DELO.BY, администратор журнала "Дело"

    Комментарии 20 Июл 2009 0:00

    Наш бизнес в Израиле

    К сожалению, очень часто талантливые и инициативные люди в странах бывшего Союза сталкиваются с тем, что их идеи на Родине никому не нужны. Они уезжают за границу и создают там вполне успешные компании, несмотря на «чужую» бизнес-среду, другой менталитет и языковые барьеры. Мы решили рассказать, как им это удается. «Дело» начинает серию публикаций о наших соотечественниках, которые ведут свой бизнес в различных странах мира. С учетом специфики местных рынков, разумеется.

     

    «Вы только не называйте город и фамилию, – просили предприниматели, когда я просила их рассказать об особенностях бизнеса в Израиле. – Мы не боимся, у нас все по-белому. Но страна маленькая, все друг друга знают, мало ли что…» Осторожностью типичный израильский бизнесмен очень похож на белорусского. Что неудивительно: выходцев из Беларуси здесь очень много.

     

    От сантехники к IT

    Первая волна репатриантов приспосабливалась к «исторической родине» как умела: мужчины занимались извозом и ремонтом, а женщины создавали домашние детские садики, шили на заказ платья. Большой удачей считалось открыть собственный продуктовый магазин – с русскоговорящей клиентурой проблем нет.

    38­летний Макс в Израиле с 1992 года – таксист­частник. До этого успел и на заводе поработать, и на стройке, и даже охранником. Своим нынешним занятием он, в целом, доволен. Только затраты и налоги не очень устраивают: после вычета почти половины заработанных денег на жизнь остается от двух до трех тысяч долларов в месяц. Это не очень мало, но и не много. Поэтому новую машину Макс собирается покупать в рассрочку.

    Спустя 15 лет после самой крупной волны миграции 1990­х, «русский бизнес» вышел за пределы диаспоры. «Наши» израильтяне освоили язык и местные правила ведения дел. «Как этот налог будет по-русски? – спрашивает про НДС рожденный в СССР, но вставший на ноги в Израиле Илья. – Я бухгалтерию уже здесь изучал, на иврите, русские эквиваленты не знаю». Это очень показательная фраза – граждане из стран СНГ пока еще говорят без акцента, но экономически мыслят уже на иврите или по-английски. И наши рестораны на центральных улицах – это уже не блины с икрой под балалайку: «русский паб» соседствует с «русским» суши­ баром.

    Николай приехал в Израиль в 1996 году из Мозыря. Чтобы как­ то выжить, он нанимался делать ремонт соседям. Сейчас у него своя фирма, которая специализируется на ремонте квартир, включая сложные сантехнические работы. «Технический склад ума – конек наших эмигрантов  в любом деле, – говорит он. – Ты должен всегда доказывать, что умнее и лучше – это трудно, но необходимо! Местные привыкли делать все по схеме. И если шаг влево или шаг вправо от схемы – у них происходит «замыкание в мозгах», их не учили гибкости. Мы же привыкли выживать, испытали всевозможные подъемы, падения, дефолты, и поэтому разница очень велика. Вот у меня работает израильтянин. Хорошо, старательно работает, но если вдруг у него не оказывается именно этого ключа для именно этой гайки, он будет полдня сидеть и ждать, пока ему привезут нужный инструмент. Наш человек, который и не такие проблемы решал, на лету что-нибудь придумает, чтобы работа не стояла».

    «Коренные израильтяне часто спрашивают – «русские» ли у меня сантехники? (русскими называют всех выходцев из стран бывшего СССР), – рассказывает Николай. – Не могу сказать, что русскоязычных здесь любят, скорее наоборот, относятся к ним настороженно. Но когда доходит до строительства или ремонта, то ищут именно таких работников, потому что они делают все хорошо и к сервису у них отношение другое. Мне звонят, я приезжаю, осматриваю, говорю, что можно сделать и в какую сумму это обойдется. Конечно же, бесплатно, на каком основании я буду брать деньги у человека, еще не дав ему ничего? А израильтянин ставит вопрос иначе: заплатите мне 150 шекелей (около $50) за то, что я потрачу время и бензин, чтобы к вам приехать? Хотя часто за этими «специалистами» работу приходится переделывать».

