DELO.BY, администратор журнала "Дело"

    Комментарии 18 Май 2009 0:00

    Экономический бумеранг и его первые жертвы

    Глобальный протекционизм – это защита экономики паразитизма и завышенных потребностей, не имеющая перспективы.

     

    Встречаясь на официальных мероприятиях, лидеры мировых держав, чаще всего подчеркивают, что являются противниками любых форм экономического протекционизма. На деле же, несмотря на все достижения глобализации и обилие международных договоренностей, протекционизм как экономическое явление до сих пор не изжит. Время показало, что никакое ВТО не способно уничтожить значение собственной экономики для населения страны. Защита национальных экономических интересов, особенно во времена кризисов, для многих стран является вопросом выживания. А для лидеров государств – еще и вопросом собственной политической жизни или смерти.

    В условиях кризиса преференции собственным производителям товаров и услуг уже стали массовым явлением во всех странах. Однако если ты воздвигаешь барьер перед иностранным конкурентом, не стоит удивляться, что он поступит аналогичным образом. Так из благого намерения протекционизм превращается в настоящее бедствие для мировой экономики в целом и международной торговли, в первую очередь. Сегодня этот «экономический бумеранг» ударил уже практически по каждой стране. Причем, больше всего пострадали экономики, традиционно ориентирующиеся на экспорт. Такие, как экономика Беларуси.

     

    Рынки закрываются?

    Именно внешние рынки дают импульс росту международной экономики, поскольку через них идет распределение мировой стоимости на основе разделения труда. Даже самый примитивный протекционизм убивает региональное и глобальное разделение труда, что ведет к общему снижению эффективности в промышленности. Лучший способ сделать товары и услуги дороже и хуже – заниматься покровительством собственной экономики. Или не в меру увлекаться импортозамещением. Меры, на первый взгляд, идущие на пользу собственному производителю, оборачиваются кошмаром для потребителя.

    Ошибка многих несовершенных экономик заключается в том, что лоббисты самых слабых секторов элементарно «выдавливают» из правительств высокие таможенные пошлины на конкурентные иностранные товары. Часто такой лоббизм – первопричина провала собственной промышленной или аграрной политики. Дорогое и супердорогое производство заваливает рынок товарами, которые были бы отвергнуты потребителем в условиях нормальной конкуренции с точки зрения цены и качества.

    Хорошо, что это понимает белорусское правительство и экономическая элита страны, которая не потакает национальному экономическому протекционизму. Потому у нас можно свободно купить яблоки из Латинской Америки, груши из Китая и макароны из Италии. Более того, мы уже начали закупать в той же Италии свиной жир, что в былые времена даже предположить было невозможно! Диверсификация импорта шла особенно широко в 2000-ные годы. Мы так увлеклись импортом, что это коренным образом изменило структуру товарного ассортимента.

    Однако, с ноября прошлого года, на мировых рынках стали развиваться негативные процессы, что сразу же ощутила белорусская экономика. Но одно дело – падающий спрос, а совсем другое – вытеснение отечественных товаров с зарубежных рынков продукцией местного производства.

    С начала 2009 года по основным векторам белорусской внешней торговли возникли явные дисбалансы. Статистические данные рисуют пугающую картину падения белорусского экспорта. В первую очередь, на рынке нашего стратегического экономического партнера – России (см. Диаграмму 1).

    Конечно, это только начало года. Более серьезные показатели «всплывут» в середине года, когда статистика станет более полной. Но даже экспресс-оценка показывает, что мы потеряли половину российского рынка!

    Основных причин две – общее падение цен на экспортируемую продукцию и снижение физических объемов ее покупок. Так, ценовой фактор особенно сильно ударил по производителям сухого молока – нашей традиционной экспортной статьи. В прошлом году тонна такой продукции стоила $3127, а в 2009-м цена уменьшилась более чем в 2 раза – всего $1461. В результате мы теряем не сам рынок, а выгоду от работы на нем. Между тем, на внутреннем рынке Беларуси цены на молочные продукты не снизились, а даже выросли.

    «Количественные» потери мы понесли по таким позициям, как готовая или консервированная рыба, колбасы, лекарственные средства, полимеры этилена, шины, столярные строительные изделия, обои, синтетические нити, корсетные изделия, двигатели внутреннего сгорания, трансформаторы и др. Самые серьезные провалы – трехкратное снижение продаж интегральных схем и тракторов и семикратное – грузовых автомобилей. Вот это, действительно, «закрывание» рынка – последствия развивающегося протекционизма.

    Резкое снижение белорусского экспорта произошло также на рынках Украины, Китая и США. От американского рынка у нас осталось всего 10,7%, Китай покупает теперь всего 31% от уровня 2008 года. Закрылся и рынок соседней Украины, на котором доля белорусских товаров упала до 27,7% от докризисного уровня.

    Что же происходит? Почему лучшие партнеры неожиданно стали худшими? Можно предположить, что торговля с США носит налет политической ангажированности. Но Украина и Китай?! Сколько времени и усилий было затрачено на развитие товаропроводящих сетей в этих странах! Сколько торжественных двусторонних визитов состоялось! Мы ведь даже юанем пользоваться стали, хотя потребность в нем с этого года уменьшилась в 3 раза…

     

    «Антипротекционизм»

    Мировая экономика действительно меняется серьезным образом. Сегодня не проблемы с финансами, а необходимость жесткого реструктурирования производства и потребления являются доминантами мирового кризиса. Это даже не кризис, а исправление ошибок прошлого – экономики самодовольного безудержного роста.

