DELO.BY, администратор журнала "Дело"

    Комментарии 10 Сен 2009 16:30

    Бартер жил, бартер жив… И «лечит» от страха

    Неденежные схемы взаиморасчетов становятся эффективным способом стимулирования деловой активности в условиях сокращения платежеспособного спроса.

     

    Переломные этапы экономического развития, именуемые кризисами, рождают или, точнее, возрождают к жизни формы экономических отношений, которые наиболее адекватны сложившимся реалиям. Одна из таких форм – почти забытый в Беларуси товарообмен, или бартер.

    1 января 2009 года в Беларуси истек срок действия Указа Президента №373 от 15 августа 2005 года «О некоторых вопросах заключения договоров и исполнения обязательств на территории Республики Беларусь», и проведение неденежных расчетов внутри страны с 2009 года вновь разрешено. В свою очередь, Указ Президента №178 от 27 марта 2008 года «О порядке проведения и контроля внешнеторговых операций» и принятое в его исполнение совместное Постановление Совмина и Нацбанка №548/8 от 30 апреля 2009 года «О неденежном прекращении обязательств по внешнеторговым операциям при экспорте» -- позволяют белорусским предприятиям и индивидуальным предпринимателям без опаски использовать в хозяйственной деятельности не только взаимозачеты, но и другие механизмы неденежного прекращения обязательств, в том числе и бартер.

     

    Три причины

    в пользу бартера

    Как взрывной экономический роста наблюдавшийся в последнее десятилетие, так и резкое падение производства, имеют психологические корни. Именно субъективное восприятие экономической  ситуации потребителями и производителями сначала раскручивало маховик необоснованного экономического роста, а теперь усиливает процессы падения экономики. В Беларуси психологические феномены в экономической области можно проиллюстрировать наглядными примерами. Вспомним, например, новогоднюю массовую скупку бытовой техники населением после снижения курса белорусского рубля. В большинстве случаев эти покупки производились без всякого экономического смысла, если учесть что переход бытовой техники из разряда новой в разряд бывшей в употреблении (что происходит  при пересечении товаром порога магазина) уменьшает ее стоимость как раз на те 20-25%, которые покупатель выиграл за счет девальвации белорусского рубля. Вторым ярким примером является массовое строительство бизнес-центров. Умом все понимают, что такого размаха бизнеса в Беларуси, чтобы арендовать все  вновь построенные офисные площади, нет, однако застройщики принимают решение по принципу: «все строят – значит это выгодно». Никакими причинами, кроме психологических, невозможно объяснить ситуацию, когда летом 2008 года при средневзвешенной цене метра жилой площади в $2000 рынок активно развивался  с большим количеством сделок, а при средневзвешенной цене $1200 за метр тот же самый рынок стагнирует, и сделок на нем практически нет.

    Таким образом, первой причиной резкого падения сбыта белорусской продукции является потребительский пессимизм, который многократно усиливается по всей цепочке товарного производства и подогревается  СМИ. Допустим, директору небольшого белорусского  деревообрабатывающего предприятия целесообразно  приобрести новое производственное оборудование. Старое оборудование, конечно, не разваливается, но уже изношено, морально устарело и не позволяет конкурировать по качеству и энергопотреблению. У директора есть деньги на это оборудование, но он с ужасом думает: вот я сейчас потрачу свою финансовую «подушку безопасности» на оборудование, а завтра мою продукцию никто не купит, и буду я сидеть без денег, но с полными складами….

    Такие панические настроения пронизывают всю экономику. Модель бездумного потребления сменяется другой крайностью – моделью бездумного сбережения. Недаром президент США призывает свое население: ведите привычный образ своего потребления, ведь впав в покупательскую депрессию, вы делаете только хуже всем, в том числе и себе. Ведь вы тоже входите в систему производства!

    Товарообмен является одним из  самых эффективных способов борьбы с боязнью приобретения новых товаров. Дело в том, что, заключая товарообменную сделку, предприятие приобретает оборудование взамен на свою продукцию, то есть, гарантированно решает проблему сбыта. У руководства пропадает страх остаться с полными складами товара! Кроме того, именно товарообменная сделка решает еще одну болезненную  проблему – ситуацию ожидания покупателем неких обвальных скидок у поставщиков. Ведь при товарообмене покупатель одновременно выступает и в роли продавца.

    Вторая причина актуальности товарообмена в Беларуси – макроэкономическая. Вспомним проблему дефицита торгового баланса Беларуси. Один из руководителей страны уже озвучивал свою позицию: было бы идеально, если бы предприятия приобретали за рубежом ровно столько, сколько продали своей продукции и таким образом не допускали дефицита торгового баланса. Каким способом достичь этой цели? Вывод очевиден – товарообмен!

