DELO.BY, администратор журнала "Дело"

    Комментарии 3 Дек 2010 0:00

    Находить и не терять – такое бывает?!.

    Хорошая новость: рублевые вклады остаются наиболее доходным инвестиционным инструментом. Плохая новость: риски, связанные с вложениями в белорусскую валюту, в новом году вырастут из-за угрозы девальвации.

     

    В 2010-м лидерами по доходности среди финансовых инструментов, доступных жителям Беларуси, оказались слитки серебра и золота, а также банковские вклады в белорусских рублях. В 2011 году ситуация может оказаться такой же, хотя риск значительного ослабления белорусского рубля по отношению к основным мировым валютам резко возрастает. Чтобы не потерять сбережения, сейчас надо быть особенно внимательным. В условиях неопределенности с мировыми и белорусскими финансами, инвесторам очень сложно сориентироваться и сделать правильный выбор. Поэтому особое значение приобретает умение оценивать состояние рынка и пользоваться различными, подчас противоречивыми, прогнозами.

     

    Никаких авторитетов

    Проблема в том, что инвесторам приходится принимать решения в отсутствии точной информации о финансовом рынке. Начиная с середины 90-х годов прошлого века даже специалистам становится все сложнее понимать, по каким законам он функционирует. Хотя в открытом доступе опубликованы мнения самых разных экспертов, в частности таких общепризнанных финансовых гуру как бывший глава Федеральной резервной системы США Алан Гринспен и самый успешный инвестор планеты Уоррен Баффет. Но ясности нет и в этих публикациях. Алан Гринспен то ли в шутку, то ли всерьез сказал: «Если кому-то кажется, что я выразился ясно, значит, меня неправильно поняли». Создается впечатление, что даже выдающиеся финансисты не понимают, что происходит.

    Так, в конце 2002 года, когда в экономике США возникли очередные проблемы, Алан Гринспен выступил с докладом «Экономическая перспектива» в Объединенном экономическом комитете Конгресса США. Он много говорил о производительности труда, эффективности экономики, потребительских расходах, экономической активности и тому подобных вещах. Но в конце доклада сделал обескураживающий вывод, странности которого и сам, похоже, не заметил: глава самого влиятельного финансового института планеты заявил, что сделать какой-либо определенный вывод сейчас не представляется возможным, и «умонетарных властей нет альтернативы внимательному наблюдению за эволюцией производительности в этот текущий период значительных инноваций». Другими словами, лучшие аналитики ФРС не знают, что происходит и могут только наблюдать за событиями. Дальнейшие события подтвердили это предположение. Через несколько лет, уже после наступления финансового кризиса, Гринспену придется признать, что он много чего не понимал.

    Второй гуру, основатель компании Berkshire Hathaway Уоррен Баффет, в традиционном обращении к акционерам по итогам того же 2002 года выразил обеспокоенность состоянием рынка производных финансовых инструментов, используемых банками для минимизации рисков. Он заявил, что, изучив со своим партнером Чарли Мангером отчет об операциях с производными инструментами, проводимых ведущими банками, понял единственную вещь — «это то, что мы не понимаем, насколько велик риск, который несет этот институт».

    Конечно, можно вспомнить экспертов, которые предсказали наступление финансового кризиса, в частности, американского профессора экономики Нуриэля Рубини. Однако и тут не все просто. Прогноз Рубини исполнился только потому, что финансовые власти США сделали ошибку, отказав в помощи банку Lehman Brothers в сентябре 2008 года. Именно это напугало инвесторов и привело к кризису. Спохватившись, в Минфине и ФРС США начали оказывать помощь всем банкам подряд, но рынок уже было не удержать.

    То есть, если бы в США сразу дали денег Lehman Brothers, то кризис можно было бы спустить на тормозах, постепенно допечатывая деньги. Экономика США все равно вошла бы в рецессию, но не было бы столь большой безработицы, столь значительного падения цен акций и стольких банкротств. Денег ФРС на спасение экономики понадобилось бы меньше. В такой ход событий сейчас трудно поверить, но он был возможным.

     

    Как общественный транспорт

    Для понимания ситуации можно воспользоваться аналогией с общественным транспортом. Инвестора можно сравнить с человеком, желающим доехать, допустим, до минского микрорайона «Зеленый Луг», и запрыгивающим в троллейбус на улице Немига, не успев при этом посмотреть номер маршрута.

