DELO.BY, администратор журнала "Дело"

    Комментарии 16 Июн 2011 14:11

    Жесткая посадка

    Белорусская экономика на перепутье: от решений правительства зависит, пойдет она по американскому пути или вернется в «лихие» 90-е прошлого века.

    За последние годы жители Беларуси привыкли к относительному экономическому благополучию, позабыв о том, что оно обеспечивается внешними заимствованиями и доходами от приватизации. Поэтому, когда в начале 2011-го страна столкнулась с сокращением притока зарубежных инвестиций, этот тут же обвалило белорусский рубль и обернулось настоящей паникой на финансовом рынке.

    Чужих денег за последние пять лет Беларусь потратила, действительно, немало. Чистая инвестиционная позиция страны (то есть ее общий внешний долг) с 2005-го по 2010-й выросла с минус $3,9 млрд. до минус $26,4 млрд. Только в 2010 году прирост внешних заимствований составил $7,5 млрд. С учетом доходов от приватизации Белтрангаза ($2,5 млрд.) и ряда других предприятий, наша страна тратила ежегодно около $5-6 млрд. фактически незаработанных денег.

    Сегодня очевидно, что именно внешние займы и инвестиции обеспечивали рост отечественной экономики в прошедшей пятилетке. И если приток капитала из-за рубежа в ближайшее время не возобновится, страну ожидает значительное сокращение ВВП, снижение доходов населения и обвал рынка недвижимости.

    США не спешат

    Проблемы, которые стоят перед Беларусью, живущей явно не по средствам, вовсе не уникальны. Подобные трудности сейчас переживают США и Греция. В США, например, государственный долг уже приблизился к размерам годового ВВП притом, что дефицит американского бюджета составляет около 11% ВВП. Пока Штатам удается привлекать деньги на финансирование госдолга. Однако чем больше он увеличивается, тем выше становится вероятность дефолта. В связи с этим международное агентство Standard & Poor’s (S&P) даже присвоило рейтингу США негативный прогноз.

    Американское руководство осознает проблему и пытается принимать соответствующие меры. Так, в апреле 2011 года Барак Обама в своем выступлении в Университете имени Джорджа Вашингтона, заявил: «Мы должны жить по средствам, сократить дефицит и вернуться на путь, который даст нам возможность погасить долги». Для этого предполагается повысить налоги на богатых и сократить социальные расходы на бедных. Причем, что очень важно, переход к «новой жизни» предполагается  осуществить постепенно. До 2014-го госдолг США будет расти, и только с 2015 года он начнет сокращаться. Сейчас сумма долга ненамного превышает $14 трлн. За ближайшее десятилетие он должен уменьшиться на $3 трлн.

    На пути увеличения государственного долга США возникли и «процедурные» проблемы, связанные с законодательным лимитом, установленным для долга на уровне чуть выше $14 трлн. Этот потолок может быть достигнут уже в мае 2011-го, после чего, если Конгресс не согласится его увеличить, США лишатся возможности финансировать дефицит бюджета за счет размещения новых облигаций. Это может привести к резкому обвалу экономики США. Поэтому  пресс-секретарь Белого дома Джей Карни даже заявил, что если Конгресс США откажется поднять потолок госдолга, то для американской экономики это станет «Армагеддоном».

    Особый путь Беларуси

    Понимание сущности проблем, возникших в США, необходимо для того, чтобы выявить стратегическую ошибку, которая была совершена в Беларуси, и затем привела к проблемам на валютном рынке. План постепенного перехода к жизни по средствам в нашей стране, разработанный Совмином и Нацбанком, был озвучен еще 27 августа 2010 года на совещании у Президента Беларуси. Там рассматривались планы развития экономики и финансов на 2011 год и следующую пятилетку.

    Насколько можно судить по имеющейся информации, предложения правительства выглядели довольно разумными: посредством различных мер предполагалось постепенно модернизировать экономику с тем, чтобы за 3-4 года выйти на положительное сальдо внешней торговли. Финансирование этого проекта должна была обеспечить приватизация, доходы от которой предполагалось закрепить в объеме $5 млрд. в год. Таким образом, за счет приватизации была бы закрыта брешь, пробитая дефицитом внешней торговли и обслуживанием внешнего долга и, возможно, при этом еще кое-что даже осталось бы на модернизацию экономики.

