Михаил Денисюк, начальник отдела по надзору за исполнением налогового и таможенного законодательства Генеральной прокуратуры Республики Беларусь, советник юстиции,

    Комментарии 3 Дек 2010 0:00

    Преступление и наказание. Соответствует ли одно другому?

    Применяющийся в Беларуси подход к определению дохода, полученного от незаконной предпринимательской деятельности, как валовой выручки без учета затрат, противоречит основным принципам бизнеса. А наказание в таких случаях не соответствует реальной общественной опасности совершенных правонарушений.

     

    В октябрьском номере за 2010 год мы уже писали о том, как Генеральная прокуратура Республики Беларусь осуществляет надзор за соблюдением законности по делам об административных правонарушениях, совершенных субъектами хозяйствования*. Благодаря прокурорскому надзору, немало незаконных решений о штрафах и конфискации товаров, принятых в отношении коммерческих структур, удалось отменить.

    Кроме того, Генеральная прокуратура периодически вносит в государственные органы замечания и предложения по вопросам совершенствования законодательства, регулирующего ответственность за совершение экономических преступлений и нарушений. Их цель — совершенствование законодательства и достижение адекватности наказания за совершенные правонарушения.

     

    Нереальный доход

    В прошлом году в Законе Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в некоторые кодексы Республики Беларусь по вопросам уголовной и административной ответственности» от 28.12.2009 года был учтен ряд предложений Генеральной прокуратуры Республики Беларусь. В частности, по переводу незаконной предпринимательской деятельности, сопряженной с получением дохода в размере от 250 до 1000 базовых величин, из категории преступления в административное правонарушение. Кроме того, была смягчена ответственность за осуществление незаконной предпринимательской деятельности, сопряженной с получением дохода в размере от 1 000 до 2 500 базовых величин, путем перевода такого преступления из квалифицированного состава в основной. Это — очень серьезные подвижки, поскольку при небольшом размере полученного дохода руководитель предприятия может избежать уголовной ответственности, а во втором случае она заметно смягчена. Аналогичные изменения внесены и в статью 243 Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее — УК), предусматривающую ответственность за уклонение от уплаты налогов и сборов.

    Тем не менее, до настоящего времени остаются нереализованными инициированные автором этой статьи и поддерживаемые руководством Генеральной прокуратуры очень важные предложения по изменению подхода к определению дохода от незаконной предпринимательской деятельности.

    В действующем законодательстве Республики Беларусь доход от такой деятельности определяется как выручка без учета затрат на ее получение (примечания к статье 233 УК и статье 12.7 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях, далее — КоАП). То есть фактически — валовой оборот товаров (работ, услуг) и денежных средств нарушителя.

    Безусловно, для контролирующих органов такой подход очень удобен: им достаточно просто сложить поступления за рассматриваемый период времени, не углубляясь в вопросы экономической выгоды. Но на самом деле такой метод не соответствует внутреннему содержанию предпринимательской деятельности. Оценка только лишь «размаха» противоправных действий нивелирует ее финансовый результат, игнорируя главную цель деяния — получение прибыли, материальных благ, минуя государственный контроль и связанные с ним лишения и издержки, в том числе уплату налогов и сборов. Осуществление деятельности без намерения получить прибыль в силу статьи 1 Гражданского кодекса Республики Беларусь вообще не можетбыть отнесено к предпринимательской, а значит, и к незаконной предпринимательской деятельности. Таким образом, отнесение предпринимательской деятельности к незаконной происходит по одним критериям, а оценка ее противоправности — по другим, что явно нелогично.

    Правильнее было бы использовать другой подход — определять доход от незаконной предпринимательской деятельности как выручку за вычетом фактически произведенных затрат. Это согласуется с пунктом 1 статьи 34 Налогового кодекса Республики Беларусь, согласно которому доходом признается как раз экономическая выгода в денежной или натуральной форме. Тем самым вид и размер ответственности определялись бы исходя из финансового результата, то есть реально полученной выгоды.

    При таком подходе незаконно полученный доход уменьшится, поскольку будет составлять лишь часть валовой выручки, которой он в настоящее время эквивалентен. А значит, уменьшится и количество лиц, чья незаконная предпринимательская деятельность квалифицируется как уголовное деяние. Но непривлечение к уголовной ответственности за осуществление незаконной предпринимательской деятельности вовсе не означает безнаказанности. Поскольку административной ответственности достаточно для реализации всех целей ответственности. Например, для юридических лиц согласно абзацу 2 части 1 статьи 12.7 КоАП за это предусмотрен штраф до 500 базовых величин, что составляет Br17,5 млн, с конфискацией полученного дохода или без. В этом случае соблюдение принципа неотвратимости ответственности позволит реализовать также принципы ее справедливости и гуманизма.

