Delo.by,

    Комментарии 17 Дек 2013 14:35

    «Фаза кипения»

    Пока в белорусской энергетической отрасли отсутствуют экономические механизмы, стимулирующие снижение затрат, никакие, даже самые грозные, административные решения не помогут сделать энергосистему эффективной.

    Татьяна Маненок,

    Специально для «Дела»

    Белорусское правительство с 2011 года не повышало для предприятий тарифы на газ, тепло и электроэнергию. Такое «притормаживание» роста тарифов должно было помочь отечественным предприятиям стать более конкурентоспособными, в том числе и на основном – российском – рынке. Голубой мечтой руководства страны было, конечно же, желание иметь если не одинаковые с Россией цены на энергоресурсы, то хотя бы близкие к ним. И при создании Единого экономического пространства казалось, что эта мечта может сбыться. На этапе создания ЕЭП страны-партнеры по таможенной «тройке» подписали одно из ключевых соглашений Таможенного союза – о правилах доступа к услугам объектов естественных монополий в сфере доставки газа по транспортным системам, включая ценообразование и тарифную политику. В соответствии с этим соглашением, страны Таможенного союза обязались не позднее 1 января 2015 года перейти на равнодоходные цены на газ.

    Белорусские чиновники рассчитывали, что при выходе России на равнодоходные цены на внутреннем рынке стоимость энергоносителей для субъектов хозяйствования Беларуси и России сравняется. Но как бы ни пыталось в последние годы белорусское правительство «подморозить» тарифы на энергоносители для отечественных предприятий в надежде приблизиться к аналогичным российским, добиться желанной цели в ближайшей перспективе вряд ли удастся. Нынешним летом Владимир Путин заявил о 5-летнем эмбарго на рост тарифов для естественных монополий, в том числе и для «Газпрома». Это означает, что Россия отодвинет сроки выхода на равнодоходные цены на газ на внутреннем рынке, а заодно – и надежды белорусского руководства.

    Москва отказалась от своих планов

    Если следовать формулировке Федеральной службы по тарифам РФ (ФСТ), равнодоходной для России является экспортная цена за вычетом пошлины, расходов на транспортировку и всех затрат на хранение и реализацию газа на внешних рынках.

    Российские чиновники еще с начала 2000-х годов заявляют о необходимости сблизить внутренние и экспортные цены на газ. Но это оказалось неподъемной задачей. Изначально планировалось, что равнодоходными цены в России будут уже к 2011 году. Если бы этот переход состоялся в IV квартале 2010 года, то российским промышленным предприятиям пришлось бы покупать газ по $250 за тысячу куб. м (сейчас они платят как минимум в 2 раза меньше). Поэтому срок перехода перенесли сначала на 2014 год, а затем в связи с кризисом – на 2015 год. 

    Если бы Россия решилась перейти на объявленный принцип формирования цены на газ, то средняя цена на газ на внутреннем рынке в 2015 году могла бы достигнуть $137 за тыс.    куб. м – то есть, почти сравняться с ценой на этот энергоноситель в Америке. Поэтому задолго до объявленного срока российские власти стали притормаживать этот болезненный для своих производителей процесс. Еще в 2012 году в Минэкономики и ФСТ заявили, что переход на равнодоходные цены откладывается на 2015-2018 годы, а то и на период после 2020 года.

    В конце июня 2013 года на экономическом форуме в Санкт-Петербурге В. Путин не стал скрывать, что издержки российских производителей растут, а их конкурентоспособность снижается из-за слишком высокого роста тарифов. Поэтому руководство РФ  прибегло к ценовому эмбарго. Путин заявил, что рост тарифов естественных монополий в России в течение 5 лет, начиная с 2014 года, не должен превышать инфляцию за прошлый год.

    Помимо этого, Минэкономразвития РФ не раз обращало внимание на то что, дорогостоящие экспортные контракты «Газпрома» не могут быть адекватным ценовым ориентиром для российских рынка. Российский газ в Европе стоит очень дорого, а ведь есть более дешевые рынки, на которые и следует ориентироваться, например, спотовая торговля в Америке и Азии (около $150 за тыс. куб. м).

