DELO.BY, администратор журнала "Дело"

    Комментарии 3 Ноя 2010 0:00

    Продавцы воздуха

    Стимулирование государством потребительского спроса и отсутствие рыночного механизма ценообразования на ряд товаров и услуг создают условия для формирования в экономике Беларуси ценовых «пузырей». Чаще всего они «надуваются» на наиболее массовых рынках с большим количеством мелких инвесторов, которым свойственно гоняться за быстрой прибылью. Именно они и становятся основными жертвами ценовых «пузырей».

     

    О «мыльных пузырях» на различных рынках экономисты заговорили относительно недавно — немногим более 20 лет назад. Сегодня этот термин стал едва ли не основной «страшилкой» рыночных аналитиков и важным фактором мировой экономики. Для жителей Беларуси эта проблема, на первый взгляд, может показаться неактуальной, ведь у нас принято считать, что пузыри «надуваются» где-то за границей. Однако, во-первых, вследствие глобализации экономика нашей страны уже давно является частью мировой и процессы, происходящие там, заметно сказываются и на Беларуси, а во-вторых, если присмотреться к нашей экономике внимательнее, то окажется, что условия для появления таких «пузырей» есть и у нас.

     

    С чего все начинается?

    Определить наличие ценового пузыря довольно сложно. С точки зрения экономической теории, рыночная стоимость какой-либо продукции или услуг определяется исходя из соотношения спроса и предложения. Чем больше спрос и ниже предложение — тем выше цена. Каждый товар или актив имеет себестоимость, и его продажа по цене выше себестоимости приносит прибыль, а ниже — убытки.

    Пузырь, как принято считать, возникает тогда, когда товар, услуга или актив начинают приобретаться с целью последующей перепродажи, и этот спекулятивный спрос приводит к росту цены до уровня, намного превышающего себестоимость. Таким образом, можно сказать, что он возникает в результате чрезмерной спекуляции. Впервые этот термин начал использоваться для описания экономики Японии во второй половине 80-х годов прошлого века, когда там наблюдался быстрый рост цен на акции и недвижимость вследствие мощного притока капитала. Можно отметить, что в начале 1990-х этот пузырь лопнул, и оправиться от этого шока японцы не могут до сих пор.

    В процессе формирования пузыря возникает новый источник дохода за счет разницы цен. Причем, его получает не производитель, а посредник после перепродажи. Как это происходит, проще всего проследить на примере пузыря американской ипотеки, который и привел к нынешнему кризису. В начале текущего века заимствовать средства на рынке в США можно было где-то под 6-7% годовых, а то и дешевле, а цены на жилье росли на 20-30% в год. Поэтому, взяв кредит на постройку дома и перепродав этот дом через пару лет, можно было получить доход в размере от четверти до половины его стоимости. Учитывая, что американские дома стоят не десятки, а сотни тысяч долларов, доход получался вполне приличный. По результатам исследования, проведенного Аланом Гринспеном и Джеймсом Кеннеди, рост цен на недвижимость позволял американцам еще совсем недавно извлекать серьезные доходы. В 2004 году величина таких доходов составила около $600 млрд против $200 млрд в 2000 году. Вырученные средства частично изымались из «бизнеса»: примерно треть их расходовалась на потребление.

    Спекулятивный интерес является причиной резкого роста цен, для которого необходимо еще и наличие определенного условия: у спекулянтов должны быть деньги для проведения своих операций. Обычно, как в случае с американской ипотекой, это кредиты. Данное условие имеет очень важное значение. Если в какой-либо сфере экономики есть «лишние» средства на оплату товаров и услуг, то их цена может вырасти и без спекулянтов. То есть возникнет пузырь не спекулятивной, а другой природы. Если проанализировать современную мировую экономику с этой точки зрения, то можно обнаружить удивительную вещь, а именно, что такое явление распространено очень широко и стало важной частью современной мировой экономики.

     

    Услуги — грандиозный пузырь

    Одной из наиболее значимых тенденций мировой экономики последних лет является превращение ее в так называемую экономику услуг. Доля материального производства в ВВП наиболее развитых стран падает, а доля сферы услуг — растет. Причиной этого явления принято считать высокую степень производительности труда в сфере материального производства — технологии достигли такого уровня, что для обеспечения людей всем необходимым уже не требуется так много работников как раньше. Поэтому и появляется возможность удовлетворять потребности людей в услугах — искусстве, медицине, юриспруденции, а также в сфере, обслуживающей материальное производство — науке, образовании, финансах и др. В частности, в США доля сферы услуг в ВВП в 2008 году достигла 79,2%, причем значительное место в ней заняли здравоохранение, финансы, образование. А доля сельского хозяйств опустилась до 0,9% ВВП.

