Delo.by,

    Комментарии 27 Май 2014 10:57

    Русские «горки»

    Серьезные экономические санкции могут крайне негативно сказаться на российской экономике уже в среднесрочной перспективе.

    Константин Коржевич, «Дело», г. Москва

    Еще совсем недавно большинство аналитиков оптимистично оценивали перспективы российского финансового рынка, несмотря на устойчивое падение курса рубля по отношению к ведущим мировым валютам, предсказывая его скорую, хотя и частичную, корректировку. Но Крымский кризис спутал все карты, и сейчас основные вопросы, которые интересуют деловых россиян, а также их партнеров (включая, разумеется, белорусских) формулируются так: как скажется на российской экономике и, прежде всего, на финансовом потенциале РФ изменившаяся ситуация? В частности, стоит ли ждать от Запада серьезных экономических санкций? Удержится ли стабильный курс российского рубля? Сохранится ли финансирование масштабных госпрограмм и др.?

    Деньги любят тишину

    Современный рынок очень нервно реагирует на любые потрясения. Что бы там ни говорили политики относительно «исторической неизбежности присоединения Крыма», в то, что руководство России на это решится, верили немногие. Потому и эффект громких заявлений европейских и американских лидеров об экономических санкциях и чуть ли не о возврате к «холодной войне» оказался ошеломляющим. Сразу после того, как 21 марта стало известно о ратификации договора о присоединении Крыма к России, большинство финансовых индикаторов просто рухнули. Фондовый рынок обвалился в первую же минуту торгов на 2,6-3%, да и в целом за день фондовые индексы снизились очень значительно:ММВБ – на 1%, РТС – на 1,27%.

    На фоне новостей о продолжающейся эскалации внешнеполитического напряжения спекулянты начали распродавать рублевые бумаги. Впоследствии индексы упали еще на 3-3,7%, и оказались ниже, чем в «черный понедельник» 3 марта. Причем, бумаги банковского сектора упали сильнее рынка, что было связано как с санкциями в отношении банка «Россия», так и с блокировкой операций по банковским картам семи российских банков со стороны платежных систем Visa и MasterCard. Котировки акций НОВАТЭКа в течение дня обваливались больше чем на 12%, хотя и закрылись более «скромным» снижением на 8,64%.

    Валютный рынок повторил динамику фондового. По итогам утренних торгов 21 марта на Московской бирже официальный курс доллара вырос на 29 копеек, до 36,40 руб. за $1, а евро – на 22 копейки, до 50,18 руб.за €1. Некоторые эксперты предрекали падение курса российской валюты в течение ближайших двух недель на 10-15%.

    Еще в середине марта 2014 года Институт экономической политики имени Гайдара опубликовал прогноз, в соответствии с которым только в I квартале 2014 года отток капитала из России должен был составить порядка $75 млрд., что больше, чем за весь 2013 год. А вскоре эксперты Всемирного банка заявили, что если ситуация вокруг Крыма продолжит обостряться, экономика России в 2014 году не только не вырастет, но и пойдет на спад. По данным Всемирного банка, сокращение ВВП в этом случае может составить 1,8%, темпы роста потребления снизятся до 0,8-1,1%, а отток капитала – увеличится в 2,4 раза.

    Международные рейтинговые агентства Fitch и Standard & Poor`s изменили прогноз по долгосрочным рейтингам России со «стабильного» на «негативный». Это решение отражало потенциальные риски, которые несут для российской экономики и деловой среды санкции со стороны ЕС и США.

    Крутой разворот

    или временный «отскок»?

    Тем не менее, спустя буквально несколько дней ситуация кардинально изменилась. Уже 26 марта курс доллара на Московской бирже упал к рублю на 11 копеек, и составил 35,45 руб., опустившись ниже 35,5 руб. впервые с конца февраля. Евро упал на 14 копеек, и составил 48,98 руб., опустившись ниже 49 руб. впервые с 25 февраля. Рынок акций завершил торги вторника 25 марта ростом индексов на 2,1-3,5% на фоне подъема цен на нефть, укрепления рубля и позитивных сигналов со стороны фондовых площадок Европы и США. Но самое главное: инвесторы, не дождавшись со стороны Запада по-настоящему серьезных санкций, начали возвращаться в российские ценные бумаги и увеличивать свои вложения в фонды, ориентированные на бумаги российских компаний.