    Нельзя расслабляться

    Решение РФ отказаться от равнодоходных цен на газ коснется и Беларуси. Дело в том, что с 2012 года Россия «отцепила» Беларусь от европейской формулы цены на газ и фактически привязала к внутрироссийской. Это случилось после того, как наша страна в конце 2011 года подписала все соглашения по созданию ЕЭП, а «Газпром» осенью 2011 года консолидировал 100% акций ОАО «Белтрансгаз». В результате цена на газ для Беларуси была снижена со среднегодовой $265 за тыс. куб. м в 2011 году до $165,6  в 2012 году. В 2013 году входная цена на газ для Беларуси составляет $163-165/тыс. куб. м (без учета наценки «Белтрансгаза»), что примерно соответствует уровню 2012 года. При этом цена газа для предприятий Минэнерго в 2013 году составляет $216,76 /тыс. куб. м.

    В 2014 году входная цена российского газа для Беларуси может увеличиться, по оценкам правительства, до $175/тыс. куб. м. Правда, первый вице-премьер Беларуси Владимир Семашко еще весной 2012 года предупредил, что Беларусь должна готовиться к повышению цены на российский газ. России, по его словам, потребуются огромные инвестиции в  освоение газовых месторождений на Ямале и на шельфе Северного Ледовитого океана, поскольку существующие месторождения уже исчерпаны на 80-85%. При этом себестоимость добычи 1 тысячи кубометров газа в России сейчас составляет $12-15,  на Ямале она может достичь $80-100, на шельфе Северного Ледовитого океана –  $150-200/тыс. куб. м.

    По оценкам экспертов, на освоение Ямала России понадобится $150-180 млрд. в течение 5-6 лет, то есть –  $25-30 млрд. в год. «Газпром» же может позволить себе вкладывать лишь $9-10 млрд. в год. Следовательно, Россия будет вынуждена повышать внутренние цены на газ, учитывая, что 2/3 добываемого в РФ газа продается на внутреннем рынке, и эти продажи, как правило, убыточны.

    «Поэтому нет другого выхода –  Россия будет двигаться к равнодоходным ценам на внутреннем рынке. Раз это так – значит, будут подниматься существенно цены и для Беларуси. Мы должны быть к этому готовы, мы должны эту газовую паузу использовать», –  сказал В. Семашко.

    В октябре 2013 года В. Семашко еще раз повторил, что страна должна быть готова к подорожанию нефти и газа через 4 года в связи с тем, что Россия проводит политику обеспечения равнодоходности от реализации углеводородов как внутри страны, так и на внешних рынках.

    Правда, чуть ранее белорусский премьер Михаил Мясникович предложил иной «энергетический» сценарий для таможенной «тройки». Он в очередной раз реанимировал вечное желание белорусского руководства –  иметь в Евразийском экономическом союзе единые цены на энергоресурсы.

    «Мы в правительстве полагаем, что целесообразно создание единого оптового рынка энергии и мощности. В то же время для создания равных условий хозяйствования необходимо установить единые цены на углеводороды и другие составляющие себестоимости этих услуг», –  заявил Мясникович на заседании круглого стола «Евразийская экономическая перспектива»,  который прошел в Минске в июне.

    Как было сказано, в этой ситуации белорусская сторона даже «готова пойти на создание единых органов управления по функционированию и развитию межгосударственных объединений электроэнергетических систем «тройки». Ведь должна же «тройка» продемонстрировать другим государствам привлекательность нового интеграционного объединения на постсовестком пространстве, – «политически надо как-то приближать иные страны к нашему образованию», –  резюмировал стратегические инициативы Минска белорусский премьер.

    «Кровесносные сосуды» экономики закупорились

    На совещании по вопросам развития белорусской энергетики в апреле этого года Александр  Лукашенко назвал отечественную энергосистему «кровеносными сосудами экономики», которые «надо чистить». И вынес ей убийственный вердикт: как было сказано, энергетики создали собственное государство в государстве, некую свою независимую организацию «с элементами мафии и банды». Столь жесткой критике ранее не подвергалось ни одно министерство.

