Delo.by,

    Комментарии 31 Мар 2014 11:00

    Куда летишь ты, «тройка»?

    Более глубокая интеграция в Таможенном союзе потребует «жертв» от его участников

    Татьяна Маненок,

    специально для «Дела»

    Евразийский экономический союз (ЕЭС) должен начать работать с 1 января 2015 года. Президенты стран Таможенного союза (ТС) не допускают мысли, что проект может сорваться. По поручению российского Премьера Дмитрия Медведева до 17 апреля 2014 года должен быть согласован проект договора о ЕЭС с Беларусью и Казахстаном. Уже к маю 2014 года текст договора о ЕЭС должен быть согласован внутри «тройки» и поступить в парламенты этих стран, чтобы те успели до конца текущего года его ратифицировать. Но чтобы не получилось фальстарта, партнерам придется сильно постараться, поскольку на финишном этапе обозначились не только явные провалы в процессе создания Единого экономического пространства (ЕЭП), но и принципиальные противоречия в видении самой структуры будущего союза.

    Институциональные нестыковки

    Проект договора о ЕЭС, который предстоит согласовать в ближайшие 3 месяца Беларуси, России и Казахстану, состоит из 2 частей: институциональной и функциональной. К саммиту Таможенного союза в Минске, который состоялся 24 декабря 2013 года, «тройка» согласовала только первую часть договора. Причем некоторые «чувствительные» позиции, как заявил А. Лукашенко, утвердить не удалось, что, по его словам, мешает двигаться дальше.

    Прежде всего, это вопрос, будет ли ЕЭС международной организацией. Решение о таком статусе уже принималось в декабре 2012 года. Но теперь, как отметил А. Лукашенко, появилось мнение, что об этом говорить рано.

    Белорусская сторона считает, что союз должен быть именно международной организацией, наделенной необходимой правосубъектностью. Такой статус, по мнению А. Лукашенко, понятен как мировому сообществу, так и нашим гражданам, а «шаткость» в этом вопросе может вызвать нежелательные толки среди противников евразийской интеграции, коих немало за пределами ТС.

    Беларусь также предлагает четко разграничить компетенции как самого союза, так и государств-членов. «Чем конкретнее мы пропишем то, чем каждый должен заниматься, тем меньше у нас потом будет споров, что кто-то лезет не в свои вопросы», – резюмировал белорусский Президент.

    Минск также требует прописать, в каких сферах государства «тройки» будут иметь компетенции, реализуемые в формате согласованной политики. В то же время белорусская сторона настаивает на необходимости четкого определения юридической силы и иерархии актов союза. Для нее принципиально важно, чтобы решения Высшего и Межправительственного советов ТС были не декларативными политическими документами, а обязательными нормативными актами.

    «Иначе главы государств не смогут отменить решения ЕЭК. А это нонсенс»,– убежден А. Лукашенко.

    Вопреки мнению оппонентов, белорусский Президент считает, что обязательства по договору ЕЭС должны затрагивать обязательства государств союза в соглашениях с третьими странами. Иначе под угрозу будет поставлен сам процесс интеграции. В то же время, убежден он, важно сохранить уже действующие двусторонние соглашения внутри «тройки», в которых прописаны более благоприятные условия торгово-экономического сотрудничества в сравнении с договором о ЕЭС.

    Базовые противоречия

    Еще больше вопросов у партнеров по Таможенному союзу возникает при согласовании функциональной части договора ЕЭС. В конце прошлого года эта часть документа была готова лишь на 30%. Более того, как заметил в ходе минского саммита А. Лукашенко, в рамках этого документа еще не проработан целый ряд разделов.

    Еще один проблемный вопрос в «тройке» на пути к более глубокой интеграции – принцип резидентства. Как ни парадоксально это звучит на фоне уже стартовавшего ЕЭП и форсированной подготовки договора о создании ЕЭС, но страны ТС пока не завершили даже первый этап интеграции – создание единой таможенной территории.

