DELO.BY, администратор журнала "Дело"

    Комментарии 30 Июн 2011 13:10

    Объявляется посадка. В «восточный экспресс»

    Ориентация преимущественно на рынки стран Таможенного союза в краткосрочной перспективе не сулит больших выгод белорусским производителям. А вот рисков добавляет немало.

    В 2010 году произошли два важных события, которые сегодня оказывают значительное влияние на положение дел в отечественной экономике. Это – президентские выборы и вступление страны в Таможенный союз с Россией и Казахстаном. Фактически Беларусь однозначно определилась с политическим вектором, сделав ставку на Россию и страны СНГ. Теперь мы наблюдаем смещение в том же направлении и экономических приоритетов. Самый интересный вопрос: чем это обернется для белорусских компаний, особенно тех, что заняты в реальном секторе экономики? Смогут ли они успешно развиваться и внедрять новые технологии в условиях жесткой конкуренции с восточными соседями, а также находить на рынках России и Казахстана источники финансирования и инвестиции?

     

    На «западном фронте» –

    перемены

    По данным Национального статистического комитета, товарооборот Беларуси со странами ЕС в 2010 году уменьшился на 24,8% (до $800,6 млн.). При этом экспорт сократился на 54,1% (до $359,9 млн.), а импорт увеличился на 57,2% (до $440,7 млн.). Впервые за последние годы в торговле с Евросоюзом у Беларуси сложилось отрицательное сальдо, которое составило $80,8 млн. Причем, к большой политике это не имеет никакого отношения, а связано с ухудшением условий поставок в страну российской нефти. В результате сверхдоходный на протяжении последних лет бизнес по производству и продаже нефтепродуктов, основными покупателями которых являлись европейцы, превратился в убыточный. В первом квартале 2011-го ситуация продолжала усугубляться. За январь-март отрицательное сальдо внешней торговли энергоносителями сложилось в размере $1,77 млрд., что составляет почти 60% в общем объеме внешнеторгового «минуса» страны!

    Тем не менее, ЕС продолжает оставаться ключевым торговым партнером Беларуси. При этом основными западноевропейскими странами-партнерами для нас являются: Германия (4% внешнего белорусского товарооборота), Польша (3,4%), Нидерланды и Латвия (по 2%), Италия (1,4%). Особенно сильны позиции белорусских производителей в балтийских странах. Даже в Эстонии, которая исторически связана с нами не так тесно, как Латвия и Литва, до 20% рынка занимают белорусские трактора и нефтепродукты.
    Накалившиеся после декабрьских выборов в нашей стране отношения с Евросоюзом, поначалу никак не сказывались на экономике. Еще в феврале инвестконсультанты отмечали, что для бизнеса белорусских частных компаний в ЕС – нет никаких проблем. Как и для европейских фирм в Беларуси. На фоне принятия Директивы №4 и либерализации ценообразования многие зарубежные инвестфонды и банки, включая Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР), продолжали подыскивать варианты для портфельных инвестиций в Беларуси. Кстати, уже после выборов было объявлено о приобретении одним из европейских лидеров в области страхования – компанией АХА – белорусской страховой компании B&BInsurance.

    Уже в условиях разгорающегося валютного кризиса британская компания «Хайлайф» выразила желание приобрести контрольный пакет акций белорусского «Паритетбанка». А в ходе визита в Беларусь группы бизнесменов из Великобритании правительство получило ряд интересных предложений по инвестиционным сделкам в фармацевтике, пивоваренной отрасли, промышленности строительных материалов, металлообработке и др. И даже Всемирный банк (ВБ), несмотря на провал прошлогодней программы по приватизации белорусских предприятий, согласился продолжить этот эксперимент в 2011-2012. Причем, круг таких предприятий будет расширен, а ВБ намерен вложиться в их «предпродажную подготовку». Разумеется, по условиям эксперимента покупателями таких активов должны быть европейские инвесторы.

    Серьезных успехов Беларусь добилась в прошлом году и на европейском рынке заемного капитала. Сам факт того, что уже после выборов размещение очередного выпуска белорусских евробондов прошло практически на тех же условиях, что и до них, свидетельствовало: инвесторам из ЕС нет дела до политической составляющей, если она не увеличивает экономические риски. В 2011 году в Европе должно было пройти размещение облигаций нескольких белорусских банков – в частности, Беларусбанка, Белагропромбанка и Белинвестбанка, а также ряда крупных промышленных предприятий.