    Важно отметить, что осуществление незаконной предпринимательской деятельности кроме уголовно-правовых санкций и основного административного взыскания в виде штрафа может повлечь для нарушителя и другие материальные последствия — обращение в доход государства полученного дохода.

     

    Наказание – для виновных

    Действующее сейчас определение дохода как выручки без учета затрат приводит к конфискации не только прибыли, но и расходов, произведенных для ее получения. Например, стоимости сырья, электроэнергии, арендной платы, заработной платы работников, налогов, сборов (пошлин) и так далее. И если имущественную ответственность за осуществление предпринимательской деятельности без государственной регистрации несет сам нарушитель, то в случае осуществления иной незаконной предпринимательской деятельности, например, без специального разрешения (лицензии) материально наказываются собственник субъекта хозяйствования и его трудовой коллектив.

    Определение незаконно полученного дохода как разницы между выручкой и понесенными затратами не вызовет затруднений в его исчислении. Поскольку все требуемые сведения, как правило, отражены в бухгалтерской, налоговой и статистической отчетностях. Соответственно, нарушитель будет отвечать только в рамках той экономической выгоды, которую он фактически получил.

    Необходимо учитывать, что осуществление предпринимательской деятельности без государственной регистрации и осуществление иных видов, хотя и зарегистрованной, но незаконной предпринимательской деятельности — совершенно разные противоправные деяния, в том числе по степени общественной опасности. Наличие государственной регистрации субъекта хозяйствования, ведение им бухгалтерского и налогового учета и отчетности, исполнение всех налоговых обязательств означает, в принципе, нахождение его в рамках правового поля. И наоборот: осуществление предпринимательской деятельности без государственной регистрации — это полное выпадение из сферы государственно-правового регулирования экономики. Тем более нелогично, что в настоящее время ответственность за совершение обоих деяний — уголовная, административная и имущественная — одинакова.

    В связи с этим в качестве начального этапа в совершенствовании законодательства об уголовной и административной ответственности за незаконное предпринимательство можно и необходимо дифференцировать ответственность за подобные нарушения, предусмотрев различные подходы к исчислению дохода. При осуществлении незарегистрированной предпринимательской деятельности — исчислять его как выручку без учета затрат, а при осуществлении предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии), с нарушением правил и условий осуществления лицензируемых видов деятельности, незаконной и (или) запрещенной предпринимательской деятельности — за вычетом затрат. Таким образом, за более серьезное нарушение будет предусмотрена повышенная экономическая ответственность. К слову, такой подход уже применялся в Беларуси до 01.06.2007 года.

    Реализация этих предложений возможна путем внесения соответствующих изменений и дополнений в примечания к ст. 233 УК и ст. 12.7 КоАП. Поскольку вычет затрат существенно снизит размер дохода в сравнении с выручкой, можно предусмотреть и снижение его порога для отграничения состава преступления от состава административного правонарушения.

    Эти предложения были рассмотрены рабочей группой, созданной для подготовки проекта упомянутого выше Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в некоторые кодексы Республики Беларусь по вопросам уголовной и административной ответственности», а также в Администрации Президента Республики Беларусь и в парламенте. И хотя они не были включены в окончательную редакцию законопроекта, но были оценены как весьма позитивные.

    В последующем этот подход был поддержан разработчиками проекта другого Закона Республики Беларусь, подготовленного во исполнение Указа Президента Республики Беларусь от 2 декабря 2008 года № 658. Однако соответствующие статьи были исключены из него буквально в последний момент.

    Поскольку проблема не утратила актуальности, Генеральная прокуратура Республики Беларусь будет добиваться включения вышеупомянутых предложений в очередной проект Закона Республики Беларусь о внесении изменений и дополнений в некоторые кодексы Республики Беларусь по вопросам уголовной и административной ответственности, подготовка которого планируется в 2011 году.

    Деловые и бизнес новости
      Добавить комментарий

      Календарь бизнес событий
      • выставки
      • презентации

      © Издательство «Дело (Восток+Запад)».

      Все права защищены.

      При использовании материалов активная индексируемая ссылка на www.delo.by обязательна.

      ISSN DELO (online) 1608-1404

      220004, Минск, пр. Победителей, 11

      email: delo@delo.by