DELO.BY, администратор журнала "Дело"

    Комментарии 18 Июн 2009 0:00

    Заколдованный круг: антикризисный менеджмент по-белорусски

    Сдерживание импорта ограничивает конкуренцию и тормозит развитие внутреннего потребительского рынка.

     

    Первые месяцы 2009 года дали экономистам массу информации и порой противоречивых фактов. Ситуация в стране меняется медленно, возможно в силу особенностей мобилизационной экономики, которая существовала у нас длительное время, и от которой нам все еще трудно отказаться.

    Безработицы, слава Богу, нет, и не предвидится, по крайней мере, до конца лета. Цены растут, что также не совпадает с трендами мировой экономики. При этом кредиты выросли на 70% при поразительно высоких ставках. Это промежуточный результат. Но главные проблемы поджидают нас впереди. А, значит, самое время проанализировать последствия начинающейся рыночной дефрагментации, сильные и слабые стороны белорусской экономики.

     

    Женское лицо

    белорусского кризиса

    Каждый «выездной» гражданин нашей страны до сих пор беспрепятственно мог ввозить в Беларусь за одну поездку импортных товаров на €1000. Возвращаясь из Варшавы в мае этого года, я обратил внимание, что багаж немногочисленных чиновников, соседей по вагону, на сей раз выглядел на удивление скромно. Лишь пакеты со стиральным порошком говорили о том, что в польских магазинах они все-таки побывали. Ни телевизоров, ни шуб, ни прочего популярного ширпотреба... Что это означает: хватает своего, или заграничные покупки стали нерентабельными?

    Ничего подобного. На мой взгляд, здесь есть прямая связь с теми рыночными процессами, которые происходят сейчас в белорусском обществе, а точнее – на внутреннем потребительском рынке. Для подтверждения приведу данные по товарам, демонстрирующим самые высокие темпы прироста продаж. Речь о том, что домашние хозяйства наиболее активно приобретали в первом квартале кризисного 2009 года. Свободный потребительский выбор в результате значительного впечатления от девальвации белорусского рубля проявил себя весьма оригинальным образом.

    Основная «кризисная реакция» связана с прошедшей девальвацией и спецификой потребительского поведения жителей страны. Потребители стали вкладывать деньги в товар! Что до стирального порошка, то это, скорее, нервная потребительская реакция, которая ближе к «женскому типу» поведения. И то, что мужчины, причем далеко не бедные, покупают стиральный порошок в Варшаве – лишь отражение общей рыночной поведенческой ситуации. Прирост продаж одежды и косметики тоже бросает «тень подозрения» на женщин. Получается, что у белорусского кризиса – женское лицо! Обувь – продукт бесполый, который также отражает «нервный выход» потребительской энергии среднего белоруса.

    Кстати, вопрос выбора весьма интересен. В начале 2009 года жители страны с точки зрения доступности имели возможность стратегического выбора: вкладывать деньги в покупку телевизора или холодильника? Дилемма, к слову, весьма интересная для экономистов и политиков. Выбор был сделан в пользу холодильника, тогда как покупки телевизоров снизились на 17%. Видимо, этот выбор несет в себе социальный опыт 1990-х годов – в трудные времена холодильник предпочтительнее. Его можно «набить» дачными припасами, и именно он будет хранителем не только продуктов, но и настроения обитателей квартиры. В итоге за первый квартал страна купила на треть больше холодильников, чем в предыдущие годы.

    Оказалось, что телевизор – это нереальная жизнь, шоу. Хорошие новости, которым становится все труднее верить, развлечение, создаваемое не всегда умными, но падкими до рейтингов и денег продюсерами. Вдобавок многие поняли: чем больше сейчас потратишь времени на телевизор, тем меньше продуктов будет в холодильнике – вот простая экономическая формула кризисного поведения белорусских домашних хозяйств! Кстати, это сильное решение – свидетельство здорового духа нашего общества. И экономисты должны оценить этот важный социальный симптом. Именно он может дать нам качественно иной уровень жизни в недалеком будущем.

    Сейчас в стране идет выбор производственной стратегии на ближайшую перспективу. Новые холодильники установлены. На очереди – «марш» на приусадебные участки и дачные огороды для выращивания чистых от химии и дешевых продуктов питания. Начинается новый период «аграрной миграции» жителей белорусских городов. Следует отметить, что население в целом перестало увеличивать закупки продовольствия, хотя сельское хозяйство по-прежнему старается забросать нас мясом и колбасами, залить молоком. Почему так происходит? Анализ статистики дает основания считать, что по всей совокупности продовольственных товаров потребление остановилось на уровне прошлого года. В чем причина? Цены и еще раз цены! Продукты питания становятся все дороже. Получается, что самостоятельно произведенные продукты питания сегодня по качеству и издержкам явно предпочтительнее тех, что продаются на рынках и в гипермаркетах. И консервация уровня покупок продовольственных товаров – это первая особенность и, одновременно, болезненный симптом нашей, пораженной кризисом, экономики.

    Вторая особенность – наша оригинальность в инвестициях. Когда во всем мире стали рушиться банки, а директора казалось бы вполне успешных корпораций начали объявлять о банкротстве, мы продолжили «движение в будущее». ВВП страны растет на уровне 2,6% при удивительном инвестиционном буме (+23,8%). Причем, все это – внутренние инвестиции, удивляющие и ошеломляющие западных и восточных экономистов. Этот инвестиционный порыв, наверное, следовало бы поддержать. Хотя специалисты знают, что инвестициив неопределенность хуже, чем неопределенность в инвестициях.

     

    Хватит тратить!

