DELO.BY, администратор журнала "Дело"

    Комментарии 20 Июл 2009 0:00

    Деловая среда: активация или «дезактивация»?

    Реализация одной антикризисной программы, предложенной деловым сообществом, может стать лучшим стимулом роста экономической активности, чем сотни директив «сверху».

     

    Мои американские коллеги считают, что главными чертами экономического кризиса являются снижение деловой активности и безработица. Про активность спорить не стоит, она говорит (точнее – «молчит») сама за себя. Что касается безработицы, то она у нас носит скрытый характер в силу особенностей стратегии правительства, которую оно само считает антикризисной.

    В конце 2008 – начале 2009 годов во многом усилиями бизнеса была, наконец, активирована «Национальная платформа бизнеса Беларуси», что вылилось в принятие ряда либеральных законодательных решений в части упрощения административных процедур и дерегулирования рыночной среды. С другой стороны, практически одновременно осуществлялась и «дезактивация» бизнеса. Что проявилось в ужесточении денежной политики, ограничениях на валютном рынке, контроле импортных потоков. Чтобы решить сиюминутно важнейшую проблему с нехваткой валюты, мы начали брать кредиты, где только можем. Что же получилось с нашим рынком «на выходе»?

     

    Директивная экономика

    Рецессия мировой экономики дает возможность проверить ряд теоретических гипотез национального и регионального развития. Особенно это относится к теории сигналов и стимулов экономической активности. Если кризис связан с активностью, а теорий на этот счет хватает, то, изменив активность, мы сможем выйти из кризиса. Это – самая простая и незатейливая формула антикризисной политики.

    Итак, что происходит в белорусской экономике? Пока мы растем со скоростью 1,5% в год. В индексах ВВП, естественно. К июню премьер озвучил вероятный рост ВВП до 2-3%. Правда, как принято говорить в бюрократическом сообществе, «есть вопросы» по товарным запасам и реализации. Что в переводе на язык экономики означает – чрезмерное накопление нереализованной продукции, цена и количество которой не соответствуют рыночным критериям.

    Увеличивать производство, когда во всем мире снижается спрос и продажи, не только трудно, но и неразумно. Но наши полисимейкеры уверены: главным направлением экономической политики должно оставаться сохранение объемов производства! Складывается впечатление, что правительство просто не верит, что директора предприятий удержат ситуацию под контролем без постоянного давления. Такой вот любопытный способ активации производительных сил не посредством стимулирования, а при помощи нажима «сверху». Между тем, простая логика в этой ситуации подсказывает, что, поскольку совокупный спрос снижается, надо ориентироваться на снижение деловой активности. До тех пор, пока спрос находится «в минусе», незачем увеличивать выпуск продукции. Поскольку увеличение производства ведет к тому, что продукция идет на склад.

    Такая стратегия правительства строится на скоротечной модели кризиса и в надежде на то, что уже летом 2009-го начнется стабилизация и выход из рецессии. В первом квартале ее выполнение шло более или менее гладко. Так, за пять месяцев 2009 года прирост сельскохозяйственного производства составил 6,6%. Но нужно отметить любопытный факт: этот прирост был обеспечен в основном за счет государственного сектора (+8,95%). Частники думали и действовали по-другому, снизив объемы производства на 6,4%. Налицо – противоречие: предприятия увеличивают выпуск, индивидуалы – уменьшают.

    Что касается промышленного сектора, то здесь действиями директората больше руководит объективная рыночная ситуация, нежели директивы. Решающее воздействие на поведение производителей оказали сигналы потребительского рынка. В ответ на снижение спроса белорусская промышленность уже снизила объемы выпуска продукции на 3,6%. А сегмент непродовольственных потребительских товаров вообще показал минус 7,2%.

    Вывод очевиден: на результаты работы нашей экономики в решающей степени повлияли не указания правительства, не прессинг местных и центральных властей, а покупатели – наши и заграничные! Именно реакция потребителей – снижение их покупательского спроса – сыграла главную роль демультипликатора макроэкономической активности.