    Если 15 лет назад репатрианты из развалившегося СССР были сантехниками, таксистами и поварами, то сейчас русскоязычные израильтяне оказывают 90% компьютерных услуг в стране. Они преуспевают во всех сферах – от магазинов компьютерного «железа» до программирования и услуг компьютерного проектирования. Известная во всем мире «аська» – пейджер ICQ – была изобретена именно «нашими» израильтянами, которые впоследствии продали ее за $400 млн. американскому гиганту America Online (AOL). Как говорил в интервью один из опытнейших израильских бизнес­консультантов Цви Тореф: «Если раньше у каждого израильского предпринимателя была мечта продать по велосипеду каждому китайцу, то теперь – создать «стартап» и продать американцу». Цви Тореф считает, что фраза «родом из СССР» – уже хорошая рекомендация для бизнеса: «В начале 90­х про нас думали, что мы дикие люди, приехавшие из мест, где медведи разгуливают по городу. Но на деле оказалось, что уровень образования и мышления позволяет нам добиться очень больших успехов в бизнесе. Пусть и не сразу».

     

    Особенности

    национального бизнеса

    «Невозможно постичь, как в таком бардаке все строится, живет и работает! – удивляется Александр, или, как здесь его зовут, Алекс. – Тут на стройплощадке вовсе не высокие технологии: один плитку кладет, второй везет на тележке материал, третий рядом по телефону что-то рассказывает об этой же плитке, но в итоге все получается! И это очень странно… Материалы и инструменты могут валяться где угодно и как угодно – никто даже пальцем не тронет, за воровство можно «сесть» очень надолго».

    Закон уважают. «Налоги тут дикие», – говорит один из моих собеседников. И тут же произносит парадоксальную фразу, которая выводит разговор на уровень одесского анекдота: «Но все зависит от бухгалтера. Какой бухгалтер – такие и налоги!» Легально минимизировать налоги действительно можно. Но при этом кара за ошибки при ведении бухгалтерии – достаточно весомая. Поэтому хороший бухгалтер в Израиле – специалист дорогой и очень востребованный.

    Другой важный момент – выбор банка для работы и кредита. Есть много факторов, которые влияют на выгодность или невыгодность банковских услуг. Можно очень много потерять или, наоборот, выгадать. Например, если супруги пользуются одним счетом, бизнес-консультанты советуют все равно завести отдельный – для бизнеса. Поскольку ведение отдельного счета – это требование налоговиков для признания банковских расходов. Еще одна особенность – в Израиле принято торговаться насчет банковских процентов.

    Что касается помещения для бизнеса, то цены на коммерческую недвижимость сейчас относительно невысоки, и можно сделать выгодное приобретение. Важно просчитать местоположение исходя из характера бизнеса: чтобы магазин находился на бойком месте, офис представительского типа – в бизнес-центре с удобной парковкой, а если «пыль в глаза пускать» нет необходимости, то достаточно и ангара на окраине, лишь бы удобно было добираться. Очень часто начинающие бизнесмены не покупают помещение, а берут в аренду на год с договоренностью об «опции» – так называется возможность продлить договор на тех же условиях. Такой договор дает мобильность. Место не подошло – собрался и уехал, подошло – остался работать.

    В Израиле, как и в любой ближневосточной стране, огромную роль играют связи, знакомства, хорошие отношения. «Магазин, с которым я работаю, дает мне образцы новых материалов: вот тебе 5 литров новой краски – покрась что-нибудь, проверь, как она! Или просят протестировать новые трубы, детали, – рассказывает Николай. – А рекламу мы даем не только в Интернете, но и в специальных телефонных книгах, старшее поколение именно ими предпочитает пользоваться. Но самое эффективное – когда тебя передают «из рук в руки». На прошлой неделе мы закончили квартиру на 5­м этаже, и нас сразу же пригласили соседи с 6­го».

    Проблема, о которой обязательно должны знать все, кто решил открыть бизнес в Израиле, – это длинные цепочки от заказчика к исполнителю и трудности с выплатами. «Есть подрядчик, который выигрывает тендер и отдает работу субподрядчику, снимая с этого сливки, – объясняет строительную «кухню» Александр. – Субподрядчик отдает еще одному субподрядчику, то есть мне. Если я «3­я рука» – это хорошо. Но я могу быть и «5­й», что еще терпимо, а на «6­ю» или «7­ю руку» я уже не иду – невыгодно».