    Положа руку на сердце, скажу: нам нужен такой кризис. Хотя бы во благо будущего. Страны и экономики сегодня проходят проверку на собственную необходимость и эффективность. Как объяснить тот факт, что в начале 2009 года все, что продавалось Беларусью на внешних рынках, вдруг стало в два раза меньше покупаться? Первый вывод неутешителен: мы как часть мировой экономики нужны всего наполовину. И по ценам, и по объемам продаж.

    С другой стороны, можно увидеть и положительные моменты. Для начала заметим, что в 2009-м мы сами на внутреннем рынке стали покупать своих товаров на 8,1% больше, чем в прошлом году. Это своего рода критерий качества нашего производства и его «нужности». Кроме того, кризис выявил страны, которые в этой ситуации стали покупать белорусских товаров даже больше. Рост экспорта наметился в торговле с Индией (278,2%), Венесуэлой (243,7%), Францией (144,6%), Германией (113,7%). Конечно, стоимостные объемы прироста пока невелики, но важна тенденция. В эпоху нарастающего протекционизма мы смогли переломить негативные тенденции и увеличить свою долю на новых направлениях. Это тот случай, когда говорят: мал золотник, да дорог. К слову, немецкий и индийский «золотники» не так уж и малы. Наверняка в ряде случаев сказались и новые уровни политических контактов, как с той же Венесуэлой.

    Для придания импульса экономике нам надо постоянно изыскивать новые ниши и скрытые резервы в государственном и частном бизнесе. Особенно сейчас, когда конкуренция усиливается по всем направлениям Так, сейчас появилась возможность и даже необходимость переориентации производства на внутренний рынок. Время, когда экспортный «угар» заставлял ограничивать поставки на собственный рынок, прошло. Ориентация на белорусского потребителя становится наиболее выигрышной стратегией. Пришла пора строить рынок системно. Начиная с инфраструктуры – от крупных логистических комплексов до сетей розничной торговли. Развивать производственную кооперацию, чтобы не зависеть от одного потребителя или одного поставщика. Чтобы предложить рынку то, что ему сейчас необходимо.

    Так, россияне сейчас экстренно переориентируются на замену корейских и японских комплектующих при сборке иностранных автомобилей. Конечно, японское сцепление отличается от российских аналогов. Но они идут на это, чтобы снизить издержки. Пока мировой авторынок пребывает в нокдауне, Индия выпустила пробную машину всего за $2000. Этакое простое и оригинальное чудо на колесах. Простота и цена – именно это сегодня должно стать лейтмотивом развития бизнеса на ближайшую перспективу. Не нужен телевизор с 80-ю функциями. Достаточно одной – цветное цифровое изображение. При нынешнем количестве домашних компьютеров с их огромным числом функций этого хватит.

    Сам образ жизни должен измениться в сторону большего рационализма и эффективности труда и отдыха. Сейчас можно и нужно отказаться от многих надуманных потребностей. Невероятно дорогие мобильные телефоны, которые превратились в обычные игрушки, «навороченные» автомобили, которые позволяют носиться со скоростью в 250 км/час. Но для кого эти болиды с 16-ю подушками безопасности в нашей стране с отвратительными дорогами и скоростными ограничениями. Чтобы платить штрафы и сжигать тонны бензина? Или для самовыражения?

    В современных условиях глобальный протекционизм – это защита экономики паразитизма и завышенных потребностей, которая не имеет перспективы. Получается, что правительства защищают результаты собственной примитивной промышленной политики. Возможен ли возврат разумной достаточности и элементарного прагматизма в экономике, технологиях, образе жизни? Или мы попытаемся свести на нет этот кризис только для того, чтобы на всех парах устремиться к следующему, еще более разрушительному?.. И что делать бизнесу? Как в постсоветские годы – восстанавливать разорванные кооперационные связи и докризисные объемы производства, чтобы просто вернуться к середине 2008 года?

    Такие варианты возможны, но стратегически бесперспективны. С помощью таких стратегий, придуманных за рубежом, белорусская бизнес-элита может сломаться под грузом ответственности и проблем. $2,5 млрд., взятых у МВФ, обременены обязательством в ближайшие годы приватизировать полторы сотни белорусских предприятий. Кому и как их продать? В то время как зарубежные гиганты типа «Опеля», крупнейшие страховые и ипотечные фонды готовы «отдаться» кому угодно за чисто символические деньги! Что, и нам идти по этому же пути? Хороши рекомендации зарубежных партнеров!

    Кризис тестирует на «профпригодность» всех – и Международный валютный фонд, и колхоз «Путь к коммунизму», ставший по странному стечению обстоятельств закрытым акционерным обществом. Каждая страна проходит проверку на выживаемость и самостоятельность. Можно плыть по течению, ожидая, что все как-то уляжется само собой, но можно и создавать новую экономику. Не надеяться на возврат прошлого, а выходить на новые приоритеты развития промышленности, сельского хозяйства, всего общества. Страны, руководство которых осознает, что кризис – дорога в будущее, имеют шансы на успех, на экономический прорыв. Остальные так и останутся в прошлом, чтобы вскоре вновь попасть под удар собственного бумеранга.

    Деловые и бизнес новости
      Добавить комментарий

      Календарь бизнес событий
      • выставки
      • презентации

      © Издательство «Дело (Восток+Запад)».

      Все права защищены.

      При использовании материалов активная индексируемая ссылка на www.delo.by обязательна.

      ISSN DELO (online) 1608-1404

      220004, Минск, пр. Победителей, 11

      email: delo@delo.by