    Существует значительная вероятность, что он попал в троллейбус 53 или 46 маршрутов, на которых он сможет доехать в нужное место. Но возможны и другие варианты, с другими конечными пунктами маршрута. К примеру, можно спросить, куда следует троллейбус у других пассажиров. Если представить, что никто из них этого не знает, как раз и получится аналогия финансового рынка: все начнут выступать в роли экспертов и аналитиков, строя предположения о маршруте, основываясь на знании города и схем движения общественного транспорта.

    Например, технический аналитик скажет, что, по его наблюдениям троллейбус едет прямо по улице М. Богдановича уже пять минут, то есть явно сформировалась устойчивая тенденция, поэтому можно ожидать, что через двадцать минут троллейбус будет в Зеленом Луге. А через день, при сохранении тренда, пожалуй, он доедет и до Москвы.

    Фундаментальный аналитик, выслушав это, будет долго смеяться, после чего скажет, что он на 100% уверен в том, что в Москву троллейбус не приедет, так как между Минском и столицей России не протянуты провода. И обратит внимание на то, что троллейбусы всегда движутся по тем улицам, где над проезжей частью есть электролиния.

    А аналитик-практик заявит: так как из шести троллейбусных маршрутов с Немиги до Зеленого Луга идут всего два, то вероятность добраться до желаемого места назначения можно оценить в 33,3%.

    Среди подобных предсказаний какая-то часть окажется верной, но отличить их от ошибочных очень сложно. Логично, что в такой неразберихе пассажир может обратиться к водителю… и получить неожиданный ответ, что вообще-то он водит трамвай, а за рулем троллейбуса оказался впервые, ему дали какой-то маршрутный лист и схему, по которым он и едет, но что написано на конечном пункте назначения он не видит, потому что там слишком мелкий шрифт. И вообще: сделать какой-либо определенный вывод сейчас не представляется возможным, и нет альтернативы внимательному наблюдению за ситуацией. То есть, надо иметь в виду, что водитель тоже может совершать ошибки.

    Такой воображаемый «безумный» троллейбус является, как это ни удивительно, довольно точной аналогией современного финансового рынка.

     

    Учет и контроль

    Такое сравнение позволяет понять несколько чрезвычайно важных для инвесторов вещей.

    Во-первых,ни один аналитик, эксперт или самое высокопоставленное официальное лицо не знают всей картины рынка и будущих событий. Они только строят на эту тему правдоподобные предположения, которые могут меняться «по ходу движения». Поэтому на деле можно говорить лишь о вероятности наступления тех или иных вариантов событий, что многие аналитики и делают.

    Во-вторых,ситуация с маршрутами может очень быстро меняться. Если вернуться к примеру с троллейбусом и предположить, что буквально через пару минут поездки от улицы Немига водитель вдруг свернет направо на улицу Янки Купалы, то вероятность попасть в Зеленый Луг обвалится с 33,3% практически до нуля. И придется срочно выходить из этого троллейбуса и искать другой.

    Указанные особенности очень важны с точки зрения практики. Инвесторы, читатели газет и журналов очень часто воспринимают экспертные мнения как нечто надежное и постоянное, и, прочитав какую-либо убедительную статью, считают, что все поняли, и перестают следить за ситуацией на рынке. А зря. За деньгами нужно следить постоянно. Обстоятельства могут измениться очень быстро, столь же быстро поменяют свое мнение и эксперты, а инвестор останется в проигрыше.

    Ну и, конечно, важно понимание общей картины — того факта, что инвестиции на мировом рынке это не увлекательная поездка на личном автомобиле по интересным местам, а долгая дорога в общественном транспорте с довольно бестолковыми попутчиками и непредсказуемыми водителями.

    Из приведенной аналогии следует: чтобы оценить мнения экспертов и официальных лиц, инвестор должен хорошо представлять «схему движения». Тогда можно будет понять, о чем предупреждают эксперты: например, о возможности доехать до Москвы или о необходимости сойти и пересесть на другой троллейбус (или выбрать другой транспорт: автобус/трамвай/маршрутку).