    25 марта вложения американских инвесторов в такие фонды выросли на $57,3 млн. Это максимальная прибавка среди фондов по 46 странам, отслеживаемых Bloomberg. Любопытно, что это произошло именно в тот день, когда президент США Барак Обама в Гааге убеждал своих европейских партнеров расширить давление на Россию. Общий же приток средств в фонды с фокусом на Россию с начала года составил $271 млн. Инвесторы проигнорировали предупреждение пресс-секретаря Белого дома Джея Карни, который призвал их распродавать российские активы, чтобы избежать потенциальных потерь, заявив: «Если бы я был на вашем месте, я бы стал инвестировать в акции российских компаний только в случае, если вы не играете на понижении».

    «Рынок достиг дна и начал восстанавливаться. Стоимость российских акций очень привлекательна, а доход от дивидендов высок», – отметил по этому поводу гендиректор Prosperity Capital Матиас Вестман. «Инвесторы больше не боятся санкций, и рынок показывает это», – подтвердил аналитик «Альфа-капитал» Виктор Барк. Кстати, главными драйверами роста индексов оказались акции ФСК ЕЭС и ритейлера «Дикси», чьи бумаги с 14 марта выросли более чем на 30%. Восстановление коснулось и российского рубля, который вырос на 3,1% после падения на 10% в первые два с половиной месяца этого года.

    Впрочем, есть эксперты, которые считают, что неопределенность на рынке сохраняется. «Ситуация очень неопределенная и неустойчивая. Будет ли России достаточно Крыма, или она будет более агрессивной, и захочет больше украинских территорий»? – говорит аналитик Macro Advisory Джей Пи Наткин. Поскольку большинство экспертов полагают, что дальнейшие санкции против России возможны только в случае ввода ею войск в «материковую» часть Украины или эскалации насилия в Крыму, то многое будет зависеть от того, удастся ли российским военным и политикам в этой ситуации «пройти по жердочке» и сохранить холодную голову.

    Вопрос сейчас еще и в том, насколько долгосрочным является тренд в сторону роста на финансовом рынке. Ведь общее ухудшение экономической ситуации в России никуда не делось. Да и отток средств из российских фондов в начале года происходил на фоне общего снижения интереса к развивающимся странам, который также сохраняется. По данным исследовательской компании EPFR, за отчетный период фонды, инвестиционная политика которых ориентирована на развивающиеся рынки, потеряли $4 млрд. И вывод средств с этих рынков продолжается уже 22-ю неделю подряд, составив за это время более $48 млрд.

    Еще один интересный вопрос: если санкции все-таки введут, то какие именно, и как это может сказаться на российской экономике? Попробуем разобраться.

    Санкции: серьезные

    и не очень

    «Санкции могут быть различными. Это зависит от конкретных решений конкретных сторон, – считает Управляющий директор группы банка Lombard Odier Арно Леклерк. – Что касается Европы, то необходимо отметить очень прочные торговые связи ЕС с Россией. Например, товарооборот Германии с Россией в 2012 г. составил около $110 млрд. В этой связи вряд ли Германия решится на очень жесткие санкции, поскольку сама страна и немецкие компании пострадают от этого. Прежде всего, влияние санкций могут почувствовать российские финансовые рынки, особенно в краткосрочной перспективе. Это связано с тем, что если пенсионные фонды, хедж-фонды и банки решат сократить свое участие в российской экономике, то это приведет к очень быстрому и резкому сокращению инвестиций и инвестиционных возможностей. И может оказать сильное давление на российские компании».

    Итак, первая очевидная опасность – дефицит иностранных инвестиций.

    Пока его не заметно, но в случае эскалации конфликта с Западом – он станет вполне реальным. Правда, даже во времена глобальных потрясений находятся инвесторы, готовые рискнуть, но это – исключение. Отсутствие инвестиций означает крест на модернизации для многих компаний, замораживание венчурных проектов, ухудшение ликвидности бизнеса и, как следствие, его стагнация. Впрочем, ничего катастрофичного здесь нет, пока энергоресурсы обеспечивают приток валюты. Не будет внешних инвесторов – будут внутренние. В Беларуси уже много лет даже этого нет, и ничего – механизм экономики, хоть и со скрипом, но работает. А столь сырьевая экономика, как у России, может прожить и без модернизации. По крайней мере, какое-то время.

