. Победителей, 11

      email: delo@delo.by