    Ценообразование в сфере услуг происходит под воздействием спроса и предложения, как, впрочем, и в сфере товарного производства. Чтобы люди покупали услуги, у них должны появиться деньги на финансирование спроса. Они могут быть заработаны в сфере материального производства, получены спекулятивным способом, взяты взаймы или же предоставлены государством, которое обладает правом печатания этих денег. Два последних источника ресурсов и предоставляют возможность для появления пузырей. Благодаря им может сформироваться дополнительный спрос, аналогичный спекулятивному, например, посредством финансирования со стороны государства.

    Вот как это происходит на примере медицинских услуг в тех же США. Их доля в ВВП страны в настоящее время составляет около 16%, тогда как в Европе — около 10%. Можно подумать, что американцы просто обожают лечиться и крайне заботятся о своем здоровье. На самом деле все обстоит несколько по-другому. Столь высокая доля медицины — целиком заслуга государства, которое организовало такую систему медицинского обслуживания, в которой цена услуг формируется вовсе не в результате соотношения спроса и предложения на открытом рынке: значительную часть медицинских услуг оплачивают государство и страховые компании. Ценообразование фактически идет без непосредственного участия потребителя. Какую бы цену ни назначили врачи, все будет оплачено по страховке. И это вполне успешно заменяет рост спроса под воздействием спекулятивного капитала, подталкивая стоимость медицинских услуг вверх.

    Американцы «пузыря» в медицине долгое время не замечали: для них услуги врачей как бы ничего не стоили. Их покрывали страховка, уплачиваемая нанимателем, и государственные программы. Так что, мнение о том, что граждане США готовы платить за свое здоровье все больше и больше денег не соответствует действительности. Просто они не участвуют в ценобразовании в сфере медицины. Правда, сложившаяся система формирования цен приводит к росту государственных расходов, что уже нельзя не замечать. В настоящее время около 90% американцев считают, что система здравоохранения страны нуждается в коренных изменениях. Поэтому Барак Обама начал реформу медицинской системы страны одновременно с финансовой. Но основное направление реформ вряд ли верное — предполагается не столько снижать расходы, сколько увеличить финансирование бедных за счет увеличения налогов на богатых.

    Высокие цены позволяют обеспечивать высокую заработную плату в медицине. Поэтому врачи в США уже много лет занимают первые места в рейтинге самых высокооплачиваемых профессий. В кризисном 2008 году на первом месте в этом рейтинге по версии журнала Forbes оказались хирурги с $206,77 тысяч годового дохода. Это почти в пять раз выше средней заработной платы в США, составлявшей тогда $42,27 тысяч. На втором месте — анестезиологи, а всего в списке 25 самых высокооплачиваемых профессий пятнадцать оказались связаны с медициной. Кстати, кроме них, в списке были также адвокат, управляющий менеджер, пилот, авиадиспетчер, инженер-нефтяник, а замыкал его… финансовый менеджер с зарплатой $106,2 тысяч.

    Кроме зарплат, «воздух» в медицине оплачивается и по другим статьям расходов. В США до 40% расходов больниц составляют административные. По мнению американских экспертов, врачи в больницах заинтересованы в том, чтобы назначать как можно больше анализов и процедур, завышая стоимость лекарств. О том, что в медицине США образовался самый настоящий «пузырь», говорить не принято. Судя по текущим тенденциям, до этого должно пройти еще несколько кризисных лет.

     

    Бонусы без пределов

    Более серьезная опасность грозит второму «пузырю», возникшему в финансовом секторе. Он также вызывает беспокойство американцев, причем в этом случае разговоры о снижении стоимости услуг идут довольно настойчиво. В предкризисном 2007 году доля услуг в ВВП США достигла 8,5%, что даже выше, чем перед Великой депрессией (6%). По мнению американских экспертов, финансовый сектор отчасти перестал обслуживать реальный, а занялся «самовоспроизводством» и стал зарабатывать за счет оказания услуг самому себе.

