DELO.BY, администратор журнала "Дело"

    Комментарии 8 Апр 2011 0:00

    Социальная направленность белорусской экономики тормозит развитие страхового рынка

    Сокращение господдержки предприятий и населения ведет к увеличению спроса на страховые услуги.

     

    По данным статистики, оборот белорусского страхового рынка растет, как на дрожжах, ежегодно прибавляя более 25%. К нам постепенно приходят крупные зарубежные игроки – в первую очередь, российские и европейские страховщики. И все-таки: отечественные страховые компании по-прежнему являются «бесприданницами» финансового рынка. Сегодня их доля в ВВП страны составляет по разным оценкам не более 3-4%. Для сравнения: в развитых странах на долю страховых услуг приходится 8% ВВП. Ежегодно отечественные страховщики, в основном, государственные компании, подвергаются критике со стороны правительства – выслушивают упреки в нерасторопности и получают традиционный пакет ориентиров и заданий. Но проходит время, а ситуация принципиально не меняется. Сказывается патриархальный белорусский менталитет, а также непоследовательная и противоречивая политика государства в регулировании этой сферы.

     

    Бюджет – всему голова

    Страхование – это минимизация неблагоприятных последствий, возникающих вследствие различных форс-мажорных обстоятельств. Поэтому лучшей рекламой страховых полисов являются… стихийные бедствия и другие неприятности. Например, хорошим катализатором спроса на страховые полисы послужили ураганы, бушевавшие у нас летом прошлого года. Кроме того, страхование – это еще и зеркало социальной политики государства, а также один из инструментов перераспределения средств. Но в нашей стране основным «распределителем» является государственный аппарат, который пока выигрывает в своеобразной «конкурентной борьбе» со страховщиками за явным преимуществом.

    По мнению генерального директора Белорусской ассоциации страховщиков (БАС) Ирины Мерзляковой, серьезным тормозом развития страховых услуг у нас являются… высокие социальные гарантии. Например, белорусские власти всегда приходят на помощь пострадавшим от природных и техногенных катаклизмов. После тех же ураганов сельчане, которые страховых полисов и в глаза не видели, получили ощутимую финансовую поддержку от местных исполкомов. Неудивительно, что при этом у многих возникает резонный вопрос: зачем платить страховые взносы, если государство помогает пострадавшим, причем совершенно безвозмездно?!. Получается, что достойное всяческой похвалы отношение к своим гражданам на самом деле притупляет у них персональную ответственность за свою судьбу.

    Аналогичная ситуация наблюдается и в корпоративном сегменте. Основу экономики составляют государственные структуры либо предприятия с долей госсобственности. Естественно, что в случае возникновения проблем, исполнительная власть их поддерживает, используя бюджетные средства либо банковские кредиты с компенсацией процентных ставок за счет казны. В широком обиходе также механизмы реструктуризации долгов, списание задолженностей перед бюджетом, предоставление различных льгот… Например, нулевой ставки НДС, освобождений от уплаты таможенных пошлин при ввозе импортного оборудования, сырья и даже промежуточных товаров. Словом, административных рычагов для сохранения своих активов у вертикали власти предостаточно.

    Многие руководители госпредприятий настолько привыкли получать дешевые финансовые ресурсы, что о других механизмах привлечения средств даже не задумываются. На недавней коллегии Минфина его глава Андрей Харковец озвучил эту «иждивенческую» статистику: в прошлом году каждый второй кредит, выданный в стране, являлся льготным! Одним словом, у государственных субъектов хозяйствования нет стимулов для приобретения страховых услуг, поскольку в случае любого ЧП они могут спрятаться за «широкую спину» бюджета.

    По словам генерального директора компании B&B Insurance Co Бориса Медника, не самым лучшим образом на росте страхования в стране сказывается низкий уровень развития риск-менеджмента. Это направление находится в зачаточном состоянии, специалисты практически отсутствуют, а руководители предприятий (не только государственных, но и частных), в лучшем случае, приблизительно владеют технологиями оценки вероятности наступления тех или иных неблагоприятных последствий. «Закрывать» полисами абсолютно все риски – дорого и нецелесообразно. Провести же научный анализ, выбрать наиболее значимые из них – способны руководители далеко не всех компаний.

