Delo.by,

    Комментарии 14 Май 2014 11:10

    Куда бежит капитал

    Ситуацию с привлечением прямых иностранных инвестиций в белорусскую экономику сложно назвать удовлетворительной по экспертным оценкам, потенциально их объемы могут быть в 3-4 раза выше. Мешает неготовность властей предложить инвесторам интересные проекты, засилье государства в экономике, негативный информационный фон о нашей стране в мире, а с недавних пор – рост геополитического напряжения на постсоветском пространстве.

    Андрей КУРАЛЕНЯ,

    специально для «Дела»

    Жонглирование цифрами

    Неискушенному экономической наукой человеку легко запутаться в особенностях белорусского статистического учета прямых иностранных инвестиций (ПИИ). До сих пор Белстат включает в них любую кредиторскую задолженность белорусских предприятий перед их иностранными собственниками. С таким подходом в качестве инвестиций может быть учтена, например, стоимость поставляемого российского газа в Беларусь через ОАО «Газпром трансгаз Беларусь» (бывший «Белтрансгаз»). Отсюда и красивые цифры, которыми из года в год жонглируют некоторые чиновники в ходе разного рода официальных мероприятий, а также – высокая доля транспортной отрасли в структуре ПИИ (в 2013 году – 37,5%).

    Валовое поступление иностранных инвестиций в Республику Беларусь в 2013 г., млн. долл., по данным Белстата

    Всего

    В % к 2012 г.

    В том числе

    прямые

    портфельные

    прочие

    14 974,3

    104,5

    11 083,4

    12,2

    3 878,7

     

    Лишь пару лет назад под давлением методологической критики официальная статистика начала вести расчет ПИИ на чистой основе (без учета задолженности прямому инвестору за товары, работы, услуги). В 2013 году данный показатель в целом по белорусской экономике оказался достаточно скромным – $2,14 млрд. (данные Белстата). Из этих средств на реальный сектор пришлось $1,66 млрд., на банки – $0,29 млрд., на продажу физлицами-резидентами объектов недвижимости нерезидентам – $0,19 млрд.

    Для полноты картины директор инвестиционной компании «Юнитер» Роман Осипов предлагает учитывать, что $1,2 млрд. в ПИИ на чистой основе составляет прибыль, полученная иностранными инвесторами в Беларуси и реинвестированная в их белорусские активы.

    «Называть эту сумму «притоком» иностранных инвестиций не совсем корректно,– отмечает эксперт. – Остается около $1 млрд., что и является, собственно, вложениями иностранных инвесторов в форме вклада в уставные фонды новых или существующих предприятий и займов, которые они из-за рубежа предоставили белорусским предприятиям. Совокупно это составляет менее 2% ВВП».

    Много ли это? И сколько может быть? По оценкам «Юнитер», потенциал Беларуси в привлечении ПИИ составляет $3-4 млрд. в год, или 5-7% от ВВП. Отметим, что это совпадает с расчетами Исследовательского центра ИПМ, которые основаны на позиции Беларуси в рейтинге Всемирного банка DoingBusiness.

    Держи карман шире

    Между тем верхний предел объема ПИИ в нашу страну зависит преимущественно от внутренних факторов. Свободного капитала в мире достаточно. В частности, по оценкам ЮНКТАД, у транснациональных корпораций накопилось от $4 до $5 трлн., не использованных на цели инвестиций, при том, что в 2013 году, по предварительным подсчетам, объем глобальных ПИИ составил около $1,4 трлн.

    Потенциальному инвестору гипотетически все равно, в какую страну и в какие проекты инвестировать. Принципиальной является норма доходности, а также риски, сопряженные с реализацией проекта.

    Глобальный финансово-экономический кризис 2008-2009 годов, а также дальнейшее неровное восстановление мировой экономики заставили инвесторов быть более осторожными, что, к примеру, в 2012-м привело к снижению глобальных ПИИ на 18% до $1,35 трлн. Тем не менее, ЮНКТАД рассчитывает, что в 2014 году данный показатель увеличится до $1,6 трлн., а в 2015-м достигнет $1,8 трлн. При этом в 2012 году впервые на развивающиеся страны пришлось больше ПИИ, чем на развитые – 52% против 42%. Одновременно до 6,5% против 5,8% в 2011-м увеличилась доля переходных экономик, а также произошел приток ПИИ в страны, не имеющие выхода к морю.