    Как видим, чисто теоретически падения экономики у нас нет. Наоборот: налицо рост, сопровождаемый новыми товарными запасами. Причем, покупки домашних хозяйств с начала года увеличились на 5,5 пунктов. Преимущественно, за счет питания, что подтверждает рост в пищевой промышленности.

    Однако присмотримся к нынешней экономической ситуации в стране. Да, рост есть, но за счет каких факторов? Что «смазывает» общую ситуацию кажущейся активности рынка? Где «проколы», которые хотя и кажутся естественными свойствами экономической политики, на самом деле – ошибочны и опасны? Проведем более тщательную экспертизу финансовой сферы страны. Ведь без соответствующего финансового сопровождения деловая активность неминуемо сойдет на нет.

    Уже несколько лет более половины белорусских предприятий сидят «на кредитной игле» -- общая задолженность банкам в 2008 году увеличилась на 157%. Это слишком много и опасно. Экономические запросы страны едва ли можно назвать рациональными. Рост импорта, который оторвался от экспорта и темпов притока капитала, вел к негативным последствиям. Уже в 2007 году дефицит счета текущих операций по сравнению с 2006 г. вырос в 2 раза. За этот год отрицательное внешнеторговое сальдо по товарам достигло $4,4 млрд., или более 10% ВВП. В 2008 году отрицательное сальдо только в торговле с Россией возросло до $13 млрд., размер совокупного внешнего долга возрос на $5,7 млрд. или в 1,8 раза, а внутреннего (экономика – банкам) – в 1,5 раза.

    Понятно, что страна стала нуждаться во внешнем финансировании своей «экономической гиперактивности». Искусственное стимулирование деловой активности при несоответствующих финансовых параметрах – это уже не активность, а перегрев рынка. Дисбалансы такого рода в 2009 году стали очень заметными и тревожными. Особенно, когда стало понятно, что коэффициент обеспеченности собственным оборотным капиталом упал до 10,7%. Деньги, точнее их нехватка, стали системным фактором обеспечения экономической безопасности страны. Притом, что 47,5% оборотного капитала переместилось в затраты и запасы. А в сельском хозяйстве, кооперативных предприятиях, пищевой промышленности оборотный капитал по существу вообще исчез – растворился в запасах и долгах.

     

    Количество или качество?

    Деловое сообщество Беларуси считает себя готовым к кризисной ситуации. Оно выдвинуло собственную платформу действий на 2009 год. Но для формирования по-настоящему эффективной и активной деловой среды следует провести некоторые действия и правительству.

    Поначалу надо совсем немного. Бизнес должен быть освобожден от заданий по объемам производства, продаж и инвестиций, от директивного вмешательства в ценообразование и уровень рентабельности (кроме как по монополиям и структурам, спонсируемым из бюджета), от лицензирования, не несущего непосредственной угрозы здоровью человека, от навязывания порядка расчетов и «запланированных» штрафов.

    Доводить те или иные показатели для делового сообщества может только один «персонаж». Это – рынок. Одна лишь ликвидация лицензий на 80% без всякого ущерба делу может многократно мультиплицировать деловую активность. Бизнесмены могут строить кинозалы или создавать новые информационные центры, продвигать Wi-Fi, Интернет, новые средства коммуникации. Города и поселки станут «сетевыми», включенными в новые формы информационной экономики. Пока же мы имеем только магазины по продаже мобильных телефонов. Но этот сегмент цифровой экономики – самый простой. Это только ворота в новую экономику.

    Нам жизненно необходимы новые методы регистрации бизнеса, перехода от одной экономической формы к другой. Деловое сообщество уверено, что посредством реализации Национальной платформы бизнеса уйдут в прошлое бюрократические процедуры при купле-продаже или сдаче в аренду имущества и самого бизнеса. Должны быть отменены всякие ограничения, тормозящие развитие финансового рынка и страхового дела, а из всех нормативных актов должны быть исключены положения, предусматривающие внесудебную конфискацию имущества. Наконец, нужна специальная структура по защите прав предпринимателей, частного бизнеса по аналогии с обществами позащите прав потребителей.