    Как и план Обамы, предложения правительства решали проблему гарантированного привлечения средств, необходимых для постепенного перехода экономики к новому состоянию. Однако они были отвергнуты. Было решено, что валюта должна привлекаться в страну посредством прямых инвестиций ($6,5 млрд. в 2011 году), источник и график получения которых отсутствовали. Непосредственно внешний долг было решено увеличить, хотя и незначительно.

    Разумеется, никто не станет спорить с тем, что лучше привлекать инвестиции, чем одалживать и распродавать государственную собственность. Но проблема в том, что механизм привлечения инвестиций так и не был разработан. То есть, руководство страны решило отказаться от старого механизма получения средств еще до того, как был создан новый… Это все равно как если бы США решили не увеличивать потолок внешнего долга, а Барак Обама потребовал бы от правительства привлечь больше прямых инвестиций. То есть, вместо плавного перехода к затягиванию поясов, сделать это сразу, понадеявшись на расторопность чиновников. Нет сомнений, что в этом случае в США, да и в любой другой стране, наступил бы тот самый Армагеддон. Американцы это поняли и предусмотрели переходный период перед сокращением внешних заимствований.  

    В Беларуси поступили по-своему. Более того, вместо того, чтобы, отказавшись от приватизации, туже затянуть пояса, в конце 2010 года в стране была увеличена заработная плата, а Нацбанк начал наращивать кредитную поддержку экономики. Таким образом, 27 сентября 2010 года в Беларуси был запущен процесс, который и привел к текущему валютному кризису. Хотя, конечно, то, что происходит сейчас в Беларуси, вряд ли можно назвать Армагеддоном – масштаб проблем у нас все-таки намного меньший. 

    Инвестиции «не пошли»

    В начале 2011 года выяснилось, что деньги в Беларусь не идут. За I квартал в чистом выражении в Беларусь было привлечено прямых иностранных инвестиций на сумму $62,8 млн., то есть около 1% от запланированной на год суммы. Вдобавок начали сказываться последствия увеличения заработной платы в конце 2010 года. И золотовалютные резервы страны начали быстро таять. Оперативно получить валюту за счет новых заимствований и приватизации страна не смогла, потому что к этому не готовилась. Возник разрыв в финансировании дефицита торгового баланса. 

    Но кризиса как такового еще не было! Просто возникла проблема, которую надо было решать. Ее усугубило совещание у Президента Беларуси с членами нового правительства, состоявшееся 25 февраля. На нем Глава государства раскритиковал правительство и Нацбанк за то, что те, «основываясь на непонятных теориях свободного рынка», раздают зарабатываемую некоторыми предприятиями валюту «кому попало: иди на биржу, бери сколько хочешь, обменивай»... Президент потребовал ограничить продажу валюты импортерам. И когда Нацбанк начал выполнять это поручение, валютный кризис вспыхнул по-настоящему. Дальнейший ход событий хорошо всем известен. В конце концов, Нацбанк прекратил продажу валюты из резервов на бирже. В результате проблемы из сферы золотовалютных резервов и внешнего долга переместились в банки и реальный сектор.

    Решение прекратить продажу валюты из резервов было вызвано, по-видимому, недооценкой серьезности проблем, с которыми столкнулась страна. Ведь резервы и нужны как раз для того, чтобы поддерживать экономику в критические моменты. Сейчас и есть как раз такой момент, поэтому накопления надо было тратить, одновременно «охлаждая» экономику – снижая темпы роста ВВП и устраняя тем самым причину потери резервов. Именно так принято действовать в подобных ситуациях во всем мире, но Беларусь мировой опыт не учла.   

    Назад в будущее?

    Можно сказать, что в нашей стране сейчас происходит «жесткая посадка» экономики. Девальвация рубля отчасти может решить проблему с платежным балансом, но не до конца. В результате ослабления рубля упадет покупательная способность населения и предприятий, что теоретически должно привести к сокращению импорта и росту экспорта. Но сокращение покупательной способности предприятий одновременно означает снижение объемов производства и ВВП в целом. Оно может оказаться довольно  значительным, так как именно предприятия формируют основную часть отрицательного сальдо внешней торговли Беларуси. 

    Так, отрицательное сальдо торговли потребительскими товарами за январь-февраль 2011 года составило минус $0,134 млрд., а промежуточными – минус $1,864 млрд. То есть, доля потребительских товаров в «минусе» внешней торговли составила всего около 7%. Невелика доля таких товаров и в импорте в целом. Валовой объем импорта потребительских товаров за 2 месяца текущего года составил $1,009 млрд., или 15,9% от всего импорта.