    Дело в том, что сейчас таможенные декларации по-прежнему подаются по месту регистрации субъектов хозяйствования, а не в любой таможенный орган на территории Беларуси, России или Казахстана. Если этот вопрос в ближайшее время не решить, создание ЕЭС может оказаться формальным шагом.

    Нельзя сказать, что этот вопрос чиновники интеграционного объединения упустили из виду. Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК) намерена в I квартале этого года разработать план снятия барьеров, мешающих отмене принципа национального резидентства и введению принципа резидентства Таможенного союза.

    Однако чиновники хорошо понимают, что быстро решить этот вопрос не получится.

    «Комплекс вопросов – налоговых, таможенных, валютногоконтроля, – связанный с отменой этого принципа, настолько огромен, что ожидать его быстрого решения не приходится», – откровенно признал недавно министр по экономике и финансовой политике ЕЭК Тимур Сулейменов.

    При этом один из существенных моментов при введении принципа резидентства интеграционного союза заключается в том, придется ли странам «тройки» унифицировать ставки НДС, которые сейчас различаются. В Беларуси НДС составляет 20%, в России – 18%, в Казахстане – 12%. Белорусский бизнес обрадовался новой возможности, предвкушая более благоприятные условия для своей деятельности.

    Однако белорусский Минфин поспешил заявить, что для Беларуси унификация ставок НДС нежелательна, поскольку этот налог формирует 33% доходной части консолидированного бюджета страны. «Я надеюсь, что в решении проблем резидентства можно обойтись без унификации ставок. Да, это дополнительная нагрузка на таможенные органы и, возможно, налоговые органы, но это меньшее из зол и надо на него идти»,– отметил замминистра финансов Беларуси Максим Ермолович.

    Сейчас правовые отношения, связанные с перемещением товаров через границу Таможенного союза, практически полностью регулирует Таможенный кодекс ТС (для стран «тройки» этот документ является надгосударственным международным правовым актом). Статья 38 этого документа гласит, что до вступления в силу международного договора государств-членов ТС декларация подается таможенному органу того государства, в соответствии с законодательством которого создано и зарегистрировано лицо, являющееся декларантом.

    Таким образом, принцип резидентства в «тройке» может быть отменен лишь в том случае, если будет подготовлен и вступит в силу новый международный договор. Однако, как отмечают эксперты, пока такой договор даже не разрабатывается. Это, в принципе, и понятно: прежде чем отменить принцип резидентства в ЕЭП, странам «тройки» придется унифицировать налоговое, банковское, финансовое, судебное и иное законодательство, организовать обмен информацией между различными контролирующими органами трех стран и т. д. Очевидно, что унификация этих документов займет немало времени.

    Ликвидация изъятий: вопрос закулисного торга

    В рамках подготовки договора о создании ЕЭС к 1 марта 2014 года должен быть составлен список изъятий и ограничений, остающихся в рамках Таможенного союза и ЕЭП, а также указаны конкретные сроки их устранения. В начале сентября 2013 года этот перечень включал 578 пунктов. Изъятия касаются торговли алкогольной, табачной и рыбной продукцией, лекарственными средствами, медицинскими изделиями, автомобилями, а также газом, нефтью, нефтепродуктами и др.

    «Уверен, что идти в Евразийский экономический союз, не закончив формирование Таможенного, весьма рискованно и неправильно», – подчеркнул А. Лукашенко.

    Поразительно, но это факт: Беларусь, не сумевшая в свое время даже в рамках союза с Россией выстроить единое таможенное и экономическое пространство из, теперь выглядит лидером на ниве устранения всякого рода торговых ограничений в ЕЭС.

    «Свобода передвижения товаров должна стать своего рода примером для обеспечения всех других свобод»,– заявил белорусский Президент. В противном случае, как он отметил, даже не экономистам «ясно, что вся идея по созданию союза и его экономический смысл могут быть поставлены под сомнение».

