DELO.BY, администратор журнала "Дело"

    Комментарии 9 Июл 2010 0:00

    Директивная либерализация

    Государство начинает более гибко подходить к 4экономическому регулированию. Означает ли это, что «новый НЭП» пришел к нам всерьез и надолго?

     

    Последние несколько лет деловое сообщество активно работало над созданием «Национальной платформы бизнеса», где, помимо прочего, были изложены вполне конкретные предложения по либерализации экономики страны. Они и стали темой обсуждения на очередном заседании Общественно-консультативного Совета при Администрации Президента Республики Беларусь, посвященном разработке уже ставшей знаменитой Директивы №4.

     

    Первый шаг

    Основа экономики любой нормальной страны — частная собственность и независимость принятия решений хозяйствующими субъектами. Ни того, ни другого у нас пока нет. Частная собственность в полном смысле слова — не сложилась. Сформировались лишь некие «мутантные» формы — ЗАО, ОАО, концерны, объединения… «Полусубъекты» рынка, которые по-прежнему выполняют приказы сверху. Многие чиновники считают, что это даже хорошо. Правда, при этом отчего-то пытаются поручить частному бизнесу реализацию громадных складских запасов. Вообще складывается впечатление, что правительство и иные «директивные органы» все еще не понимают, что собой представляет эффективная экономика. Между тем, их склонность считать производство главной целью существования экономики является большой методологической ошибкой. Ведь ВВП создается и подсчитывается по реализованной стоимости, а не по совокупности произведенной товарной массы.

    Теперь посмотрим — что же представляет собой наша «новая экономическая политика» либерализации, проходящая в существующих проектах Директивы №4 под грифом «раскрепощение». На самом деле этот термин недалек от истины. Фактически мы имеем в экономике крепостное право и даже свой аналог «Юрьева дня». Изменить форму собственности — нельзя. Индивидуальный предприниматель может перейти в иную форму, только закрыв ИП и зарегистрировав новое предприятие. Перейти на «упрощенку» можно тоже в определенные дни. Короче, сделано все, чтобы было удобно не бизнесу, а чиновникам. Казалось бы, отчего не выдавать предпринимателям, особенно работающим в розничной торговле и сфере услуг, патенты? Решено сдавать комнаты внаем — покупается патент за $20 и работаем себе спокойно. Никаких налоговых проверок, отчетов и документов. Впрочем, это частности.

    Итак, в чем суть либерализации? Ответ очевиден: в повышении эффективности экономики и большей свободе для участников рынка. Вопрос второй: как это делается? Ответ: во всем мире для быстрого развития национальной экономики усилия государства, в первую очередь, концентрируются на трех основных рынках: товаров и услуг, рабочей силы и капитала.

    Реально действующим в Беларуси мы можем считать лишь рынок товаров и услуг. И то — с оговорками. Когда молоко из одной области запрещают ввозить в другую — это тоже феодализм. Страну очень быстро разделили на «феоды», чтобы губернские власти могли бороться за объемы производства и сбыт местной продукции. Есть конкуренция или нет — этот вопрос никого особенно не беспокоит.

    Первые шаги «настоящей» либерализации должны начинаться с создания консолидированного национального потребительского рынка. А затем — рынка услуг. Государство должно не только не мешать, а всеми силами способствовать формированию национальных рыночных сетей. Причем, начинать нужно, с рынка продовольствия, поскольку он быстрее всего диверсифицируется. Все запреты на продажу «не местных» продуктов питания считать противодействием политике правительства, направленным на подрыв государственного строя, как говорится, со всеми вытекающими...

     

    Парадоксы импортозамещения

    Но проблема в том, что местные чиновники скопировали модель поведения именно у вышестоящего начальства. Точнее — воспроизвели на микроуровне столь популярные у нас меры по «защите внутреннего рынка». Придуманные неэффективным директоратом и таможенным начальством, которые отчего-то вообразили, что таким образом защищают экономику страны от «супостатов».

    Именно по этой причине сало у нас продается по $5 за килограмм, а в 10 километрах от границы, на территории Украины — по $2. Странно, что при этом мы покупаем свинину где угодно — в Дании, Германии, Польше — везде, кроме Украины. И что на выходе? Мясо и птица — на 99,4% отечественного производства, колбасные изделия — на 99,9%, масло — на 99,5%. Жители Беларуси в отличие от советского времени вообще лишились возможности отведать импортных продуктов питания. Даже при Советской власти, наравне с «вологодским маслом», у нас можно было купить венгерское салями, болгарский горошек и перец, сосиски в стеклянных банках из ГДР, польское сало... Все это было в магазинах уже на этапе строительства «развитого социализма». Сегодня же «протестировать» иностранные продукты питания можно, только выехав за рубеж. И это очень странное дело для малой открытой экономики.

    Так что наши регионалы по существу создали местную модель импортзамещения. Как умели, без приказа сверху. Колбаса и молоко, мясо и печенье — в основном свои. На хлеб — вообще монополия. Страна разделилась на производственные и торговые региональные гильдии. Сами делают, сами продают, сами потребляют. Мешают только бизнесмены, которые привозят куртки из Турции, кроссовки из Китая, хлеб и макароны из России…

    Но в этом и есть смысл конкуренции. Либерализация как раз и должна сформировать значительное количество автономных независимых субъектов рынка самых разных форм собственности. Именно по этому параметру и надо оценивать работу местных администраций. Сколько и в какой сфере создано новых субъектов рынка? Сколько новых рабочих мест? Какова конкуренция? Ее совсем несложно измерить по динамике цен — если они снижаются, значит, налицо борьба за потребителя. Главным критерием работы рынка нужно считать именно цены на потребительские товары. В тех регионах, где они ниже — там выше развитость рынка. Там и победители соревнования.