    Здесь также не обошлось без помощи государства: правительство США в 90-х годах прошлого века создало условия для развития рынка производных финансовых инструментов, позволившего финансистам делать деньги как бы из воздуха. У банков появилась возможность платить за услуги друг другу, используя все новые и новые заимствования. Это американские эксперты уже поняли, хотя оценки того, какую долю в финансовой системе составляет «перекачивание воздуха», разнятся.

    Как бы то ни было, доля финансового сектора в прибыли американских корпораций до финансового кризиса поднялась с 10% после Второй мировой войны до 50%. Деньги финансистов отчасти были как бы виртуальными, так как возникли за счет взаимных одалживаний, но когда в 2008 году возникла угроза разрушения финансовой системы страны, опять вмешалось государство, решившее выручить неудачливых финансистов: Федеральной резервной системой было закачано в финансовую систему страны $1,25 трлн, что превратило «воздушные» деньги банкиров в реальные доллары.

    То есть, и в данном случае спрос на финансовые услуги не был оплачен конечными потребителями, а профинансирован государством из самых благих побуждений. В свою очередь государством эти ресурсы были получены за счет увеличения внешнего долга и продажи другим странам своих товаров и услуг (частично — по завышенным ценам). В результате прибыль ведущего банка США Goldman Sachs в 2009 году стала рекордной, после чего было принто решение о выплате его сотрудникам бонусов в среднем по $500 тысяч. Руководство США сейчас пытается предпринять какие-то меры по устранению пузыря в сфере финансов, но, похоже, они явно недостаточные.

    Таким образом, только в двух рассмотренных выше сферах услуг США наблюдается колоссальный объем «воздуха», который продается потребителям тем или иным способом (через страховку или программы государственной помощи). Финансы и медицина занимают сейчас около четверти американского ВВП, величина которого находится на уровне $14 трлн. Если считать, что в стоимости медицинских и финансовых услуг США около половины составляет воздух, то получится, что примерно 12% ВВП США, то есть $1,6 трлн, также «воздушны». И это только по двум сферам услуг, правда, самым «надутым».

    Надо сказать, что отмеченную особенность экономики США не следует однозначно интерпретировать негативно: перед этим были почти два десятилетия бескризисного роста. Кроме того, «пузыри» могут приносить пользу государству, так как часть таких услуг экспортируется, то есть в стране имеется возможность продавать «воздух», импортируя взамен вполне конкретные материальные блага. И если финансисты США сумели не только раздуть пузырь, но и обеспечили за счет этого высокий уровень жизни граждан страны за счет продажи окружающим странам воздуха и облигаций, обвинять их в этом вряд ли стоит, так как задача любого государства состоит в повышении благосостояния населения именно своей страны.

    Пример трезвого отношения к такому поведению США показал Китай, правительство которого особенно не печалилось по поводу того, что американцы «эксплуатируют» бедных китайцев. Наоборот, они хорошо заработали на пузырях в США, снабжая их жителей дешевыми товарами и обеспечивая им возможность усиленно оказывать услуги друг другу. Такая стратегия Китая кажется достойным примером отношения к пузырям. Но сейчас аналогичные пузыри надулись в нем самом, и будет интересно посмотреть, как он из этой ситуации выйдет.

     

    Экономика «недокачана»

    Опыт США позволяет понять, как пузыри разных типов возникают, чем они характеризуются и что позволяет опознавать их в Беларуси.

    Если со спекулятивным пузырем все кажется довольно очевидным — он некоторое время надувался в сфере недвижимости, а сейчас потихоньку сдувается, то ситуация с пузырями других типов далеко не столь очевидна. Если обратиться к данным статистики, то можно обнаружить довольно удивительный факт: хотя экономика Беларуси к «экономике услуг» явно не относится, доля последних в ВВП неожиданно высока.

    По информации Национального статистического Комитета РБ за второй квартал 2010 года, доля сферы услуг ВВП страны составляла 41,7%. Это всего в два раза ниже, чем в США. К тому же, следует учитывать, что жилищно-коммунальные услуги и бытовое обслуживание в ВВП у нас занимают всего около 5%, и это в то время, когда, по словам заместителя министра жилищно-коммунального хозяйства Николая Липеня, население возмещает не более 25% стоимости услуг ЖКХ. Следовательно, доля услуг у нас реально в несколько раз выше, и в целом на них приходится более половины ВВП.