    Предвестником этой бури стал конфликт между концерном «Белнефтехим» и ГПО «Белэнерго». Нефтяники публично пожаловались на то, что превысившие мировой уровень энерготарифы мешают предприятиям развиваться дальше. Более того, они вынуждают компании отказываться от услуг Минэнерго и создавать собственные дублирующие энергомощности. В результате нагрузка на энергосистему снижается, вследствие чего повышается стоимость вырабатываемой энергии для всех других потребителей. Как результат, Минэнерго опять жалуется и просит повысить тарифы или же оказать бюджетную

    поддержку. Этот межведомственный конфликт получил широкий резонанс. Вслед за ним последовали кадровые изменения в Минэнерго и ГПО «Белэнерго». Более того, глава государства даже отстранил первого вице-премьера Владимира Семашко от кураторства «Белнефтехимом» и поручил Комитету госконтроля детально проанализировать систему формирования энерготарифов. По итогам совещания была создана межведомственная рабочая группа по вопросам развития энергетики под руководством первого замминистра экономики Анатолия Филонова. Группа должна была проанализировать обоснованность формирования тарифов на газ, электрическую и тепловую энергию, а также обоснованность  инвестиционной экспортной деятельности Минэнерго и т. д.

    Энерготарифы для промышленных потребителей – своего рода зеркало эффективности экономики. В Беларуси они давно зашкалили за средние показатели мирового уровня. Парадоксально, но факт: имея в качестве основы для производства электроэнергии самый дешевый природный газ (исключая РФ), белорусские предприятия платят за электроэнергию 14 центов за кВт/ч, в то время как в Латвии 12 центов за кВт/ч, в Польше – 10 центов, в России – 9 центов. Более того, оказывается, что электроэнергию сегодня дешевле купить в странах Балтии, хотя эти страны покупают газ по цене в 3 раза выше, чем Беларусь. Чтобы снизить свои издержки, энергетики увеличивают импорт более дешевой электроэнергии, – в 2012 году этот показатель увеличился на 38%.

    Почему же белорусским предприятиям приходится так дорого платить за электроэнергию?

    Дело в том, тарифная политика в Беларуси несовершенна. На тарифы списываются многие непроизводственные расходы и потери. Помимо этого, устарела и система управления энергетической отраслью. Глава Администрации президента Андрей Кобяков в ходе апрельского совещания не без удивления заметил, что в Минэнерго до сих пор не налажен раздельный учет затрат: производство, доставка и распределение электроэнергии, в результате все свои затраты энергетики бросают в одну «топку».

    Со времени гневного совещания по энергетики прошло более полугода, но ситуация в белорусской энергетике не изменилась, и рост тарифов для населения, на что сетовал Президент, не остановлен. Даже, напротив, в этом году энерготарифы для населения повышались уже несколько раз: с 1 июня дорожала электроэнергия, с 1 августа – тепло и электроэнергия, с 1 сентября – снова повысились тарифы на электроэнергию, а с 1 октября вновь подорожали тепло и газ.

    Дело в том, что правительство ранее заявило о своих намерениях постепенно уйти от перекрестного субсидирования в электроэнергетике, чтобы к концу 2015 году полностью от него отказаться. Если в большинстве стран мира цены на электроэнергию для населения, как правило, выше в 1,5-2 раза, чем для промышленности, то в Беларуси население возмещает затраты на оказание услуг по поставке электроэнергии на уровне 35%, в то время как для белорусских предприятий электроэнергия стоит дороже, чем для многих европейских. Парадокс в том, что электроэнергия продолжает дорожать, хотя страна импортирует российский газ для ее производства по самым низким ценам.

    Руководство страны долго не решалось сделать первые шаги в направлении отказа от перекрестного субсидирования. Новая система тарифов на электроэнергию для населения стала действовать лишь с 1 марта 2013 года. Сейчас тарифы для населения дифференцированы в зависимости от объемов потребления, для промпотребителей они остались на прежнем уровне.

    Но даже если правительству к концу 2015 года и удастся отказаться от перекрестного субсидирования, будет решена лишь часть проблемы. Энерготарифы должны учитывать не только экономические интересы  производителей и потребителей энергии, но и создавать стимулы для экономии энергии на всех стадиях ее производства и потребления. В противном случае, ситуация в белорусской энергосистеме принципиально не изменится.