     

    Рубль проиграл спекулянтам

    На примере такой непредсказуемой поездки на общественном транспорте, можно сделать и прогноз для белорусских финансов.

    Сценарий доходности различных финансовых инструментов, доступных жителям Беларуси, опубликованный в «Деле» №1/2010, оказался, в целом, верным. Хотя год еще не закончился, ситуация уже ясна. С учетом снижения ставок в середине года и капитализации процентов можно считать, что доходность рублевых депозитов окажется на уровне 22-24% годовых, что намного больше, чем у вклады в евро и долларах. Доходность по валютам составила 7-8% годовых плюс буквально несколько процентных пунктов за счет укрепления этих валют по отношению к рублю (доллар за десять месяцев текущего года подорожал по отношению к рублю на 5,2%, а евро — на 1,6%, и до конца года ситуация вряд ли кардинально изменится).

    К довольно умеренному снижению рублевого курса привела политика Нацбанка, где не воспользовались предоставленным им правом ослабления рубля в 2010 году на 10% по отношению к стоимости корзины валют, а позволили рублю упасть всего на 3-4%.

    Беларусь не участвовала в валютных войнах, на что никто не обратил внимания, так как фактически наш валютный рынок находится на задворках мирового. Такие действия Нацбанка, возможно, имеют весьма прозаическое объяснение — необходимость обеспечения повышения средней заработной платы в Беларуси в декабре 2010 года до $500 в месяц. Всего лишь 1% ослабления рубля по отношению к доллару означает вычет $5 из зарплаты, так что правительству имело смысл удерживать рубль от ослабления.

    Но, как бы это ни объяснялось, банковские вклады в белорусских рублях обеспечили наивысшую доходность — в среднем примерно на 10 пунктов выше вкладов в евро и долларах. Впрочем, стоит оговориться, что спекуляции с валютами могли принести более высокую прибыль. Если кто-то, например, смог купить доллары в период обвала его курса по отношению к евро, а затем обменять их обратно в период обвала евро с последующим переводом в белорусские рубли, то он получил доходность около 40% годовых.

    Примерно на уровне рублевой доходности оказались и темпы роста цен на золото, подорожавшее за 10 месяцев текущего года на 20%. Стоимость серебра возросла на 26%, а платины — на 15%. Таким образом, вложения в драгметаллы оказались довольно доходными. Однако они все еще остаются недостаточно популярными среди населения.

     

     

    За счет роста долга

    Чтобы оценить перспективу изменения доходности различных вкладов в будущем, надо понять причины стабильности финансового рынка Беларуси в 2010 году. Поддержание этой стабильности обошлось стране в довольно внушительную сумму. Внешний государственный долг за восемь месяцев текущего года вырос до $9,45 млрд, то есть на $1,6 млрд. Это меньше, чем в 2009 году, когда долг увеличиля на $4,2 млрд, но снижение объема заимствований объясняется не подъемом экономики, а помощью банков. За 10 месяцев 2010 года ими был обеспечен приток валютных средств в объеме около $1,5 млрд. Это снизило потребности в росте долга правительства. Некоторый приток валюты обеспечила и приватизация, в частности, последний транш Газпрома за пакет акций ОАО «Белтрансгаз» в объеме $625 млн.

    Поступления валюты из этих источников позволили нам оплатить отрицательное сальдо внешней торговли и даже немного нарастить золотовалютные резервы. Сальдо внешней торговли товарами и услугами за январь-сентябрь 2010 года составило минус $4,7 млрд, тогда как за аналогичный период прошлого года — минус $3,9 млрд. Таким образом, в целом ситуация во внешней торговле в текущем году ухудшилась. В чем «виноваты» в первую очередь энергоносители…

    В конце 2010 года начали сказываться и ожидания возможной девальвации белорусского рубля, возросшие в связи с резким ухудшением отношений между Беларусью и Россией, выборами и увеличением заработных плат. В октябре объем чистой покупки валюты населением вырос примерно в пять раз по сравнению с сентябрем и достиг $317,2 млн в месяц. Рост отрицательного сальдо внешней торговли и увеличение спроса на доллары и евро стали стимулом для правительства несколько подкорректировать планы в отношении внешнего долга: было принято решение о возможном осуществлении новых государственных заимствований на общую сумму около $1,5 млрд посредством выпуска облигаций. Их размещение в указанных объемах должно решить текущие проблемы с валютой, но в 2011 году они появятся вновь.