    В целом, такая тенденция – на стороне Беларуси. Но исключительно от нас зависит, сможем ли мы ей воспользоваться.

    Пока же, по мнению Р. Оспиова, наша страна явно не генерирует достаточного количества качественных предложений для иностранных инвесторов, в том числе по сравнению с Россией и Казахстаном. Почему-то у нас зачастую руководствуются принципом: предлагать то, что… неинтересно.

    «Разработчики предложений не ставят себя на место инвестора,– продолжает руководитель «Юнитер». – Пускай в качестве самопроверки чиновники проанализируют, сколько госпредприятия инвестировали за рубежом, и каким подходом они при этом руководствовались. Основной принцип минимизировать затраты и максимизировать доход. Тогда почему чиновники и госкомпании зачастую рассматривают иностранных инвесторов как «спонсоров», которые дают деньги, не заботясь об их отдаче?»

    Интерес к белорусским активам подорвал конфликт в кондитерской отрасли, приведший к национализации «Коммунарки» и «Спартака», считает научный сотрудник Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра BerocМария Акулова. Нежелание властей проводить прозрачную приватизацию и подчеркнуто фискальные цели при продаже госактивов усугубляются макроэкономической нестабильностью. Впрочем, есть, по мнению М. Акуловой, и положительные сигналы: разработка проектов законов об инвестициях и о концессиях, начавшееся избавление госпредприятий от непрофильных активов, позволяющее более точно определить их рыночную стоимость, а также демонстрация большей ценовой гибкости в торге с потенциальным инвестором (пример – компания МТС).

    Нашим плюсом является и относительно стабильная политическая ситуация, полагает председатель Белорусской научно-промышленной ассоциации (БНПА) Александр Швец. С другой стороны, политическим кредо власти стало нежелание расставаться с госсобственностью, даже с той, которой не получается эффективно распорядиться. Вроде бы не первый год существует приватизационный список, вот только реального стремления продавать активы как не было, так и нет. К тому же инвесторов пугает быстрота изменений белорусского законодательства и перспективы появления в нем норм вроде усиления владельческого надзора под предлогом защиты интересов миноритарных акционеров хозобществ.

    «Сколько пришлось потратить сил, чтобы объяснить чиновникам, к каким негативным последствиям могут привести такие действия!», – вспоминает А. Швец.

    А надо ли? И какие?

    Впрочем, далеко не все в деловых кругах ратуют за ставку на иностранный капитал. На различных конференциях периодически приходится слышать опасения, что повышенный интерес к зарубежным инвесторам может навредить белорусскому бизнесу, оставив ему роль нелюбимой падчерицы в экономике. Да и засилье «иностранцев» будет создавать перманентный потенциал для оттока капитал из страны (полученную прибыль зарубежный инвестор рано или поздно стремится перевести в свою национальную юрисдикцию).

    Последнее опасение, в частности, разделяет М. Акулова, оценивая опыт России и Украины. Одновременно как позитивный момент она отмечает бездолговую природу прямых иностранных инвестиций и то, что они содействуют повышению технологичности и модернизации производств.

    А вот Р. Осипов остается всецело на стороне ПИИ, объясняя это тем, что пресловутый отток капитала чаще всего связан с движением краткосрочных портфельных инвестиций, тогда как построенный за счет прямых вложений завод так просто не увезешь в другую страну. Да и размеры реинвестиций прибыли пока на стороне ПИИ.