    – 2010 год и начало 2011-го стали для Беларуси прорывом на рынки капитала, – говорил в феврале управляющий директор ИК «Тройка Диалог» Павел Соколов. – Уверен, это только начало!

    Однако, в марте-апреле ситуация резко ухудшилась. По мнению инвестиционных консультантов, негативная информация о Беларуси достигла «критической массы». Все сошлось одно к одному: и резкие заявления руководства ЕС о возможных экономических санкциях, и валютный кризис, и понижение суверенного кредитного рейтинга, а также рейтингов ведущих белорусских банков, и вмешательство государства в дела ряда частных компаний (Пинскдрев, Юнимилк и др.).

    – Зарубежные инвесторы живут в своем информационном поле, которое в последнее время в отношении Беларуси является резко негативным, – отмечает инвестиционный банкир Владимир Василевский. – В условиях неопределенности на валютном рынке, ограничения импорта и отсутствия четкой позиции ЕС в отношении возможных санкций в отношении нашей страны большинство европейских инвесторов, что вполне логично, предпочитают выжидательную позицию. Несмотря на тот факт, что Беларусь вроде бы находится на пороге масштабной приватизации. Ведь в основном активы, которые сегодня выставлены правительством на продажу, честно говоря, не представляют для них серьезного интереса. А в отношении ключевых компаний, таких как «Белтрансгаз», МАЗ, «Белорусская железная дорога», МТС, «Беларуськалий» и др. идет «точечная» продажа конкретным бенефициарам без проведения конкурсов.

    Изменилась картина и на рынке заимствований. Белорусские евробонды взлетели по доходности до 11-12%. И это еще – не худший вариант, учитывая ситуацию с валютой. Точнее с ее отсутствием в стране. Вполне вероятно, что правительство смогло как-то договориться с держателями еврооблигаций, большинство из которых – российские банки, чтобы они не спешили расставаться с бумагами и не нагнетали ситуацию. Но в любом случае – этот источник заимствований для белорусских компаний, похоже, потерян надолго.

    К слову, ЕБРР уже отказался от ранее запланированных инвестиций в белорусскую энергетику, в том числе в возобновляемые источники энергии, а также в транспортную инфраструктуру. После корректировки своей страновой стратегии банк намерен сконцентрироваться в Беларуси исключительно на поддержке частного сектора, в первую очередь – кредитовании малого бизнеса.

     

    Таможенный союз:

    приобретения и потери

    Рынок Таможенного союза с населением в 170 млн. человек, который ежегодно прирастает на 6-7%, конечно, является «приманкой» для инвесторов в Беларуси. Но белорусскому реальному сектору ТС, по крайней мере, пока, серьезных выгод не принес. Т.е. условия работы в России и Казахстане для белорусских компаний вообще практически не изменились. Кто работал – тот и работает, а те ограничения, которые существовали, почти повсеместно сохранились. Например, квоты на поставку определенных товаров, отсутствие взаимного допуска к госзакупкам, взаимная выдача разрешений перевозчикам, непризнание национальных сертификатов и др.

    Если говорить о потенциале Единого экономического пространства (ЕЭП), которое должно заработать с 2012 года, то позиции в нем Беларуси и белорусских предприятий кажутся самыми слабыми из всех членов ТС.

    Во-первых, белорусское государство вступает в ЕЭП как никогда ослабленным: с неэффективным управлением, растущим внутренним и внешним долгом, прогрессирующим отрицательным внешнеторговым сальдо (свыше $3,75 млрд. за январь-апрель 2011-го), серьезными проблемами на валютном рынке. А бедное правительство не сможет эффективно отстаивать интересы своих компаний. В обмен на госкредиты оно вполне может этими интересами и поступиться. Совсем недавно российские молочники в лице председателя правления Национального союза производителей молока (Союзмолоко) Андрея Даниленко обратились в Правительство России и обвинили белорусских коллег в демпинге. Оказывается, по причине девальвации белорусского рубля российская продукция стала абсолютно неконкурентоспособной в сравнении с белорусской. И что интересно: белорусская сторона безропотно согласилась с требованиями россиян и пообещала еженедельно согласовывать с ними «рекомендуемые» цены поставок!