     

    Нацбанк верит в рубль

    Тем не менее, руководство страны оценивает ситуацию довольно оптимистично. Коридор возможных отклонений курса рубля по отношению к корзине валют, согласно Основным направлениям денежно-кредитной политики на 2011 год, даже сужен с 10% до 8%. Более того, как заявил Председатель правления Нацбанка Беларуси Петр Прокопович 23 ноября, фактический коридор колебаний курса рубля собираются удерживать в пределах 3-5%.

    При этом ставка рефинансирования к концу 2011 года может быть снижена с текущих 10,5% до 8-10%, что может привести и к соответствующему падению ставок по рублевым депозитам, которые, тем не менее, должны обеспечить более высокую доходность, чем депозиты в валюте. Сейчас доходность рублевых вкладов находится на уровне 16-18% годовых, в валюте — 6-8%. Если рубль обесценится по отношению к корзине даже на 5%, то все равно, доходы от рублевых депозитов будут в среднем на 3-5% выше, чем вклады в евро и долларах. Таким образом, преимущество рублевых вкладов перед валютными должно сохраниться, но снизится примерно в два раза по сравнению с 2010 годом.

    Но все это — планы, которые могут и не сбыться. Существует значительная вероятность того, что правительству все-таки придется осуществить некоторую девальвацию белорусского рубля. Причем тут как раз возникает ситуация, которую можно сравнить с вышеприведенным «троллейбусным маршрутом». Дело в том, что вероятность девальвации может резко возрасти за довольно короткий промежуток времени.

    Обслуживание государственного внешнего долга в 2011 году особых проблем составить не должно. На эти цели из бюджета Беларуси будет выделено $695 млн. В основном крупные выплаты по внешнему госдолгу начнутся с 2012 года, когда необходимо будет погашать кредиты по программе МВФ ($460,3 млн). А еще через год придется уплатить МВФ уже $1,7 млрд. Не должно доставить больших хлопот и население, которое, оценив стабильность курса белорусского рубля, в 2011 году, по-видимому, прекратит скупать валюту и снова начнет отдавать предпочтение рублевым вкладам.

    Однако рост заработной платы с 1 ноября 2010 года все-таки значительно усилит давление на рубль. Покупательская способность населения резко вырастет, что может привести к увеличению импорта и отрицательного сальдо внешней торговли. Хотя пока в Совете Министров и Нацбанке рассчитывают, что сальдо останется примерно на уровне текущего года: согласно Основным направлениям денежно-кредитной политики на 2011 год, дефицит внешней торговли товарами и услугами страны должен составить 8,9-9% от ВВП, то есть около $5 млрд.

     

    Грядут перемены

    Необходимую для оплаты этого сальдо валюту предполагается получить уже не за счет внешних заимствований, как в 2009 и 2010 годах, а, главным образом, в виде прямых иностранных инвестиций, которые без учета задолженности прямым инвесторам за товары и услуги в 2011 году должны достичь $6,4 млрд.

    Из них $3 млрд, как сообщил Петр Прокопович, должны составить доходы от приватизации. В результате сальдо платежного баланса должно оказаться положительным и составить не менее $1,2 млрд. Таким образом, расчет сделан на то, что иностранные инвесторы будут продавать вкладываемую в экономику Беларуси валюту за белорусские рубли на внутреннем рынке. Это позволит обойтись без значительной девальвации национальной валюты. План внешне выглядит перспективно, но у него есть один существенный недостаток: в стране нет налаженного механизма привлечения инвестиций в таких объемах. В настоящее время существует множество проектов, которые обсуждаются с инвесторами, однако гарантий предоставления средств нет.

    Под вопросом и доходы от приватизации. На совещании у Президента Беларуси по поводу перспектив развития экономики страны на следующую пятилетку, состоявшемся 27 августа, предлагалось активизировать приватизацию, чтобы получать доходы от нее в размере не менее $5 млрд в год. Однако Глава государства отклонил это предложение, отметив, что политика в области приватизации останется той же, что и раньше, и закрывать дыры, которые должны покрываться за счет экспорта, посредством продажи государственной собственности, он не будет.