    Наконец, третья причина жизнеспособности товарообмена в Беларуси – это сама структура белоруской экономики, которая во многом является сборочным и перерабатывающим  цехом  сырья и комплектующих, поступающих из России с последующей поставкой готовой продукции в обратном направлении. На сегодня продукция флагманов белоруской  машиностроительной промышленности, на наш взгляд, вполне может быть обменена на металлопрокат, моторы, нефть и газ, которыми обладают российские покупатели белорусской продукции. К примеру, сейчас имеются определенные сложности со сбытом белоруской дорожной техники, потому что у российских дорожников есть временные проблемы с финансированием, а руководители дорожно-строительной отрасли находятся в состоянии покупательского пессимизма и неопределенности. Но эта ситуация является неестественной в условиях зреющего дорожно-строительного бума в России. Ведь только на реконструкцию федеральной трассы «Дон» планируется выделить 600 миллиардов российских рублей! Чтобы часть этих ресурсов пришла в белорусское, а не в китайское машиностроение, необходимо изобретать и реализовывать товарообменные и зачетные схемы, в том числе, с участием белорусского и российского бюджетов (хотя бы в части вопросов уплаты ввозного и возмещения экспортного НДС).

     

    Эффективная цепочка

    Сложно предположить будет ли  товарообмен  носить всеобъемлющий характер – ведь пока  не понятна глубина кризиса и перспективы выхода из него, да к тому же, если быть абсолютно честным, точные  причины этого кризиса также неясны до сих пор. Тем не менее, уже сейчас видны отрасли и кластеры, где товарообмен может успешно существовать.

    Начнем суслуг для бизнеса – рекламных, маркетинговых, строительных, т.е. тех, которые нужны именно для развития и расширения бизнеса. Покупатель таких услуг гораздо быстрее согласится на сделку, если взамен сможет предложить не деньги, а свой товар. А фирмам, оказывающим эти услуги, придется либо соглашаться  с такой формой расчета, либо снижать объем своих услуг.

    Продажа недвижимости. При нынешней ситуации на белорусском рынке недвижимости продавцы будут вынуждены соглашаться на расчет за их недвижимость иными товарами и услугами, в первую очередь, конечно, стройматериалами, субподрядными услугами, а возможно, и непрофильными товарами. А поставщики товаров и услуг для строительства в свою очередь будут вынуждены идти на расчет с ними квартирами или офисами.

    Кстати, отказ белорусских автодилеров от выкупа машин с пробегом, как инструмента стимулирования сбыта, – является признаком их недальновидности. Ведь основной сложностью организации товарообменных сделок является несовпадение предложения и спроса товара в рамках отношений конкретных продавца и покупателя. К примеру, застройщику всегда нужно, скажем, отопительное оборудование для своего объекта, и он готов обменять на него построенные площади в объеме примерно 5-10%, но поставщику отопительного оборудования далеко не всегда нужны офисы или квартиры.

    Изучая европейский и российский опыт, наша компания вышла на два основных способа  преодоления этого «несовпадения». Первый вариант предлагает Антикризисный расчетный центр (АРЦ) Германа Стерлигова, с которым у нас состоялась интересная и плодотворная встреча.  Стерлигов делает упор на создание всеобъемлющей информационной системы, куда будут сводиться данные спроса и предложения по обмену товаров, а информационная система в пределах заданных параметров будет выстраивать длинные многоступенчатые цепочки обмена товаров. Кстати, сам Стерлигов пока планирует ограничиться оказанием информационных услуг и не погружаться  в организацию собственно товарообменных сделок. Кроме того, известный российский финансист считает, что пора бумажных денег подходит к концу и возвращается пора золотого стандарта. Об этом, кстати, много говорят в экономических и политических кругах, включая саммит «большой восьмерки». Поэтому  АРЦ Стерлигова планирует создавать гарантийные фонды с золотым наполнением как некий механизм ускорения товарообмена.

    Кстати, на белорусском рынке тоже начинают появляться компании, которые предоставляют инфраструктуру для совершения сделок, функционально обеспечивающую реализацию товаров в условиях кризиса, практически без использования денежных средств. Воспользовавшись этой инфраструктурой, клиент может не просто разместить и получить информацию о продаваемых товарах и потребностях в закупках, но и воспользоваться специальными сервисами по эффективному подбору кооперационных цепочек. Самое главное, что такие компании не являются биржами, поскольку не занимаются организацией и регистрацией сделок, котировками и т.п. Переговоры с потенциальными контрагентами, условия сделок, контроль поставок и прочие вопросы собственно торговых операций не входят в их деятельность, а осуществляются самим клиентом, что даёт возможность держать доступный уровень оплаты за их услуги. Как правило, он не превышает 1-2 % от стоимости сделки. Кроме того, деятельность таких компаний приводит к установлению связей по обмену товарами между незнакомыми до этого фирмами и организациями – построив с их помощью цепочку, клиент в дальнейшем может заключать с теми же контрагентами сделки самостоятельно без помощи посредников.