    Таким образом, как ни сокращай потребительский импорт, проблемы отрицательного сальдо это не решит. А значит, стабилизация финансового рынка Беларуси без привлечения новых заимствований или доходов от приватизации возможна только после значительного падения объема производства и ВВП. Должно произойти то, что хорошо известно в мировой практике под названием «жесткая посадка», когда ВВП после бурного искусственного роста резко падает.

    Чтобы понять, насколько глубоким может оказаться падение экономики, стоит вспомнить о том времени, когда Беларусь еще не начала масштабные внешние заимствования. Если мысленно вернуться в 2005 год, когда Беларусь имела положительное сальдо внешней торговли, то можно сделать вывод: если страна прекратит внешние заимствования и откажется от приватизации, стабилизация финансового рынка наступит после того, как уровень доходов населения и ВВП опустятся где-то до уровня 2005 года.

    Конечно, с тех пор в Беларуси построено немало новых производств. Да и мировые цены на продовольствие значительно выросли, что является для нас большим плюсом. Но зато Беларусь практически потеряла всю выгоду от переработки российской нефти! Поэтому уровень 2005 года можно считать адекватной оценкой. А это – средняя зарплата около $250-300 в месяц и ВВП примерно на треть ниже текущего. Это и есть «наш» уровень, который экономика Беларуси обеспечивает без внешней поддержки! Именно так выглядела бы наша жизнь по средствам. Хотя, конечно, это пессимистичная оценка, так как ВВП, пожалуй, снизился бы не на треть, а в несколько меньшей степени. Часть товаров, которые сейчас потребляются жителями Беларуси, наверное, удалось бы реализовать на внешних рынках. Но падение ВВП даже на 10-20% – это «больно»!

    Два пути

    Чтобы этого не произошло, необходимо возвращаться к практике внешних заимствований и приватизации, быстро создавая работающий, а не воображаемый, как сейчас, механизм привлечения инвестиций. Однако тут существует серьезная проблема, связанная с тем, что правительство Беларуси, похоже, недооценивает связь роста ВВП и финансового состояния страны.

    На состоявшемся 15 апреля совещании у Президента Беларуси о текущих вопросах социально-экономического развития страны отмечалось, что в стране сложилась парадоксальная ситуация, когда рост ВВП за год составил рекордные 11%, рост промышленного производства – 12%, а валюты в стране все равно не хватает. Однако никакого парадокса между ростом ВВП и дефицитом валюты нет. Более того, рост ВВП является, пожалуй, главной причиной валютного дефицита, так как именно увеличение производства привело к росту импорта промежуточных товаров: чем больше мы производим, тем больше отрицательное сальдо! Что касается увеличения стоимости энергоносителей, то это, конечно, ухудшило состояние внешней торговли, но это – далеко не главная причина потери золотовалютных резервов.  

    К дефициту валюты в начале 2011 года привело множество факторов, но дело даже не в них, так как они носили рабочий характер. Для того и существуют золотовалютные резервы и стратегическое планирование развития экономики, чтобы подобные факторы она переживала без стрессов. В настоящее время стабилизировать валютный рынок в сложившихся условиях, по-видимому, можно только при сокращении ВВП. Если этого не сделать, все новые заимствования будут быстро потрачены. Рост ВВП будет порождать постоянное давление на рубль (безотносительно к тому, на эмиссионной основе или нет будет осуществляться финансирование роста).

    Дальнейшее отсутствие у чиновников понимания различий между причинами и условиями потери резервов чревато весьма неприятными последствиями. К 2005 году можно прийти двумя дорогами – постепенным ослаблением экономики, как бы со стороны 2010 года, и путем 90-х годов прошлого века, снова пройдя через гиперинфляцию и девальвацию белорусского рубля в несколько раз. Последнее как раз и может произойти, если правительство попробует после девальвации рубля сохранить рост ВВП. Для этого потребуется обеспечить предприятия дополнительным финансированием, что приведет к росту инфляции и необходимости новой девальвации. Это мы уже проходили в 1991-2000 годах.  

    Чтобы этого избежать, необходимо смириться с падением не только доходов населения, но и ВВП. А чтобы не допустить ни того, ни другого, надо действовать как США – продолжать заимствования, продавать собственность и проводить структурные реформы в целях достижения положительного сальдо внешней торговли в 2014-2015 годах. После чего начать расплачиваться по долгам.  