    Во-вторых, сложная экономическая ситуация в нашей стране и отсутствие конкуренции среди покупателей могут быть использованы иностранным (в первую очередь – российским) капиталом для недорогих, но значимых приобретений белорусских активов. Что мы уже наблюдаем. Причем, в отличие от своих европейских коллег российские инвесторы куют железо «пока горячо». В большинстве обсуждаемых сегодня крупных сделок – с «Белтрансгазом», БЖД, МАЗом и др. – с российской стороны фигурируют государственные или полугосударственные компании и банки. Им нет дела до рекомендаций еврокомиссаров, и в случае чего они всегда смогут отстоять свои интересы в Беларуси, поскольку, образно выражаясь, за спиной у них – Москва. А еще – Газпром, Роснефть и главный санврач РФ господин Онищенко. По большинству возможных сделок идет крупная игра на понижение цен. Так, Беларусь оценивала свою долю в СООО «МТС» сначала в $1 млрд., потом – в $800 млн., а российская МТС готова расстаться не более чем с $600 млн. Газпром в преддверии покупки оставшейся доли «Белтрансгаза» распространил информацию о снижении рыночной стоимости уже приобретенных компанией акций. Так что, похоже, оставшиеся акции уйдут россиянам за те же $2,5 млрд. О премии за контроль над активом, как и о газе по той же цене, что и в Смоленской области, Беларуси, похоже, придется забыть…

    – Перспективы развития инвестиционного бизнеса в Беларуси – безграничны, – говорит управляющий партнер российской инвестиционной компании UFS Елена Железнова. – Здесь достаточно много предприятий, которые сохранили производственный потенциал. Часть из них представляют определенный интерес для российских инвесторов. В первую очередь, это – нефтехимия, калийное производство, переработка алмазов и др. Думаю, что в этом году мы станем свидетелями ряда крупных сделок с белорусскими активами. Это касается, конечно, «Белтрансгаза» и МТС.

    В-третьих, 87% белорусского реального сектора контролируется государством. По данным Госкомимущества в его полной собственности находится более 3 тыс. предприятий. В 1700 ОАО государство выступает акционером, а в1100 – владеет контрольным пакетом. Причем, особенного спроса на них со стороны инвесторов нет. По данным Госкомимущества РБ, за три года (2008-2010) из 409 белорусских ОАО, чьи акции были выставлены на продажу, совершено всего 47 сделок – порядка 10%! И не случайно: согласно оценкам аналитиков АЦ «Стратегия», финансовое состояние как минимум 30% госкомпаний – плачевное. Они существуют только благодаря госпрограммам, которые финансируются из бюджета, либо льготным кредитам под половину ставки рефинансирования. В условиях открытого рынка ЕЭП такие предприятия не выдержат конкуренции и, в лучшем случае, будут поглощены.

    В-четвертых, по сравнению с Россией и Казахстаном, где есть стабильные источники валютных поступлений и развитые рынки капитала, белорусская экономика оказывается в заведомо проигрышной ситуации. Об этом свидетельствует растущее внешнеторговое сальдо. У нас практически нет каких-то глобальных преимуществ и производств, позволяющих торговать за валюту и при этом не тратить ее на комплектующие и сырье, из которого эти товары производятся. Такая модель даже при благоприятном раскладе рыночных цен работала с небольшой эффективностью, а сейчас – по сути «в ноль».

    Эксперт «Дела» Леонид Заико из АЦ «Стратегия» приводит любопытные цифры: в 2010 году Беларусь потратила на импорт нефти $6,7 млрд. А экспорт нефтепродуктов принес нам… те же $6,7 млрд. На импорт металла было потрачено $2,1 млрд., медпрепаратов – $401 млн. Притом, что годовой экспорт «белорусской гордости» – МАЗов – составляет всего $360 млн.

    Валютные поступления при минимуме затрат обеспечивают лишь производители удобрений (экспорт в 2010г. – $2,2 млрд.) и молочная отрасль ($1,5 млрд.). Это – немногие крупные валютоокупаемые сегменты на белорусском рынке.