    Кстати, министр финансов России Антон Силуанов уже заявил, что на 2014 год в бюджете на борьбу с безработицей заложено 100 млрд. рублей. Дотации, которые собирается выделить правительство, помогут решить судьбу уволенных из-за возможного кризиса сотрудников – деньги будут тратиться на их переезд и переобучение, а также на развитие малого предпринимательства.

    Вторая проблемафинансового плана – снижение кредитного рейтинга России и российских облигаций и ухудшение условий финансирования для крупных российских компаний на внешнем рынке.

    Это также хорошо знакомая в Беларуси проблема: внешние заимствования становятся слишком дорогими, поскольку в них заложена плата за дополнительные риски. В первую очередь, эта проблема коснется крупного бизнеса. Структура долговой нагрузки может меняться в сторону краткосрочных займов, а суммы на обслуживание долга – увеличиваться. Для сырьевых компаний важным моментом может стать необходимость сокращать капитальные вложения.

    Только до конца 2014 года, по данным ЦБ РФ, российским компаниям необходимо погасить долги на $67 млрд., банкам – еще на $36 млрд. Если проблемы не затянутся на длительное время, российские компании смогут преодолеть сложности с привлечением внешнего финансирования. В противном случае государство будет вынуждено тратить средства на поддержку экономики, сокращая резервы или наращивая госдолг.

    Впрочем, не будем забывать, что соотношение госдолга к ВВП России составляет лишь 11%, в то время как в странах Западной Европы, например, во Франции этот показатель равен 95%. Так что состояние российской экономики сегодня гораздо лучше, чем несколько лет назад. Добавим сюда значительные золотовалютные резервы, Фонд национального благосостояния и другие «заначки», и получится, что все, действительно, упирается во временной фактор. По крайней мере, в перспективе текущего года эксперты считают проблему «переживаемой».

    Между тем, российский бюджет пока только выигрывает от вялотекущей девальвации.

    «По нашим оценкам, удешевление национальной валюты на 1 рубль приносит федеральному бюджету порядка 180 млрд. руб. дополнительных доходов. Федеральный бюджет на 2014 год составлялся исходя из прогноза среднего курса рубля на уровне 33,4 руб. за доллар – тогда как в настоящий момент национальная валюта примерно на 3 руб. слабее»,– рассказывает экономист «Ренессанс капитала» по России и СНГ Олег Кузьмин.

    «Я пока не вижу ничего, что ущемило бы кредитоспособность России»,–считает заместитель министра финансов Алексей Моисеев. – Россия – одна из немногих стран с профицитом текущего счета, близким к нулевому дефицитом бюджета и низким уровнем госдолга. Я вообще не могу представить какое бы то ни было развитие ситуации, когда у нас возникнут проблемы с кредитоспособностью».

    Развитие украинского кризиса негативно скажется на российском экспорте, в первую очередь черной металлургии, продукции химпрома и машиностроения. Даже если не брать в расчет потенциальные санкции, россияне уже фактически потеряли большой украинский рынок. Об этом говорят результаты экспресс-опроса 200 российских компаний, представленные Институтом экономической политики имени Гайдара (ИЭП). Об ожидаемом снижении выпуска из-за потери украинского рынка заявили 46% респондентов, половина опрошенных ответили, что «особого влияния не будет», и лишь 4% предполагают увеличение собственной конкурентоспособности. То есть, украинские рынки сбыта и сырья оказались достаточно важны для российского реального сектора. Хотя, конечно, это тоже не смертельно в условиях открытого рынка.

    Кризисные события и ослабление рубля уже повлияли на импорт (в первую очередь – инвестиционный): по данным Федеральной таможенной службы, в феврале он сократился на 7,8% относительно того же периода прошлого года. Повышение стоимости импортных сырья и материалов, машин и оборудования лидирует среди основных факторов риска в промышленности, свидетельствуют данные ИЭП. Но этот фактор во многих отраслях как раз может стать больше плюсом, чем минусом, поскольку будет стимулировать спрос на внутреннем рынке.

    Дело – труба?..