    Еще одной проблемой является высокая себестоимость и низкая конкурентоспособность продукции отечественного реального сектора. Во время кризиса около 20-30% субъектов хозяйствования имели рентабельность до 5%. Позволить себе дополнительные издержки на страхование рисков такие компании попросту не могут. В итоге, чтобы удержаться на рынке, страховым компаниям пришлось в 2009-2010 годах сдерживать тарифы на фоне значительного роста страховых выплат. К счастью, до стадии банкротства страховых компаний дело у нас, в отличие от России, не дошло. С одной стороны, участники рынка старались не переходить опасную грань, с другой – Министерство финансов постоянно держало «руку на пульсе». Но некоторым страховщикам довелось побалансировать на грани платежеспособности. И хотя по объему собранных взносов страховая отрасль в 2010-м снова продемонстрировала рост, финансовый результат оказался намного скромнее, чем в 2009-м. Лишь во второй половине прошлого года страховщики начали понемногу повышать тарифы, что несколько улучшило доходность страховых услуг.

     

    В борьбе за ресурсы

    По оценкам страховщиков, самый большой резерв рынка заключается в накопительном сегменте, а также в страховании жизни и здоровья. Динамика по этим направлениям значительно опережает все остальные сегменты. В необходимости развития пенсионного страхования убеждает и статистика. Население стареет, демографического взрыва не предвидится и, по прогнозам специалистов Минтруда, уже к 2020 году количество пенсионеров и работающих граждан уравняется. Далеко не факт, что бюджет сможет обеспечить достойную старость такому количеству «иждивенцев».

    Эта тема в прошлом году активно обсуждалась на государственном уровне, пропагандировалась посредством налоговых льгот, предоставляемых гражданам и юридическим лицам при приобретении таких полисов. Но, по мнению участников рынка, этих льгот недостаточно, чтобы убедить граждан и их работодателей инвестировать в пенсионные накопления. Без более существенных преференций накопительный сегмент страховых услуг не сможет превратиться в серьезную финансовую силу.

    Пока же в Беларуси есть качественная номенклатура профильных страховых услуг, создана необходимая инфраструктура, осталось найти только потребителей. А с их стороны платежеспособный спрос невелик. По оценкам компании «Стравита», пенсионные страховые отчисления делают люди, чей среднедушевой доход превышает $700 в месяц. Таких «богачей» у нас в стране не более 5-7%. При этом значительная часть из них надеются больше на себя, чем на полисы, и стараются обеспечить собственную старость за счет бизнеса, вложений в недвижимость или банковских вкладов, которые пока обеспечивают приличную доходность. В крайнем случае, приобретают полис солидной зарубежной страховой компании: например, польской или австрийской.

    В нашей стране очень высок уровень налоговых изъятий, которые расходуются на социальные нужды. И если гражданин приобретает еще и полис, то, получается, он подвергает себя двойному налогообложению. По мнению страховщиков, сделать эту услугу массовой можно либо путем введения обязательного страхования дополнительной пенсии, либо снижением отчислений в фонд социальной защиты. Последняя идея – самая логичная, но она очень не нравится Минтруда. Ведь даже переход к системе страхового пенсионного обеспечения снижает значение этой структуры. Кроме того, и сегодня, при немалых размерах отчислений, пенсионный фонд не испытывает избытка средств.

    Но больше всего тормозит развитие накопительного страхования банковский сектор. Перед ним поставлена задача наращивания вкладов населения, что и происходит… в основном за счет отсутствия альтернатив. В Беларуси практически нет фондового рынка, так и не появились паевые инвестиционные фонды. Стоило поднять голову кредитным союзам, как их деятельность тут же привлекла пристальное внимание Комитета Госконтроля и других надзорных ведомств. Одним словом, накопительное страхование – реальный конкурент банкам в борьбе за средства населения. Тем более что белорусы на накопление выделяют совсем немного – 4,5% своих доходов.

    Парадоксально, но сегмент страхования дополнительной пенсии, жизни и здоровья является одним из источников пополнения ресурсной базы банковской системы. Ведь по законодательству страховые компании обязаны размещать эти средства только на депозитных счетах банков! Но если они придут в банки через страховые компании, то пойдут в зачет уже как депозиты юрлиц, что поставит под угрозу выполнение прогнозных параметров по привлечению ресурсов населения.

    Словом, в конкуренции между Минфином и Нацбанком пока выигрывает последний. При этом ходят упорные слухи, возможно, даже небезосновательные, что страхование скоро перейдет под юрисдикцию Нацбанка. И, на наш взгляд, такое решение было бы вполне логичным. Но, учитывая нынешнюю непростую экономическую ситуацию, главное банковское ведомство пока не особенно рвется взваливать на себя проблемы страховщиков.