    Кроме того, основными инвесторами в Беларуси до сих пор были российские предприятия, а сейчас они могут несколько охладеть к нашей стране из-за того, что отношения между нами серьезно испорчены на государственном уровне. Да и в самой России в 2011 году начинается новая масштабная приватизация, на которую потребуются деньги. В Беларуси, конечно, есть привлекательные предприятия, за которые можно выручить хорошие деньги. Например, Солигорский калийный комбинат оценен белорусскими экспертами в $30 млрд. Однако продать пакет его акций по столь высокой стоимости будет непросто, а сбрасывать цены руководство страны явно не собирается.

    Таким образом, вопрос об источнике ресурсов для латания дыр во внешней торговле в 2011 году в настоящее время висит в воздухе. Можно отметить в связи с этим, что глава миссии МВФ Крисс Джарвис, посетившей в ноябре Беларусь, дипломатично отметил, что в отношении плана устранения дефицита счета текущих операций в Беларуси, у миссии есть некоторые сомнения. Валютные ресурсы стране нужны постоянно в размере около $0,5 млрд в месяц, а гарантированного источника их поступлений нет.

    Поэтому в первые месяцы 2011 года вопрос об источнике валюты придется как-то решать. К тому времени должна проясниться ситуация с ценами на нефть и газ, а также станет понятной степень дополнительного давления на валютный рынок, возникшего в связи с увеличением заработной платы. Тогда руководству страны, по-видимому, придется делать выбор между девальвацией, новыми заимствованиями за рубежом или продажей привлекательных государственных объектов по сниженным ценам. Впрочем, если возникнут проблемы с запланированным размещением облигаций, то это может произойти и раньше.

    На текущий момент вероятность значительной (более 20% по отношению к доллару) девальвации белорусского рубля в 2011 году можно оценить примерно в 50%. То есть, ситуация, к сожалению, неопределенная — вероятность выйти из передряг благополучно примерно соответствует «вероятности получить неприятности».

    Свою долю неопределенности вносит и положение дел в мировой экономике. Однако тут принципиальных изменений в 2011 году вряд ли стоит ожидать: Федеральная резервная служба США будет продолжать печатать деньги, ведущие экономисты стран еврозоны будут преодолевать долговой кризис, инвесторы — нервничать и скупать золото, спекулянты — раскачивать лодку, а россияне продолжат наблюдать за динамикой цен на нефть, пытаясь осуществить какие-то реформы. Но это — уже другие «троллейбусы», двигающиеся по своим маршрутам со своими резкими поворотами и неизвестными конечными пунктами.

     

    Чего ждать в 2011-м?

    1. В Нацбанке рассчитывают сохранить привлекательность вкладов в рублях по сравнению с депозитами в евро и долларах, обеспечив более высокую доходность примерно на 3-5 процентных пунктов.

     

    2. Должны произойти принципиальные изменения в сфере финансов: вместо финансирования дефицита внешней торговли за счет наращивания внешнего долга, правительство рассчитывает на привлечение прямых инвестиций и получение доходов от приватизации.

     

    3. Оба новых источника до сих пор не приносили доходов в тех объемах, которые потребуются в 2011 году, и есть сомнения, что это удастся сделать. В связи с этим, с вероятностью около 50%, может возникнуть необходимость в проведении незапланированной значительной девальвации белорусского рубля. Но вопрос о ней решится, по-видимому, в первые месяцы 2011 года, в связи с чем в этот период инвесторам надо быть особенно осторожными.

     

    4. Этот прогноз сделан в условиях сохранения текущей ситуации на мировом финансовом рынке. Но теоретически и там возможны резкие повороты. Впрочем, на них можно попытаться заработать: спекуляции на колебаниях курсов доллара и евро могут принести значительный доход, намного превышающий проценты по рублевым депозитам.

    Деловые и бизнес новости
      Добавить комментарий

      Календарь бизнес событий
      • выставки
      • презентации

      © Издательство «Дело (Восток+Запад)».

      Все права защищены.

      При использовании материалов активная индексируемая ссылка на www.delo.by обязательна.

      ISSN DELO (online) 1608-1404

      220004, Минск, пр. Победителей, 11

      email: delo@delo.by