    Есть еще много «непрямых» санкций, которые, тем не менее, могут оказаться довольно неприятными. Например, международные иски за национализированные активы и упущенную выгоду от сорванных контрактов в Крыму со стороны иностранных и украинских компаний, а также украинского государства; демпинговые разбирательства и торговые войны с участием российских компаний в странах ВТО; ограничения на поставки высокотехнологичной продукции в Россию и другие приемы из набора, применяемого в ситуации противостояния двух систем…

    Крайне неприятными могут стать ограничения на работу российских банков за рубежом. И дело даже не в возможном замораживании их активов – это вряд ли будет широкой практикой (хотя доля зарубежных активов в банке «Россия», недавно попавшем под санкции, оценивается в 22%). Но даже простое закрытие корсчетов в крупных зарубежных банках, и необходимость переводить расчеты в третьи страны, усложнит проведение операций и отпугнет многих клиентов, обернувшись, по некоторым оценкам, оттоком из экономики РФ $50 млрд. в квартал.

    Но все это только «цветочки». По общему мнению экспертов (как отечественных, так и зарубежных), самый верный способ положить российскую экономику на обе лопатки – «обвалить» цены на нефть и газ, как это произошло в 80-х годах прошлого века. Одна лишь информация о том, что США решили продать 5 млн. баррелей нефти из стратегического запаса, обрушила нефтяные котировки сорта WTI на 2,3% до отметки $97 за баррель.

    «США вполне по силам обвалить цену на нефть в два раза, до $50 за баррель, – считает глава кредитного брокера «КФК» Александр Гребенко. – Тогда уже через 2-3 месяца российским властям будет нечем платить зарплату бюджетникам, а пенсионерам –пенсии».

    Из этой же «оперы» недавнее заявление Барака Обамы о том, что США готовы помочь Европе избавиться от российского газа. Хотя это пока больше декларация, поскольку у Штатов просто нет достаточных мощностей для сжижения газа, да и дело это – не одного года, но, как говорится, «ход мыслей» американского руководства понятен. В этом случае, чтобы не повторить судьбу СССР, России неизбежно придется диверсифицировать поставки своих энергоносителей на новые рынки.

    Резюмируя

    Первое. Конфликт с Украиной пока практически не сказался на российской экономике по причине отсутствия реальных санкций со стороны мирового сообщества. Вероятность их введения не очень велика и, скорее всего, возможна только в случае эскалации вооруженного противостояния. Если России удастся удержать ситуацию в мирном русле, то у нее есть шанс избежать дальнейших проблем с мировым сообществом, удержать стабильность на валютном рынке и экономику от спада.

    Второе. Если против России будут введены по-настоящему серьезные санкции, например, закрыт доступ на определенные рынки, начнут замораживаться зарубежные активы, банкам ограничат работу по корсчетам в США и ЕС и т.д., то проблемы в финансовой системе начнут накапливаться. И это может негативно сказаться на платежеспособности российских компаний и стабильности рубля уже в среднесрочной перспективе.

    Третье. Если бы Запад поставил задачу нанести российской экономике максимальный ущерб, то ему пришлось бы обвалить цены на энергоносители и «выдавить» Россию с европейского рынка нефти и газа. К счастью, такой сценарий крайне маловероятен, поскольку он трудно реализуем, не выгоден очень многим мировым игрокам этого рынка и, прежде всего, самим США и Евросоюзу. Россия сегодня – слишком важна для мировой экономики, чтобы так рисковать – по крайней мере, так считают многие эксперты.

    Четвертое. И наконец, отсутствие каких-либо санкций вовсе не означает, что российская экономика будет расти. В ней самой заложено очень много внутренних проблем. К тому же, присоединение Крыма означает неизбежные и очень значительные расходы на инфраструктурные проекты и социальную сферу полуострова. Только в 2014 году на это будет потрачено более 240 млрд. рублей! Это станет дополнительным фактором давления на рубль и продолжения стагнации российской экономики, хотя и без серьезных ее потрясений.

    Деловые и бизнес новости
      Добавить комментарий

      Календарь бизнес событий
      • выставки
      • презентации

      © Издательство «Дело (Восток+Запад)».

      Все права защищены.

      При использовании материалов активная индексируемая ссылка на www.delo.by обязательна.

      ISSN DELO (online) 1608-1404

      220004, Минск, пр. Победителей, 11

      email: delo@delo.by