    В-пятых, начиная с 2007-2008 годов, белорусская (особенно – потребительская) продукция стала терять традиционные рынки в странах СНГ и в России, в частности. По мнению Николая Кащеева из Сбербанка России, которое он высказал в рамках Инвестиционного форума в Минске в феврале этого года, отчасти это связано с растущей экспансией китайских производителей, отчасти – с повышением уровня жизни, для которого белорусские товары уже не совсем годятся.Изучение рынка, проводившееся в Беларуси несколько лет назад по заказу предприятия «Белвар», показало, что спрос на белорусскую бытовую технику формируют люди с зарплатами около $300 в месяц. При меньших зарплатах выбирают аналогичную технику из Китая, больших – из Европы или Японии. Основное производство потребительских товаров в республике ориентировано именно на этот небольшой среднеценовой сегмент рынка. Но проблема в том, что он быстро размывается и в Беларуси, и за рубежом, в т.ч. в странах ТС. Уже работая в рамках ТС многие отечественные предприятия (например, «Милавица» и другие представители легпрома) столкнулись с последствиями введения новых таможенных пошлин. В результате их позиции на российском рынке начали отвоевывать китайцы.

    – Для увеличения экспорта Беларуси необходимы товары, которые будут конкурентоспособны как в странах СНГ, так и вне СНГ, – уверена Ирина Точицкая, заместитель директора Исследовательского центра ИПМ. – Если белорусский товар может продаваться только на рынке СНГ, о его конкурентоспособности говорить не приходится. Беларуси необходимы серьезные изменения в структуре экспортной корзины, которая сейчас очень неблагоприятная. У нас увеличивается производство товаров, в основе которых – природные ресурсы. В то же время объемы товаров, для производства которых необходима квалифицированная рабочая сила, сокращаются. Думать, что мы всю жизнь будем торговать нефтепродуктами и удобрениями, которые сделают торговый баланс положительным, – заблуждение.

    В-шестых, частный бизнес в Беларуси работает в условиях самой сложной и затратной в ТС налоговой системы. Это также ставит его в проигрышную позицию, по сравнению с конкурентами из России и Казахстана. Выступая на Ассамблее деловых кругов Беларуси, председатель Белорусского союза предпринимателей Александр Калинин привел ряд любопытных цифр. Так, уровень налоговых изъятий в Беларуси по отношению к прибыли – самый высокий в ТС: 80,4%! Тогда как в России – 46,5%, а в Казахстане – 29,6%.  В РБ сегодня 82 (!) вида налоговых платежей, тогда как в России – 11, Казахстане – 9. Да и ставки основных налогов в Беларуси заметно выше, чем у партнеров из ТС (см. Табл. 3).

    По объемам взаимных продаж ТС вроде бы пока дает нам определенный эффект. За январь-март 2011 г товарооборот Беларуси со странами Союза возрос на 44,9% и составил почти $8,397 млрд. Но рост товарооборота сегодня – общемировая посткризисная тенденция. Уже сейчас наш импорт из России и Казахстана почти вдвое больше экспорта, а в долгосрочной перспективе эта диспропорция может и увеличиться. Так что при всем уважении к идее общего постсоветского рынка можно констатировать, что пока он сулит Беларуси больше опасностей, нежели реальных выгод и перспектив.

     

    Таблица 1.

    Основные страны-импортеры белорусских нефтепродуктов в2010 году*

    Страна

    Объем ( в тоннах)

    Нидерланды

    4,9 млн.

    Украина

    2,2 млн.

    Великобритания

    1,63 млн.

    Латвия

    853,1 тыс.

    Швейцария

    346 тыс.

    Польша

    241,6 тыс.

    Италия

    182,2 тыс.

    Кипр

    134,9 тыс.

    *Источник: Naviny.by

     

    Таблица 2.

    Основные торговые партнеры Республики Беларусь по итогам 2010 года (в %)

     

    Регион                                               Экспорт                    Импорт

    Российская Федерация                    47,6                            48,4

    ЕС                                                      22,9                            17,8

    Другие страны СНГ                         11,2                            5,9

    Остальные страны                           18,3                            27,9

    Источник: Госкомстат

     

    Таблица 3.

    Основные налоги в странах-участницах ТС (в %)

     

    Страна                                 НДС       Налог                     Социальные          Упрощенка

    на прибыль               начисления

    Российская Федерация        18           20                            26                                           6

    Казахстан                              12           20                            11                                           3

    Беларусь                                20           24                            34                                           8

    Источник: БСП

    Деловые и бизнес новости
      Добавить комментарий

      Календарь бизнес событий
      • выставки
      • презентации

      © Издательство «Дело (Восток+Запад)».

      Все права защищены.

      При использовании материалов активная индексируемая ссылка на www.delo.by обязательна.

      ISSN DELO (online) 1608-1404

      220004, Минск, пр. Победителей, 11

      email: delo@delo.by