    Опыт 1990-х

    Надеяться, конечно, надо на лучшее, ну а готовиться, как водится, следует к худшему. Наряду с негативными моментами, которые несет возможное возращение экономики Беларуси в 2005 год, есть и позитивные моменты. Среди них, наверное, самый привлекательный – падение цен на недвижимость. После снижения доходов населения до $250 в месяц спрос на недвижимость просто обвалится. За ним упадут и цены. Причем довольно значительно. Конечно, $10 тыс. за однокомнатную квартиру в Минске, как в начале столетия, мы вряд ли увидим, но падение цен вдвое – например, до $20-25 тыс. вполне возможно. Риэлторы и застройщики, разумеется, будут удерживать цены, но это им вряд ли удастся. Сократить объемы строительства в разы так же не получится. Кроме того, за последние 5 лет в Беларуси построено огромное количество домов и квартир, притом что численность населения сократилась примерно на 100 тыс. человек.

    Вновь появятся «челноки», хотя трудно сказать, положительный или отрицательный это феномен. С одной стороны, население оказывается самозанятым, но с другой – государству это ничего не даст. Еще один плюс в том, что Беларуси станет легче привлекать иностранные инвестиции ввиду подешевевшей рабочей силы.

    Хотя иностранные инвестиции – вопрос интересный. На заседании Совмина 22 апреля 2011 года министр экономики Николай Снопков сообщил, что в госреестре зарегистрировано 48 договоров с иностранными инвесторами на сумму $4,3 млрд., а с резидентами страны – 488 договоров на сумму, эквивалентную $9,6 млрд. Но проблема в том, что суммы этих инвестиций после проведения девальвации могут существенно снизиться. Действительно, рабочая сила в Беларуси подешевела, стройматериалы и многое другое – тоже. То есть инвесторы могут реализовать свои проекты с гораздо меньшими затратами! Возможно, поэтому они и не спешили вкладывать деньги в начале 2011-го?

    Что является плюсом для инвесторов, то для нашей страны – минус. Так что девальвация рубля может обойтись нам потерей нескольких миллиардов долларов иностранных инвестиций. Крепкая валюта имеет свои преимущества, среди которых – возможность привлекать инвестиции на более выгодных условиях.  

     

    Вместо резюме

    У Беларуси в настоящее время есть несколько вариантов дальнейшего пути.

    Первый – оптимистичный, который соответствует планам правительства, на начало этого года: страна привлекает прямые иностранные инвестиции в объеме $6,5 млрд., за счет чего финансирует экономический рост и подъем зарплат. Но будем реалистами: шансов на его выполнение очень мало, это – мечты!

    Второй – более реалистичный: страна привлекает новые внешние заимствования и получает средства от приватизации. При этом всю полученную валюту продает для оплаты импорта. В принципе, правительство и Нацбанк, похоже, хотят пойти именно этим путем: одолжить $3 млрд. у России и ЕврАЗЭС, что-то продать, чтобы протянуть до того времени, когда заработают другие механизмы привлечения инвестиций. В этом случае удастся сохранить небольшой рост ВВП и зарплату на уровне $350-400. Но это путь, о котором пока идут только разговоры, а реализуется, к сожалению, совсем иная возможная реальность.

    Третий – это путь, по которому страна в самом деле движется. А именно: руководство стремится одалживать и приватизировать поменьше, стараясь не расходовать, а наращивать резервы. Это может привести к снижению ВВП и падению зарплат ниже уровня в $300 (в зависимости от того, сколько средств удастся одолжить и потратить на поддержку рынка). К сожалению, в рамках этого варианта есть две альтернативы: плохая и еще более плохая. Если правительство откажется от финансирования роста ВВП, то стране удастся сохранить относительную финансовую стабильность. А вот если будет принято решение поддержать ВВП посредством эмиссионного или любого другого финансирования, то нас ждет возвращение даже не в 2005-й, а в «лихие» 90-е годы прошлого века, как говорится, со всеми вытекающими: гиперинфляцией и постоянным ослаблением рубля.

    Деловые и бизнес новости
    • Виталий, гость

      7 Июл 10:28

      Четвертый вариант: армагедончик

    Добавить комментарий

    Календарь бизнес событий
    • выставки
    • презентации

    © Издательство «Дело (Восток+Запад)».

    Все права защищены.

    При использовании материалов активная индексируемая ссылка на www.delo.by обязательна.

    ISSN DELO (online) 1608-1404

    220004, Минск, пр. Победителей, 11

    email: delo@delo.by