    Расходятся взгляды и относительно наметившегося в последние годы смещения ПИИ в сторону российских доноров при снижении доли западных. Принято считать, что иностранные инвестиции ценны не только собственно деньгами, но и технологиями, которые приносит инвестор в экономику. Между тем Россия заметно уступает странам Запада по уровню технологий в большинстве сфер, за исключением разве что ВПК и космической промышленности. По словам А. Швеца, понимание этого есть как у белорусских бизнесменов, так и у руководителей отраслевых министерств. Более того, приход к нам российского капитала зачастую связан не с развитием неких отраслей, а с желанием объединить и взять под контроль активы бывшего хозяйственного комплекса СССР, собрать их, так сказать, «до востребования».

    Нет единого мнения и в части инвестиционного эффекта от вступления нашей страны в ЕЭП. Существует теория, что от подобных интеграционных объединений всегда выигрывает самый крупный участник (в ЕЭП – это Россия). Вялая динамика ПИИ в нашей стране это косвенно подтверждает.

    В чем единодушно сходятся опрошенные журналом «Дело» эксперты, так это в недостаточности внутренних источников финансирования. Поэтому страна заинтересована в привлечении иностранного капитала.

    С поправкой на конфликт

    Серьезные изменения в расстановку сил на инвестиционном поле бывших советских республик может внести российско-украинский конфликт из-за Крыма. Это уже привело к резкому росту геополитического напряжения, и, следовательно, экономических рисков, напрямую влияющих на решения инвесторов. Вялотекущая торговая война между двумя странами в этом году перешла в новую активную стадию. Напряженность добавляют перспективы введения Европой и Америкой экономических санкций против России. Стоит признать, что рычагов воздействия у Запада достаточно.

    Развитие санкций грозит усложнением доступа к ранее щедрому западному финансированию, а также его удорожанию для российского правительства и корпоративного сектора. С тем же может столкнуться и наша экономика, если учесть, что значительную часть ПИИ в нее представляет все тот же западный капитал, первично привлеченный российскими финансовыми институтами и компаниями, и затем реинвестированный в Беларусь.

    Доходность долгосрочных российских еврооблигаций, которую принято считать индикатором рисков и эталоном рыночной стоимости капитала, уже отреагировала уверенным ростом. Со своей стороны, международное рейтинговое агентство Standard&Poor's, ссылаясь на возможные значительные последствия санкций,  в конце марта ухудшило прогноз по долгосрочному рейтингу России в иностранной валюте ВВВ и аналогичному рейтингу в национальной валюте ВВВ+ со стабильного до негативного. Одновременно агентство сделало прогноз, что по итогам Iквартала отток капитала из страны достигнет $60 млрд., что сопоставимо с бегством средств за весь предыдущий год (по данным Банка России – $62,7 млрд.).

    Можно, конечно, помечтать, что хотя бы часть этих денег осядет в белорусской экономике… Но не будем тешить себя иллюзиями. В глазах глобальных инвесторов Беларусь отнюдь не является «тихой гаванью». Отмыться от устойчивого негативного имиджа, созданного западными СМИ, нам пока не помогли ни череда инвестиционных форумов, ни другие инструменты странового маркетинга. Хотя работу над улучшением имиджа, безусловно, надо продолжать, причем делать это более системно, считают эксперты.

    Единственным козырем в сложившихся условиях может быть высокая норма прибыли. Но обеспечить ее будет непросто. Ведь, по оценкам ЮНКТАД, в странах с переходной экономикой, к которым относится и Беларусь, для ПИИ она в среднем составляла 13% годовых против 8% в развивающихся и 5% в развитых странах. Кстати, данным обстоятельством объяснялась и дороговизна заемных валютных ресурсов в Беларуси в последние годы. Теперь же премия за возросшие риски потребует еще большей доходности. Тут бросовыми проектами инвесторов точно не привлечь. Нужны самые что ни на есть «голубые фишки», ну, или «фамильное серебро» – кому как нравится.

    Деловые и бизнес новости
      Добавить комментарий

      Календарь бизнес событий
      • выставки
      • презентации

      © Издательство «Дело (Восток+Запад)».

      Все права защищены.

      При использовании материалов активная индексируемая ссылка на www.delo.by обязательна.

      ISSN DELO (online) 1608-1404

      220004, Минск, пр. Победителей, 11

      email: delo@delo.by