    Таким путем клиент может начать строить бартерные «цепочки» -- многоступенчатые сделки, состоящие из нескольких товарообменных операций, которые зарекомендовали себя гораздо эффективнее тривиальных двусторонних сделок «товар – товар». Многоступенчатый бартер – это обмен собственной продукции на товары, которые должны быть в дальнейшем перепроданы для получения денежных средств или материалов, которые могут быть использованы для производства. Специализированные современные системы проведения бартерных операций строятся на исключении неэффективного встречного обмена товаром. Товар передается последовательно по цепочке, в которой непременно присутствуют деньги, но наличие денежных средств необходимо только в самом конце или, наоборот, в начале цепочки. В былые годы снабженцы выстраивали такие цепочки, но тогда не было современных информационных баз и сегодняшних технических возможностей.

    Практика показывает, что для достижения договорённостей и их реального юридического оформления допустима длина бартерной цепочки не более четырёх звеньев. При этом автоматизированные системы предлагают информацию о том, как можно организовать процесс, и дают клиентам контакты и информацию как о товаре или услуге, так и о потенциальном контрагенте. На практике цепочка может быть такой: тракторный завод ищет покупателя на свои трактора, в качестве покупателя выступила российская фирма, в свою очередь российская фирма продаёт трактора российскому сельскохозяйственному кооперативу, тот, в свою очередь, продает свои замороженные продукты белорусской фирме-импортёру, которая уже рассчитывается с тракторным заводом «живыми» деньгами.

    Второй вариант мы нашли в опыте так называемых «бартерных обществ» Словакии. Принцип их работы заключается в том, что любой участник общества, передав другому участнику свой товар (услугу), получает запись в актив  на свой счет и в пределах такого активного баланса имеет возможность получить товар (услугу) у другого участника бартерного общества. Словацкий вариант не претендует на глобальность, но позволяет решить противоречие «несовпадений» не путем выстраивания длинной цепочки, а путем ведения расчетного баланса участников общества.

     

    Резюмируя

    Изучая европейский опыт, можно прийти к интересным выводам. Оказывается, товарообмен не является порождением исключительно кризисной ситуации, он существовал в Европе и в годы экономического роста и напрямую не связан с недостатком финансовых средств или трудностями банковского кредитования. У многих успешных европейских концернов доля бартера достигает 20% в объеме реализации. Как говорят те же словаки, «бартер не рожден кризисом и не исчезнет после него».

    Наша компания планирует использовать наиболее эффективные элементы этих двух подходов. Мы продолжаем общение с антикризисным расчетным центром Стерлигова по выработке наиболее приемлемой для белорусских субъектов хозяйствования модели сотрудничества, понимая, что именно Россия – основной рынок сбыта их продукции. Кроме того, «российский вектор» основывается на работе наших коллег, развивающих совместно с нами этот проект и имеющих офисы в Москве, Нижнем Новгороде и Новосибирске. Что касается организации бартерного общества, мы уже практически нашли подходящую правовую форму его функционирования и дорабатываем договорную базу.

    Мы отчетливо видим сложности такого проекта и все те вопросы, которые возникли  или могут возникнуть у скептически настроенного читателя. Это – и система регулирования государственных закупок и тендеров, существующая в Беларуси, и несформировавшаяся позиция государственных органов к неденежным формам расчетов (еще недавно запрещенным), и сложность задач по созданию информационной системы аккумуляции заявок предприятий... Но практически на все эти вопросы у нас уже имеются ответы.

    Уже сейчас наша компания предлагает всем заинтересованным предприятиям и предпринимателям направлять нам свои заявки на продажу и приобретение товаров, причем не только с использованием товарообменных форм расчета. Они будут систематизированы с помощью нашей информационной системы и представлены в Интернете на нашем портале www.mgbr.by,  имеющем до 2 тысяч уникальных посещений в день, а также на Интернет-ресурсах наших партнеров. До конца 2009 года мы будем собирать и систематизировать такие заявки практически бесплатно, в дальнейшем льготные условия будут сохранены для производителей и государственных предприятий. В любом случае издержки предприятий по организации процесса товарообмена не будут превышать 1% от суммы сделки, что соответствует даже жестким нормативам налогового законодательства Республики Беларусь.

    В заключение хочется сказать, что товарообмен – это реальный способ увеличения объема продаж за счет использования той части спроса, который подкреплен не деньгами, а товарами или услугами. В конечном итоге, деньги – это только  механизм многоступенчатого обмена товаров. Поэтому в нынешней ситуации падения платежеспособного спроса белорусские предприятия и предприниматели должны эффективно использовать все способы стимулирования сбыта, в том числе и за  счет активизации  товарообменных операций.

     

    Светлана Стефанишина,

    директор ООО «Магазин готовых бизнес-решений»

    www.mgbr.by

    Деловые и бизнес новости
      Добавить комментарий

      Календарь бизнес событий
      • выставки
      • презентации

      © Издательство «Дело (Восток+Запад)».

      Все права защищены.

      При использовании материалов активная индексируемая ссылка на www.delo.by обязательна.

      ISSN DELO (online) 1608-1404

      220004, Минск, пр. Победителей, 11

      email: delo@delo.by