Delo.by,

    Комментарии 16 Мар 2016 12:52

    Свой софт… ближе к телу

    Введение Россией законодательного ограничения на закупку госорганами программного обеспечения (ПО) иностранного производства может существенно оживить белорусский IT-рынок.

     

     

    Игорь Клоков, «Дело»

    Постановление Правительства РФ от 16 ноября 2015 г. № 1236 «Об установлении запрета на допуск программного обеспечения, происходящего из иностранных государств, для целей осуществления закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд» явилось частью ответа России на программу международных санкций. Проект поступил на подпись премьеру РФ Дмитрию Медведеву в середине 2015-го, но вышло Постановление в ноябре, после продления срока действия санкций на новый период. А в конце года на встрече руководителей российских IТ-компаний с президентом РФ на форуме «Интернет-экономика 2015» положения Постановления получили дополнительное развитие. Владимир Путин поддержал предложение – ограничить госзакупки иностранного софта не только госорганам, но и госкомпаниям.

    Изменение условий для западных компаний в России оказалось настолько болезненным, что они обратились к Правительству РФ с просьбой отсрочить введение ограничений на полгода – очевидно, с целью вывода уже сделанных инвестиций. Но услышаны не были.

    Зато российский IТ-бизнес откликнулся на Постановление с понятным энтузиазмом. По данным аналитической компании IDC, в структуре расходов на IТ государственный сектор занимает весомые 10,8%. Министр связи РФ Николай Никифоров отметил, что федеральные органы власти ежегодно тратят на IТ-услуги и лицензии на ПО примерно 80 млрд. рублей. Весь же российский рынок ПО в 2013-м составлял, по оценке IDC, $4,9 млрд, при этом около 80% закупок приходилось на зарубежный софт. Несмотря на кризис, сумма расходов на импортное ПО растет с каждым годом. Российский Национальный рейтинг прозрачности закупок приводит впечатляющие данные за первую половину 2015-го по трем ведущим мировым производителям софта (см. Таблицу 1).

    Так ли страшен черт?

    Поводом для замещения импортных разработок послужили соображения информационной безопасности в критически важных для государства информационных системах. Но так ли уж велика эта опасность? Существует мнение, что она преувеличена, и подобные «страшилки» специально распространяются «айтишным лобби». Однако реальность угроз подтверждается многочисленными фактами. Самый нашумевший из них − это компьютерная атака на инфраструктуру ядерного проекта Ирана в 2010-м. Тогда компьютерный червь Stuxnet, поражающий компьютеры под управлением операционной системы Microsoft Windows, вызвал физическое разрушение центрифуг для обогащения урана. Разработку червя приписывают американским и израильским программистам. Недавно это предположение получило подтверждение: госсекретарь США Хиллари Клинтон заявила, что проект по разработке вируса Stuxnet оказался успешным, и иранская ядерная программа отброшена на несколько лет назад.

    Кстати, вирус был идентифицирован 17 июня 2010-го антивирусным экспертом Сергеем Уласенем из белорусской компании «ВирусБлокАда». Заместитель директора ОДО «ВирусБлокАда» Геннадий Резников обращает внимание и на другие факты. В частности, по наиболее правдоподобной версии, во время Фолклендской войны* некоторые из закупленных Аргентиной французских ракет «Экзосет» не полетели в англичан именно по причине отказа ПО.

    Импортозамещение в масштабах ЕАЭС?

    Пока еще нет полной ясности, будут ли белорусские разработчики допущены к созданию ПО для российских госорганов. Однако большинство экспертов сходятся во мнении, что такая возможность существует. Уже сейчас белорусские предприятия поставляют в Россию широкую номенклатуру продукции, в том числе и военного назначения, в числе которой навигационные приборы, вычислительные комплексы, пилотажные системы, средства космической связи, антенные системы, системы автоматизации. Кроме того, в 2012-м в России принято Постановление СМ № 1389, где сказано, что при размещении заказа для государственных нужд к продуктам, страной происхождения которых является Беларусь, применяется режим, аналогичный режиму для товаров российского производства.

    В развитие темы вполне закономерно предположить, что ограничения, установленные в России, могут быть введены и у нас в стране. Однако возникают сразу два вопроса: в состоянии ли белорусские разработчики обеспечить производство ПО мирового уровня? И как скажется небольшая емкость рынка на стоимости этой продукции и прибыльности работы разработчиков? По мнению Г. Резникова, поводов для опасений нет:

    «Мы работаем на этом рынке и знаем, что он достаточно большой, чтобы на нем могли работать и развиваться белорусские разработчики. К тому же российский опыт показывает, что вслед за госорганами к отечественным разработкам обращаются и негосударственные компании. Частные фирмы учитывают, что правительство диктует госкомпаниям и, во избежание неприятностей в будущем, делают то же самое. Если у нас действительно будут приняты меры для замещения импортного ПО отечественным, это существенно поможет развитию отрасли, ведь появляется возможность внедрения и сопровождения своих средств здесь, обеспечивая преемственность и непрерывность эволюции ПО. А разработчики знают, что застоя в работе нельзя допускать».

    По мнению эксперта,уже сейчас, если судить по компаниям Парка высоких технологий, у нас есть разработчики, способные поставлять ПО не хуже западного. К тому же в IТ-сфере Беларуси сложились благоприятные условия для государственно-частного партнерства, В частности, негосударственные IТ-компании не ограничиваются участием в госпрограммах. Излишне говорить, что использование собственного софта в Беларуси позволит госорганам и компаниям существенносократить валютные расходы.

    Вместо резюме

    Скептики отмечают, что программа замещения импортного ПО на отечественное в российских госорганах напоминает давнюю попытку Бориса Немцова пересадить чиновников с «Мерседесов» на «Волги». Однако это сравнение сильно хромает. В той попытке, правильной по своей идее, не учитывались реальные возможности собственного производства. В том, что касается ПО, позиции российских разработчиков намного сильнее. К тому же эта инициатива носит долговременный и продуманный характер. Замещение ПО производится в соответствии с Реестром российских программных продуктов, которыми будут пользоваться государственные органы. Он формируется и ведется уже с середины прошлого года.

    Попадут ли белорусские компании в Реестр со своими разработками – зависит только от их упорства и расторопности. По мнению экспертов «Дела», законодательных препятствий к этому не существует. Возможно, сейчас у белорусского технопарка открывается блестящая возможность отмечать свои успехи не только растущим внешнеторговым сальдо и позитивной динамикой на рынке труда, но и весомым влиянием на внутренний рынок как своей страны, так и на рынок ЕАЭС. А также – внести серьезный вклад в укрепление национальной безопасности, о которой так много говорится в последнее время. Ведь народная мудрость не зря гласит: «Своя рубашка – ближе к телу!» А бронежилет – тем более...

    Таблица 1. Российские госзакупки ПО ведущих вендоров, млрд росс. руб.

     

    Microsoft

    Oracle

    SAP

    госорганы

    0,18

    0,24

    1,1

    госкомпании

    3,3

    1,91

    3,77

    *Фолклендская война – вооруженный конфликт в 1982 году между Великобританией и Аргентиной за контроль над Фолклендскими островами. 

    Деловые и бизнес новости
      Добавить комментарий

      Календарь бизнес событий
      • выставки
      • презентации

      © Издательство «Дело (Восток+Запад)».

      Все права защищены.

      При использовании материалов активная индексируемая ссылка на www.delo.by обязательна.

      ISSN DELO (online) 1608-1404

      220004, Минск, пр. Победителей, 11

      тел: +375 (17) 203-52-09

      факс: +375 (17) 203-09-67

      email: delo@delo.by