    Пора сберегать

    Наступает момент истины в формировании новой экономической политики страны. С чего следует начинать, от чего отталкиваться? Когда внешние рынки сокращаются наполовину, это дает шанс спокойно заняться внутренней экономикой – благоустраивать города и поселки, строить новые дороги, проводить высокоскоростные линии Интернета, создавать новую инфраструктуру. И для всего этого есть много предпосылок. Но нужны деньги, которые необходимо извлекать из собственных сбережений. Иностранные инвестиции – это, конечно, хорошо, но сейчас придется использовать собственные ресурсы. Через это в разные периоды времени прошли многие страны.

    Для примера можем назвать Японию, которая в послевоенный период не прибегала к займам ни Международного Валютного Фонда, ни Всемирного банка. Для создания своей новой экономики японцы использовали новую формулу национальной экономической психологии. Ее суть заключалась в увеличении нормы сбережений. В среднем японские семьи сберегали до 30% своих доходов! Заметим, что американцы до недавнего времени вообще имели нулевую норму сбережений. Этот ноль и ударил по мировой экономике, когда кредитные учреждения почти развалили всю мировую финансовую систему. Нет сбережений – не будет и накоплений!

    Времена меняются, и заниматься политикой собственных сбережений придется, как ни крути. Пора разработать долговременную сберегательную стратегию, обоснованную теоретически и практически. Признаемся: до сих пор рыночное развитие страны было весьма несовершенным. Институты и механизмы нашего рынка действуют либо неполно, либо с сильными искажениями. Чего стоит политика регулирования цен, которая привела к катастрофическим перекосам национальных и региональных цен?

    По многим причинам процесс сбережений должен стать важнейшим стратегическим направлением экономической политики страны. Уровень и норма личных сбережений у нас пока крайне малы. Как по причине низких доходов домашних хозяйств, так и из-за отсутствия целенаправленной политики стимулирования сбережений.

    Надо сказать, что в 1990-е годы при заработной плате в $30-50 мы имели более высокую норму сбережений, которая в отдельные годы доходила до 17%. Такова была психология населения, которое откладывало деньги на «черный день». Затем рынок, как это ни парадоксально, «разбаловал» нас. Нефтяные доходы давали возможность регулярно повышать заработную плату практически вообще без каких-либо реальных хозяйственных достижений и в отсутствие роста производительности труда. Монополизм ряда отраслей и слабое проникновение импортных товаров также вели к завышению издержек и росту заработной платы. Шел процесс эскалации доходов, когда под действием роста продаж нефтепродуктов на внешних рынках создавалась иллюзия увеличения доходов и в других сегментах экономики.

    В итоге внутренние цены оказались завышенными. Жесткая ситуация на внешних рынках заставила экспортеров снижать цены в долларовом эквиваленте. Для многих из них эта ситуация оказалась настоящей драмой.

    Депрессия в глобальной экономике стимулировала массовое снижение цен. В ряде регионов и стран было отмечено реальное падение цен в 2 и более раз, что в первую очередь сказалось на сырьевых рынках. Понесли потери не только добытчики нефти, но и производители свинца, меди, никеля. Удешевление сырья сразу отразилось на совокупных страновых издержках. Белорусская экономика слабо реагировала на эти процессы, но уже в первые два месяца 2009 года падение цен на мировых рынках больно ударило по отечественному экспорту. В силу объективной конкуренции и снижения цен он получил первый удар уже в конце 2008 года. Но тогда угроза и в самом деле прошла «по касательной», не нанеся непоправимых потерь.

    Однако в 2009 году экспортные цены пришлось опустить на 29%. Мировой рынок просто заставил нас это сделать. Без какого-либо согласования в Минэкономики или исполкомах. Выяснилось, что ценами на внешних рынках они управлять не могут. Самое время понять, что и на внутреннем рынке ценами мы эффективно управлять не можем и не должны! Хотя чиновники в ответ на критику все еще напоминают, что в ряде развитых странах есть практика ценового регулирования. Да, была, частично и осталась. Что и усиливает проблемы любой страны в условиях углубляющегося кризиса!

    И получается, что внешние цены упали на 29%, а внутренние, по сравнению с аналогичным периодом 2008 года, поднялись на 15,5%! Между тем, цены нашего экспорта снизились почти на 17%. Такие ценовые разрывы – есть прямой результат «закрывания» национальной экономики, попытки отгородиться от внешних товарных и денежных потоков. Именно ради этого мы стали вводить новые защитительные таможенные пошлины и ограничения на ввоз товаров. Поможет ли это нашей «хворой» экономике – очень большой вопрос…

     

    Вместо резюме

    Разрастающийся мировой экономический кризис резко сужает возможности национального экспорта. Статистика явно свидетельствует о росте отрицательного торгового баланса. Хотя правительство и пытается препятствовать этому, вводя новые запретительные тарифы на импорт.

    Но одновременно это сдерживает ценовую конкуренцию, которая вне страны уже снизила стоимость белорусской продукции на 29%. Именно на такую величину может быть снижен реальный показатель ВВП при беспристрастном и жестком анализе наших основных экономических параметров.

    Наш единственно возможный сегодня стратегический курс – ускоренное развитие внутреннего потребительского рынка. Но наши таможенные тарифы убивают импорт, что способствует росту внутренних цен. А ведь именно рост цен в Беларуси сдерживает спрос домашних хозяйств и тормозит развитие внутреннего рынка. Круг замкнулся – «внешние ограничения» обернулись внутренними проблемами.

    Деловые и бизнес новости
      Добавить комментарий

      Календарь бизнес событий
      • выставки
      • презентации

      © Издательство «Дело (Восток+Запад)».

      Все права защищены.

      При использовании материалов активная индексируемая ссылка на www.delo.by обязательна.

      ISSN DELO (online) 1608-1404

      220004, Минск, пр. Победителей, 11

      email: delo@delo.by