    В то же время известно, что Беларусь и в 2014 году сохранит институт специмпортеров в части импорта продуктов переработки рыбы, а также алкогольной продукции. В первом перечне 18 предприятий (ОАО «Белрыба», СП «Санта Бремор», ОАО «Белбакалея», госпредприятие «Минский хладокомбинат №1», «Белкоопторг» – управляющая компания холдинга «Белкооппушнина», Брестская областная база «Белбакалея», госпредприятие «Белкоопвнешторг» Белкоопсоюза и др.). Как сказано, это победители конкурса на определение юридических лиц, обеспечивающих исключительное право государства на импорт этой продукции.

    В 2013 году право на импорт пресноводной рыбы, продуктов переработки рыбы и морепродуктов имели 11 предприятий, в 2012 году – 39.

    Россия еще в рамках Союзного государства неоднократно пыталась заставить белорусское руководство убрать институт специмпортеров, поскольку это мешало свободной торговле союзников. Белорусская сторона также неоднократно заявляла, что снимет этот барьер. Действительно, с 1 июля 2010 года в Беларуси указом президента из «рыбного» перечня исключили морскую рыбу, а с 17 января 2013 года – пресноводную рыбу и морепродукты. Однако белорусское государство по-прежнему сохранило за собой исключительное право на импорт продуктов переработки рыбы.

    В свою очередь, право на импорт алкогольной продукции в Беларуси в этом году получили 33 компании, в 2013 году в аналогичном списке была 31 компания. Институт специмпортеров алкогольной продукции долгое время остается камнем преткновения в российско-белорусских торговых отношениях. Россия настаивала его отменить, а белорусская сторона обещала это сделать. Но, как видим, и этот торговый барьер перекочевал из «двойки» в «тройку», хотя и в несколько откорректированном виде.

    Если раньше белорусское государство выделяло квоты импортерам алкогольной продукции, то по декрету Президента №3 от 29 февраля 2008 года они были отменены и введено исключительное право государства на импорт алкогольной продукции. Теперь его реализуют компании-победители конкурса, который проводит специальная межведомственная комиссия, а окончательный перечень победителей утверждает белорусский Президент. Правда, теперь исключительное право государства не распространяется на импорт элитной алкогольной продукции.

    Ожидалось, что институт специмпортеров в Беларуси исчезнет с 1 января 2014 года. Вероятно, белорусская сторона связывала его ликвидацию с отменой экспортной пошлины на нефтепродукты в российский бюджет. Однако вопрос отмены или принятия иного механизма разделения нефтяной ренты (пока неясно, какой вариант будет принят) отложен до начала 2015 года. Возможно, по этой причине Минск не стал форсировать полную отмену института специмпортеров. По имеющимся данным, МИД Беларуси сообщил, что белорусская сторона намерена это сделать через год – к 1 января 2015-го.

    Критическими для Беларуси в перечне существующих изъятий сейчас являются нескольких позиций, а именно – газ, нефть и нефтепродукты. Надо полагать, именно этим обстоятельством продиктовано еще одно принципиальное предложение, которое белорусская сторона намерена внести в договор о ЕЭС.

    «Предлагаю зафиксировать, что мы признаем национальный характер и режим в отношении торговли товарами. То есть, рассматриваем товары друг друга как свои собственные, выводим их из-под всяких изъятий, будь то экспортные или иные пошлины, сборы, количественные ограничения»,– заявилв ходе минского саммита в конце 2013 года А. Лукашенко.

    Предлагая зафиксировать в договоре о ЕЭС национальный режим в отношении перемещения всех товаров, белорусская сторона, похоже, таким образом пытается гарантированно застолбить для себя возможность полностью избавиться от экспортных пошлин на нефтепродукты, которые пока приходится перечислять в российский бюджет.