    Нужны реформы

    Основная причина назревших проблем в энергетической отрасли не столько в упущениях  конкретных чиновников, которые лишились своих должностей, а в самой системе.

    В Беларуси – единственной среди стран бывшего Союза – энергетика с советских времен сохраняет прежнюю вертикально-интегрированную структуру. А это означает, что энергетическое производство в стране не разделено по видам деятельности – производство, передача и распределение энергии. Как следствие, в такой структуре не работают экономические механизмы, стимулирующие снижение затрат, а ценообразование осуществляется по методу «издержки плюс».

    Кроме того, процветающее в стране перекрестное субсидирование искажает ценовые ориентиры для населения и ведет к неэффективному потреблению энергоресурсов. По сути, оно является скрытым налогом, что снижает конкурентоспособность отечественных предприятий.

    Самое главное, что в такой структуре отсутствуют экономические механизмы, стимулирующие снижение затрат. Понятно, что в условиях непредсказуемой тарифной политики отрасль становится инвестиционно непривлекательной. И пока эти перекосы не будут убраны, никакие, даже самые грозные административные решения не помогут сделать белорусскую энергосистему эффективной.

    По инициативе «Белэнерго» в 2003 году было подготовлено 4 варианта реструктуризации белорусской энергосистемы. Все они преследовали цель создать эффективную структуру, стимулирующую снижение издержек в отрасли. Различались варианты в основном лишь подходами к вопросам приватизации предприятий электроэнергетики. Концепция реструктуризации белорусской энергосистемы должна была обсуждаться 31 декабря 2003 года на специальном совещании с участием А. Лукашенко. Однако в последний момент этот вопрос из обсуждения исключили, программу тихо похоронили, а на слово «приватизация» в отношении энергосистемы на несколько лет наложили табу.

    Когда начнутся реформы в энергетической отрасли, неясно. В Беларуси для этого пока нет законодательной базы – законопроект об электроэнергетике в стране до сих пор не принят. Проект концепции этого закона президиум Совмина обсуждал в апреле 2012 года. По итогам обсуждения премьер-министр Михаил Мясникович поручил правительству доработать концепцию в течение месяца, после чего о ней надолго замолчали.

    И только недавно, в начале октября этого года, генеральный директор «Белэнерго» Евгений Воронов сообщил, что ГПО «Белэнерго» подготовило предложения по оптимизации структуры объединенной энергосистемы Беларуси и в ближайшее время передаст их в правительство. По его словам, речь идет о выделении на первом этапе из состава областных энергообъединений электростанций высокого управления (их ровно 12), чтобы передать их в прямое подчинение «Белэнерго» и в последующем создать государственную генерирующую компанию.

    Вторым этапом реструктуризации станет выделение энергонадзоров из состава энергоснабжающих организаций и создание на их базе госучреждения «Энергонадзор». Потом из состава областных энергосистем будут выделены электрические сети классом напряжения 220 кВ и выше, соответствующие подстанции и на базе республиканского унитарного предприятия «Объединенное диспетчерское управление» (ОДУ) будет создана компания-сетевой оператор.

    «Все это делается для того, чтобы постепенно перейти к рынку электроэнергии, на котором государственный оператор мог бы покупать электроэнергию у объектов генерации «Белэнерго», иных источников и снижать стоимость отпускаемой электроэнергии», – отметил Е. Воронов.

    Поддержит ли руководство страны реформы в энергетике, пока неочевидно. Многие чиновники по-прежнему боятся, что разделение генерации, транспортировки и сбыта электроэнергии, как это предполагает проект концепции закона об электроэнергетике, приведет к децентрализации управления отраслью, что чревато снижением надежности функционирования белорусской энергосистемы.

    Деловые и бизнес новости
      Добавить комментарий

      Календарь бизнес событий
      • выставки
      • презентации

      © Издательство «Дело (Восток+Запад)».

      Все права защищены.

      При использовании материалов активная индексируемая ссылка на www.delo.by обязательна.

      ISSN DELO (online) 1608-1404

      220004, Минск, пр. Победителей, 11

      email: delo@delo.by