    То есть, если сделать скидку «на воздух» в услугах США и учесть недооцененность многих услуг в Беларуси, то окажется, что у нас доля услуг практически такая же, как и в ведущей капиталистической стране мира. Это довольно удивительный вывод, который показывает, что наша сфера услуг не столько недоразвита, как это принято считать, а недооценена, или, точнее, просто «недокачана».

    При этом ее структура совершенно другая, чем в США. Медицинские и финансовые услуги у нас занимают далеко не первые места. К сожалению, Национальный статистический комитет располагает лишь обобщенными данными о структуре ВВП, поэтому детальное сравнение Беларуси и США невозможно. Но известно, что на первом месте (по данным второго квартала 2010 года) находятся торговля и общественное питание — 11,1% в ВВП. Еще 9,5% занимают транспорт и связь. На долю здравоохранения приходится всего 3,2% ВВП, а образования — 4,9%.

    Высокая доля транспорта и телекоммуникаций обусловлена, по-видимому, тем, что Беларусь является транзитной страной, а также бурным развитием сотовой связи. Последняя как раз потенциально может относиться к торговле воздухом, однако, пока высокие цены и прибыль в этой отрасли являются следствием ее молодости. Доля банковского сектора в ВВП Беларуси по сравнению с США довольно невелика — 3,6% (по итогам января-августа 2010 года). Вместе с тем, она и не так мала. Скорее всего, банковская система страны близка к своему оптимальному размеру.

    Судя по этим данным, претендентом на пузырь в Беларуси является в первую очередь торговля — уж больно велика ее доля в ВВП. Причем речь только об официально учитываемой органами статистики торговле, которая занимает более десятой части ВВП. А ведь в торговле самая высокая доля серых и черных схем, оборот в которых официально никак не учитывается.

     

    Кандидаты в «пузыри»

    Кроме гипертрофированной доли в ВВП, признаками неспекулятивных пузырей являются значительное превышение цены товара или услуги над их себестоимостью, высокие заработная плата и прибыль, быстрый рост цен в отдельных отраслях. Необходимо также наличие нерыночного механизма формирования цен (предоставление финансов на приобретение товаров в кредит или в виде государственных программ).

    Последнее в Беларуси развито особенно широко. Так же как в американской медицине и финансах, цены на некоторые виды товаров и услуг у нас формируются на нерыночной основе. Однако чиновники пока больше занимаются ограничением цен, что наиболее существенно проявляется в ЖКХ. Более того, правительство Беларуси увеличивает заработную плату в стране, не привязывая ее к росту производительности труда, а также предоставляет льготные кредиты на жилищное строительство. Последнее много лет поддерживало пузырь в сфере недвижимости, а общее увеличение доходов населения должно способствовать росту спроса и цен, то есть возникновению пузыря в той же сфере торговли. Таким образом, и по второму признаку есть вероятность того, что «воздух» в Беларуси есть.

    В то же время данные о прибыли, на первый взгляд, не подтверждают это предположение: по данным за январь-август 2010 года в торговле и сфере общественного питания (до налогообложения) в общей прибыли организаций Беларуси она составила всего 7,6%. А основную долю обеспечили промышленность — 50,6%, сельское хозяйство — 10% и строительство — 8%.

    Довольно высокой является доля в общей прибыли и у банковского сектора — 9,2%, причем темпы ее роста (63,4% по итогам девяти месяцев текущего года) оказались намного выше среднего уровня в Беларуси, равного 26,4%.

    Быстрый рост прибыли банков указывает на перспективу формирования пузыря в финансовой сфере Беларуси, но пока делать такой вывод, конечно, рано. Доля прибыли банков находится примерно на том же уровне, который наблюдался в США после Второй мировой войны. Можно сказать, что банковский сектор пока лишь занимает подобающую ему роль в экономике. Однако если текущие темпы роста банковской системы сохранятся, то буквально через год-два основания говорить о появлении в ней «пузыря» появятся. Тем более что налицо и второй признак — стимулирование государством спроса на банковские услуги, что, правда, в основном относится к государственным банкам. Именно в госбанках, в первую очередь, может начаться зарождение пузыря.