    В Израиле, комментируют эмигранты, сложно считаться «белым человеком», если у тебя нет запаса денег. А бывает и так: ты сделал работу за месяц, оформил бумаги, у тебя по договору срок оплаты 120 дней. И вот ты 3 месяца живешь, платишь налоги и ждешь, пока тебе переведут деньги. Особенно плохо, когда время вышло, а деньги еще не пришли. Начинаешь звонить, ругаться, выбивать деньги, угрожая адвокатами – ни в коем случае не бандитами, потому что тебя сразу посадят! Не заплатили – иди в суд, по суду все вернут, но суд может тянуться до семи лет. А тебе надо на что-то жить…

    Предприниматели говорят, что обезопасить себя от таких ситуаций практически невозможно. Для некоторых приемлемый выход – работать на небольших заказах и меньше связываться с организациями и длинными «цепочками».

    «Сейчас работаю только в частном секторе, – говорит Николай. – Не хочу связываться с большими конторами. А то получается, что сначала ты работаешь как проклятый, у тебя остается только по 5-6 часов на сон, а потом ходишь и требуешь свои деньги. А если как-то «не так» потребуешь или сорвешься – могут вызвать полицию, и ты еще месяца три в тюрьме посидишь! Мне сейчас выгоднее с четырьмя рабочими работать, чем иметь три машины, много рабочих и массу сопутствующих проблем – на выходе денег получится столько же».

     

    МАТИ – не вуз,

    но тоже учит

    В Израиле 75% новых рабочих мест приходится на малый бизнес, а вообще эта ниша занимает 60% всего производства. Здесь наблюдается та же тенденция, что и в ЕС – государство видит в предпринимательстве возможность сократить безработицу. А потому поощряет людей, которые желают открыть свое дело. Как может, конечно.

    В стране есть много крупных и мелких фондов по поддержке частников. Одни помогают развиваться бизнесам, которые себя уже зарекомендовали, другие – тем, кто начинает с нуля. При Министерстве промышленности есть отдельное Управление по делам малого и среднего бизнеса, которое создало 20 центров поддержки деловой инициативы (на иврите – МАТИ). Поддержка включает в себя образовательные курсы, помощь в просчете жизнеспособности бизнес­ идей и, конечно, содействие в получении льготных кредитов. Например, при помощи МАТИ можно получить кредит от 20 тысяч до полумиллиона шекелей по ставке от 3% до 7,25% годовых ($1 равен примерно 3,5 шекелей). Тогда как ставка по обычному кредиту не менее 9% при ежегодной инфляции 3-4%.

    Еще один вид помощи бизнесу по-израильски – совместная схема реализации «стартапов». Идея отправляется в венчурный фонд, изобретатель получает финансирование, а когда продукт начинает давать прибыль – бизнес продают, а деньги делят между разработчиком и инвестором. Например, 59­летний Зиска Хлавин в 1973 году прилетел в Израиль из Риги. Биохимик по образованию, он придумывал различные парфюмерные составы. Но в СССР такие «изыски» никому не были нужны. В Израиле Хлавин решил наладить производство. С огромным трудом предприниматель арендовал помещение старого армейского склада, отремонтировал его и в 1974 году выпустил дезодорант «Хлавилин». Соотношение «цена­качество» было настолько удачным, что Хлавин выиграл тендер на поставку продукта в армию – проблема сбыта была решена одним махом. А армейские хозяйственники даже провели международную пресс­конференцию, где обнародовали результаты тестирования нового продукта. Сейчас продукция Hlavin Cosmetics продается в 29 странах мира. У нас ее найти сложно. Но некоторые любители этой марки часто просят привезти тюбик­другой из-за границы.

    Деловые и бизнес новости
      Добавить комментарий

      Календарь бизнес событий
      • выставки
      • презентации

      © Издательство «Дело (Восток+Запад)».

      Все права защищены.

      При использовании материалов активная индексируемая ссылка на www.delo.by обязательна.

      ISSN DELO (online) 1608-1404

      220004, Минск, пр. Победителей, 11

      email: delo@delo.by