    Кризис создает хорошее поле для деловой инициативы. Пока предприниматели порой побаиваются своей собственной тени. По причине чего в стране сложился бизнес «зайцев». Опасаясь наказаний и штрафов, лишения лицензий и конфискаций, деловые люди вынуждены страховаться – создавать множество маленьких фирм и фирмочек-однодневок. И носить пустые отчеты в налоговые инспекции. В результате мы продолжаем заниматься выращиванием бюрократии и демультипликаторов деловой активности.

    Кстати, кризис вообще дает возможность подумать о том, что делать с самой налоговой системой. Столетия назад, когда все сделки осуществлялись лично, используя золото или банковские ассигнации, бухгалтерская и иная отчетность были методом развития рынка. Сейчас бухгалтерское дело стало тормозом экономической активности. Это – вопрос прогресса и новой экономической философии. Пока в использовании армии бухгалтеров (500-550 тысяч рабочих мест) есть лишь один резон – расчет и изъятие налогов. Для такой цели затраты на этот институт слишком велики. Вдобавок мы получили закрытую касту бухгалтеров и налоговиков, которые обеспечивают себя работой.

    Представьте, что в столовых и ресторанах были бы служащие, которые пробовали бы каждую третью или вторую порцию, сидели в отдельных кабинетах в течение всего рабочего дня, писали свои бумаги по качеству, а затем отправляли их в министерство общественного питания и здоровья. А оттуда приходили бы проверяющие и тоже тотально пробовали все супы и котлеты. Забавно и смешно? Но мы так живем. Мы перешли барьер разумного в ведении экономической политики. Главными фигурами в деловой сфере стали не экономисты, а счетные работники! На мой взгляд, это признак интеллектуальной недостаточности страны, сформировавшей такой тип экономической инфраструктуры. Впрочем, есть надежда, что кризис поможет нам избавиться от подобных «шлаков» и лишнего веса.

     

    Вместо резюме

    Пока Беларусь отчаянно сражается за экономические показатели. ВВП стал самым важным фактором нашей экономической политики. Мы фетишизируем его и другие статистические величины. Рост – наш фетиш. Кто бы мог подумать, что такой чисто статистический подход станет государственной философией целой страны! Но кризис помогает избавиться от подобных заблуждений. Пора переходить к логике качественных оценок.

    Ведь что происходит: с начала 2009 года белорусские товары на внешних рынках стали дешевле на 29% -- на столько упали экспортные цены. То есть, если исходить из того, что результат – это не объемы производства, а то, что реально продано, то наш ВВП по существу сократился на 29%!

    Зато на внутреннем рынке совокупные цены за год выросли на 15,5%. А ведь речь идет о тех же товарах, которые мы экспортируем – бензин и молоко, автомобили и картофель, обувь и одежда. Получается, что мы удешевили свои товары для иностранцев и сделали их дороже для себя? Интересное решение, которое пока никем не обсуждается. Ни чиновниками, ни бизнесменами. А зря… Поскольку в качественной экономике надо менять приоритеты в пользу собственного населения. И начинать это надо уже сейчас, чем раньше, тем лучше. Нужно создавать наш собственный национальный бизнес, который крепко стоял бы на ногах, опираясь на поддержку государства и собственных потребителей.

    Деловые и бизнес новости
      Добавить комментарий

      Календарь бизнес событий
      • выставки
      • презентации

      © Издательство «Дело (Восток+Запад)».

      Все права защищены.

      При использовании материалов активная индексируемая ссылка на www.delo.by обязательна.

      ISSN DELO (online) 1608-1404

      220004, Минск, пр. Победителей, 11

      email: delo@delo.by