    Судя по этим данным, ярко выраженных «мыльных пузырей» в экономике Беларуси нет, однако следует учитывать, что лучшими возможностями по укрытию прибыли от налогообложения обладают торговые предприятия. То есть «подозрение» с торговли снимать нельзя.

     

    Ода зарплате

    Данные по заработной плате также не позволяют выделить явных пузырей. В Беларуси вообще разброс заработных плат от среднего уровня существенно ниже, чем в США. Правда, надо оговориться, что такого детального рейтинга заработных плат как Forbes, в нашей стране никто не готовит, а государственная статистика предоставляет только довольно укрупненную структуру получателей зарплат.

    В августе 2010 года самым высоким уровень заработных плат был у нас на предприятиях нефтеперерабатывающей промышленности — Br2,3 млн. Это почти в 1,8 раза выше средней заработной платы по стране, составившей Br1,3 млн. Ну а сколько получают топ-менеджеры НПЗ информации нет, хотя известно, что в Беларуси есть сферы деятельности, где зарплата превосходит среднюю в четыре раза и более.

    Впрочем, и без того ясно, что, по крайней мере, к большинству категорий медицинских работников это не относится. По данным статистики, в учреждениях здравоохранения средняя заработная плата в августе составляла всего Br979,2 тысяч, а у врачей — Br1614,4 тысяч. Это всего на 25,5% выше среднего уровня. Так что и здравоохранение Беларуси выглядит явно «недокачанным».

    В банках Беларуси средняя заработная плата в августе 2010 года достигла Br2,2 млн, а в организациях страхования − Br1,7 млн. Таким образом, страхование выглядит хуже банковской системы в целом, однако именно в этой сфере можно выделить узкую сферу деятельности, где можно говорить о «продаже воздуха» вместо реальных услуг. Имеется в виду работа страховых агентов. Так, еще в 2008 году следователями Комитета государственного контроля РБ было обнаружено, что в Белгосстрахе в ряде случаев осуществлялись значительные премиальные выплаты некоторым страховым агентам. К примеру, Br43 млн было выплачено сестре заместителя директора одного крупного столичного предприятия за заключение договоров страхования с их компанией. Возможно, здесь имеет смысл говорить не столько о продаже воздуха, сколько об откатах или использовании монопольного положения. Но, как бы то ни было, факт налицо: в страховых компаниях вследствие борьбы за агентов увеличивают объемы выплачиваемых им премий. Это чем-то напоминает систему бонусных вознаграждений, существующую в американских банках.

     

    Пузырь, еще пузырь…

    Кроме хорошо известных спекулятивных «пузырей», в экономике могут возникать и неспекулятивные, вызванные предоставлением средств покупателям товаров или услуг с помощью льготных нерыночных механизмов. Возникшая в последние годы в ряде стран экономика услуг в значительной степени представляет собой такой «пузырь». В частности в США это явление особенно заметно в сфере медицинских и финансовых услуг.

    Неспекулятивный «пузырь» проявляется в увеличении рыночных цен в некоторых отраслях экономики до уровня, намного превышающего себестоимость, посредством увеличения  прибыли и заработных плат до величины, существенно выше средней в экономике.

    Некоторые условия для формирования неспекулятивных «пузырей» имеются и в Беларуси. Они кренятся в стимулировании государством спроса на отдельные виды продукции и в отсутствии рыночного механизма ценообразования на ряд товаров и услуг.

    По-настоящему спекулятивный «пузырь» в истории Беларуси был, по-видимому, всего один — в сфере жилой недвижимости, и в настоящее время он, скорее всего, уже ликвидирован. Кроме того, экономика Беларуси в целом характеризуется не избытком «воздуха», а, напротив, чрезмерным «сжатием». «Пузырь» второго рода у нас, возможно, «надувается» в сфере торговли. Кроме того, есть предпосылки для его возникновения в государственном секторе банковского рынка, а также в отдельных узких направлениях сферы услуг. Там, где сейчас можно заработать капитал с наименьшими усилиями.

    Деловые и бизнес новости
      Добавить комментарий

      Календарь бизнес событий
      • выставки
      • презентации

      © Издательство «Дело (Восток+Запад)».

      Все права защищены.

      При использовании материалов активная индексируемая ссылка на www.delo.by обязательна.

      ISSN DELO (online) 1608-1404

      220004, Минск, пр. Победителей, 11

      email: delo@delo.by