    Кстати, в июне в крупнейших столичных гипермаркетах резко снизились цены на яйца. Самое смешное даже не то, что в обычных продмагах они осталось на прежнем уровне, а то, что продавцы в них даже не знали, что в соседних магазинах цены на тот же товар на 30-40% ниже. Но в целом по стране мы имеем унылую ситуацию, когда у всех продавцов, например, огурцы по 1000 рублей за килограмм. Ценовой сговор. Причем, как на розничном, так и на оптовом рынках нашей страны.

    Совсем недавно белорусы узнали, что по развитию скоростного Интернета мы находимся на 67-м месте в мире. При этом «Белтелеком» был признан правительством «победителем республиканского соревнования» 2009 года и соответствующим образом премирован. Выходит, члены правительства не знали, что у нас Интернет в два раза дороже и в десять раз медленнее, чем в соседней России? Не знали, и знать не хотят. Их задача — давать «план по валу», производя продукцию, которую потом никто не знает, куда деть. А «деть» надо именно директоров и их «вышесидящих» начальников. Такова наша «Белараша» — народ вдвое больше платит за старые неконкурентные товары и услуги, а правительство изымает деньги из бюджета и премирует монополиста, называя его передовиком соревнования.

    Самое главное для страны — понять: что такое рынок собственности? Точнее, что именно частная собственность и создает рынок. Без признания этой аксиомы не будет смысла ни в какой либерализации.

    Многие страны пытались сделать что-то «эдакое» с собственностью. Ее национализировали, монополизировали, превращали в общественную… Все в эти игры играли — и социал-демократы, и консерваторы. Но уже в 1950-х годах пришли к четкому выводу: частная собственность нуждается в защите и поощрении. Поскольку она и есть основа, матрица рынка. Она же — главный его инструмент.

     

    Новые возможности

    Рынка капитала у нас нет. Как нет и новых внутренних частных инвестиций и института финансовых посредников. Но все это может быстро сформироваться, когда начнет полноценно работать институт частной собственности.

    Банки уже «не в теме» новой экономики. Диверсификация финансового рынка пойдет по пути формирования инвестиционных компаний. За ними — будущее. Сбережения домашних хозяйств могут и должны конвертироваться в инвестиции специальных фондов, которые должны создаваться с государственной поддержкой. Например, можно создать три национальных инвестиционных фонда. Первый — для аграрного сектора, второй — для инноваций, третий — инвестиционный фонд национального бизнеса. Чтобы вкладывать деньги населения и бизнеса в покупку государственных предприятий. И таким образом вернуть их в реальную «общественную собственность». Создавать нужно именно такую собственность, в которой будут представлены капиталы не иранцев или турок, а наши собственные. Для иностранных инвесторов хватит места и на периферии наших национальных интересов — там, где у нас не будет особого желания вкладываться. А то получается: иностранцам лучшие участки земли в Минске, а они так ничего и не построили. Им — льготы и внимание, а они — со своими интересами.

    Еще большей либерализации требует рынок труда. Его, строго говоря, у нас вообще нет. Безработица менее 1%, но никто в это не верит. В «Белстате» могли бы хотя бы раз в год давать оценку безработицы по стандартам Международной организации труда. Наверняка было бы интересно сравнить. От 600 тысяч до 1 миллиона белорусов постоянно уезжают на заработки. В основном — в Россию. Так отчего бы не назвать их безработными? Ведь не от хорошей жизни бегут.

    Начинать надо и с устранения «язв социализма». ГУЛАГа у нас, к счастью, нет, но прописка осталась. Стыд и срам. Либерализации должна начинаться с отмены унизительной «прописки» даже в той форме, которая у нас называется регистрацией. Регистрация должна быть добровольной. А заниматься ей должно не МВД, а органы гражданского общества. Например, статистическая служба. МВД и КГБ должны делать свое «профильное» дело — ловить преступников. В крайнем случае, еще контролировать иностранцев. Для 99% граждан нашей страны нет необходимости состоять на милицейском учете. Через Интернет мы все можем самостоятельно вносить максимально необходимое количество информации, если захотим — с фотографиями и биографиями. А любое вмешательство в частную жизнь без нашего согласия недопустимо.

     

    Момент истины

    Удивительным образом экономика связана с гражданским обществом. Желаем рынка труда — надо развивать миграцию и свободу выбора места жительства. Создаем рынок капитала — начнем с приоритета для частной собственности. А уже затем сами появятся инвестиционные компании и механизмы превращения сбережений в инвестиции. Наших сбережений, а не немцев или шведов.

    Мы, к счастью, дошли до момента истины. К сожалению, многое из того, что могло сформироваться естественным эволюционным путем, нам придется делать директивно. Конечно, получится не все и не сразу. Важно то, что меры, рекомендованные независимыми экономистами, понемногу превращаются в нормы официальных государственных документов. Мы потеряли время, но, к счастью, нашли-таки в себе смелость попробовать «новую экономическую политику». Которая, будем надеяться, будет в этот раз «всерьез и надолго».

    Деловые и бизнес новости
      Добавить комментарий

      Календарь бизнес событий
      • выставки
      • презентации

      © Издательство «Дело (Восток+Запад)».

      Все права защищены.

      При использовании материалов активная индексируемая ссылка на www.delo.by обязательна.

      ISSN DELO (online) 1608-1404

      220004, Минск, пр. Победителей, 11

      email: delo@delo.by