    Каким образом будет решен этот вопрос, пока неясно. Но уже очевидно, как непросто партнерам «тройки» договориться по энергетическим изъятиям в ЕЭС: в Москве дважды в январе прошли заседания экспертов по этому вопросу. Проблему спровоцировали нормы и положения раздела «Энергетика» и соответствующих приложений к договору, регулирующих в ЕЭС отношения на общих рынках электроэнергетики, нефти и газа Беларуси, России и Казахстана. Речь идет об условиях и правилах доступа к объектам энергетической инфраструктуры, экспорта и импорта газа, происходящего с территорий третьих стран, методологии межгосударственной передачи электроэнергии, а также о формировании общих рынков нефти и нефтепродуктов «тройки».

    По сути, эти базовые условия закладывают основы конкуренции в сфере энергетики и транспортировки энергоресурсов в ЕЭС. Они изначально декларировались при создании ТС и ЕЭП и являются своего рода интеграционной «морковкой» для Беларуси и Казахстана. Очевидно, что в случае реализации этих условий бонусы получат прежде всего Беларусь и Казахстан, потому как России придется сразу же открыть им доступ к своей нефтегазовой и энергетической инфраструктуре по единым тарифным ставкам – то есть, взвалить на свои плечи дополнительные издержки, не получив при этом быстрых и явных бонусов. Готова ли к этому Россия – скоро станет ясно. Но очевидно, что от компромиссного решения данного вопроса во многом зависит судьба всего интеграционного объединения под названием ЕЭС.

    Асинхронные процессы

    Между тем, канун подписания судьбоносного для стран Таможенного союза документа отмечен несогласованными действиями стран-участниц относительно введения утилизационного сбора. С 1 января 2014 года Россия ввела новые правила утилизационного сбора на колесную технику и шасси, которые теперь распространяются и на Беларусь. Ожидалось, что аналогичный сбор с начала года введет и наша страна, но она отложила это решение до 1 марта.

    И хотя замминистра промышленности Беларуси Геннадий Свидерский в начале февраля успокоил граждан и бизнес, что их интересы при введении утильсбора не пострадают, дилеры рынка обеспокоены. Они считают, что новые правила реализации автомобилей не только увеличат различия в условиях ведения бизнеса в Беларуси и России, но и приведут к падению продаж автомобилей официальными дилерами, а также спровоцируют вывоз физлицами валюты из страны. К тому же, как отмечают дилеры, потери бюджета от введения новых правил могут превысить ожидаемые доходы от уплаты утилизационного сбора.

    На этапе подготовки новых правил взимания Россией утилизационного сбора в ЕЭП шли достаточно жесткие дискуссии. Белорусская сторона хотела, чтобы этот сбор уплачивался по стране производства автотехники, а не по стране назначения (для бюджета это выгоднее, учитывая объемы поставок автотехники на российский рынок). К тому же, в рамках такой схемы производителю проще договориться о компенсациях из бюджета. Однако настоять на своем Минску не удалось.

    Еще одна неприятность для Минска – введенный в конце прошлого года в одностороннем порядке Российской железной дорогой запрет на погрузку вагонов стран СНГ и Балтии. РЖД мотивировала этот шаг желанием минимизировать платежи за пользование грузовыми вагонами инвентарного парка из стран СНГ и Балтии. Недовольный ограничением погрузки своих вагонов в России, в том числе переданных в аренду российским компаниям, Минтранс Беларуси вынужден был инициировать рассмотрение этого вопроса в ЕЭК. Комиссия пообещала детально разобраться. Однако очевидно, что подобные решения в преддверии подписания судьбоносных для таможенной «тройки» документов по созданию ЕЭС не добавляют доверия к будущему союзу.

    Деловые и бизнес новости
      Добавить комментарий

      Календарь бизнес событий
      • выставки
      • презентации

      © Издательство «Дело (Восток+Запад)».

      Все права защищены.

      При использовании материалов активная индексируемая ссылка на www.delo.by обязательна.

      ISSN DELO (online) 1608-1404

      220004, Минск, пр. Победителей, 11

      email: delo@delo.by