     

    Братство

    без равенства

    Директива №4 одновременно обнадежила и расстроила страховщиков. С одной стороны, в ней ни слова не сказано о допуске частных компаний к обязательным видам страхования, с другой – в документе имеется пункт о создании равных условий для всех субъектов хозяйствования независимо от формы собственности. Этот пункт крайне важен для развития рынка, поскольку речь идет о недопустимости ограничения конкуренции.

    Как говорит генеральный директор компании «Белросстрах» Виктор Лаврусенко, обязательные виды страхования хотя и не являются высокодоходными, но позволяют частным компаниям формировать комплексные программы оказания услуг, повышать сервис и качество обслуживания. В свою очередь, глава БАС Ирина Мерзлякова считает, что обязательное страхование – двигатель для развития добровольных видов. И в подтверждение ссылается на опыт стран Западной Европы и соседей по СНГ. Владельцы полисов по обязательным видам страхования получают возможность почувствовать полезность и комфортность защиты рисков и начинают более лояльно присматриваться к другим видам страховых услуг. Опыт компании «Стравита» свидетельствует: немало граждан, заключивших договора страхования дополнительной пенсии, первоначально входили в аналогичные программы корпоративного страхования. Словом, равные условия на рынке дают возможность «частникам» нарастить если не прибыльность, то хотя бы объем бизнеса, активнее использовать маркетинг, более эффективно выстраивать работу филиальных сетей и агентов.

    Наверняка в ближайшее время страховое законодательство изменится. О необходимости допуска частных компаний в сегмент обязательного страхования говорил на итоговой коллегии Минфина Андрей Харковец. Но есть и вторая сторона медали. Доступ к «обязаловке» наверняка активизирует иностранных инвесторов, которые пока лишь «застолбили» себе место в Беларуси. Вместе с АХА и РЕСО на рынок придут новые технологии, продукты, качественный сервис. Но это же одновременно пошатнет позиции Белгосстраха, на долю которого сейчас приходится около половины рынка. Сегодня эта компания является «золотым ключиком» белорусского страхования, даже в кризис она оценивалась не менее чем в $500 млн. Пойдет ли на это его собственник – государство, судить сложно.

     

    Подводя итоги

    Развитие страхового рынка в Беларуси в первую очередь зависит от социально-экономической политики государства. Дефицит бюджета по итогам прошлого года превысил Br4 трлн. Кроме того, вполне вероятно дальнейшее снижение налоговой нагрузки на реальный сектор, поскольку это необходимо для стимулирования деловой активности. В условиях ограниченности ресурсов государство объективно будет вынуждено минимизировать поддержку населения и предприятий. Но именно такая, более жесткая бюджетная политика может стать важным фактором развития страхования в ближайшие годы. Снижение социальных гарантий, обеспеченных бюджетными ресурсами, должно спровоцировать спрос на рыночные инструменты защиты, в первую очередь, на страховые услуги.

     

    Доля страхования в ВВП Беларуси составляет не более 4%

     

    Справка «Дела»

    По данным Минфина Беларуси, за 2010 год участниками страхового рынка получено взносов по прямому страхованию и сострахованию на сумму Br1339,1 млрд. Прирост поступлений по сравнению с аналогичным периодом 2009 года составил Br223,9 млрд., или 26,1% в сопоставимых ценах. При этом по добровольным видам страхования получено Br669,4 млрд. (+Br151,4 млрд.), а по обязательным – Br669,7 млрд. (+Br72,4 млрд.). Удельный вес добровольных видов страхования в общей сумме поступлений составляет 50% (в 2009 году – 46,4%). Выплаты страхового возмещения и страхового обеспечения составили Br801,5 млрд. и превысили показатель за аналогичный период 2009 года на Br169,5 млрд. Уровень страховых выплат в общей сумме полученных страховых взносов составил 59,9% (в 2009 году – 56,7 %).

    Деловые и бизнес новости
      Добавить комментарий

      Календарь бизнес событий
      • выставки
      • презентации

      © Издательство «Дело (Восток+Запад)».

      Все права защищены.

      При использовании материалов активная индексируемая ссылка на www.delo.by обязательна.

      ISSN DELO (online) 1608-1404

      220004, Минск, пр. Победителей, 11

      email: delo@delo.by