Delo.by,

    Комментарии 19 Июн 2014 11:26

    Замереть… и прирасти

    Курс белорусского рубля давно перестал восприниматься как исключительно экономическая категория. Сейчас это, скорее, социальный показатель изменения уровня жизни, а также важнейший индикатор динамики макроэкономических процессов

    Игорь Велентей,
    специально для «Дела»

    С изменением валютного курса на бытовом уровне связывают все инфляционные ожидания, а прогнозы на этот счет выступают вместо реальных, но малопонятных многим обывателям темпов экономического роста и динамики сальдо платежного баланса. Валютный курс уже давно стал основным мерилом реальных доходов населения. При этом даже базовые академические знания в области экономической теории, касающиеся основных механизмов курсообразования и факторов, влияющих на формирование обменных курсов, как правило, остаются за скобками повседневных интересов экономически активного большинства.

    Высшее руководство страны часто использует инвалютные эквиваленты для приведения экономических показателей в сопоставимые условия и демонстрации результативности экономических процессов. Но в то же время оно всячески порицает ту часть белорусского общества, которая не только положила валютный курс в основу собственных методов экономического анализа, но и сделала его способом осуществления сбережений.

    В результате сложившихся условий валютный курс в Беларуси стал значимым инструментом социально-экономической пропаганды, а также важным фактором информационной борьбы. Осуществляемая Национальным банком политика курсообразования создает условия для управления общественным мнением, а удержание контроля над белорусским рублем относится к важнейшим приоритетам государственной экономической политики в контексте обеспечения социально-политической стабильности в 2014 году.

    Норма будет превышена?

    Между тем, обменный курс белорусского рубля в I квартале 2014 года, очевидно, вышел за рамки допустимых значений, предусмотренных основными направлениями экономического развития Республики Беларусь. Напомним, что в 2014 году среднегодовой курс доллара США должен был составить Br9800. Однако уже 13 марта он впервые превысил этот показатель и достиг Br9810 за $1.

    По сравнению с началом 2014 года потеря в стоимости составила 4,6%. При этом Президент Беларуси, выступая 22 апреля 2014-го с ежегодным посланием к белорусскому народу и Национальному собранию, спрогнозировал дальнейшее ослабление рубля.

    «Если мы еще на 5-6% до конца года добавим, то будет нормально», – констатировал он. То есть, суммарно девальвация за 2014 год, по данным белорусского лидера, составит не более 10%, что находится в пределах первоначального прогноза правительства и Нацбанка, а также среднегодового уровня в Br9800 за $1. Что касается скорости ослабления рубля до конца года, то, как пообещал президент, «обвальной девальвации не будет, чего бы нам это ни стоило».

    Но для этого во II-IV кварталах 2014 года рубль должен замедлить темпы снижения или даже, наоборот, несколько укрепиться.

    Оптимизм не оправдан

    Ситуация на валютном рынке Беларуси и динамика белорусского рубля будут определяться совокупным воздействием трех основных факторов: во-первых, состоянием золотовалютных резервов и внешнего государственного долга; во-вторых, потенциальной возможностью «импорта» девальвации; в-третьих – динамикой экспорта отечественных товаров, работ, услуг и в целом состоянием сальдо платежного баланса.

    И сложившиеся макроэкономические условия не в полной мере подтверждают оптимизм властей.

    В частности, по предварительным данным Нацбанка по итогам марта 2014 года золотовалютные резервы Республики Беларусь (ЗВР) сократились на $428,5 млн. и на 1 апреля составили $5,7 млрд. С начала года снижение составило $936 млн., или 14,1%. Эксперты уже отметили, что уровень резервных активов Беларуси по итогам Iквартала 2014-го является самым низким с ноября кризисного 2011 года. Напомним, из-за значительных платежей по внешнему госдолгу и ухудшения результатов внешней торговли в 2013 году золотовалютные резервы Беларуси снизились с $8,1 млрд. до $6,7 млрд.

    Между тем, золотовалютные резервы являются тем «стратегическим запасом», который экономические власти любой страны могут расходовать в рамках оперативного реагирования на необходимое поддержание курса национальной валюты. Так, например, Банк России в конце января 2014 года ежедневно тратил до $1 млрд. для поддержания курса российского рубля перед тем, как было принято решение об отправке курса этой валюты в «свободное плавание».

    Очевидно, что с имеющимся уровнем резервных активов власти при наступлении форс-мажорных обстоятельств для экономики не смогут обеспечить обещанную президентом плавную девальвацию рубля в запланированном коридоре.

    На ситуацию с состоянием резервных активов оказали влияние платежи по погашению и обслуживанию государственного долга. В частности, по данным Минфина, внешний государственный долг Беларуси на 1 марта 2014-го снизился с начала года на $168,6 млн. (на 1,4%) и составил $12,3 млрд. При этом поступления в порядке внешнего финансирования в этом периоде составили $117,5 млн., а платежи по погашению внешнего госдолга в соответствии с наступившими графиками составили $282,2 млн.

    Внутренний долг Беларуси за этот же период вырос на Br391,4 млрд. (на 1,1%) и достиг на 1 марта 2014 года Br36,1 трлн.

    В то же время, как информирует Минфин, за январь-февраль 2014-го на внутреннем рынке были размещены государственные облигации в иностранной валюте для физических лиц на $16,8 млн., для юридических лиц – на $8 млн. Погашено было гособлигаций для юрлиц на $37,5 млн. и Br20,3 млрд.

    Таким образом, если рассматривать внутренний государственный долг с позиции только долговых инструментов, то баланс между заимствованиями и погашениями в январе-феврале 2014 года сформирован отрицательный.

    То есть, всего было погашено внешним и внутренним кредиторам суммарно свыше $320 млн. без учета платежей по обслуживанию, в то время как привлечено лишь около $142 млн. Указанное и является причиной снижения в I квартале 2014 года резервных активов.

    Нужна подпитка

    В настоящее время не вызывает сомнений необходимость в дополнительных источниках пополнения ЗВР, а также в реализации схем по сбалансированию платежного баланса. С этой целью еще в конце минувшего года Минфин Беларуси анонсировал новые заимствования на 2014 год. На фоне пиковой нагрузки по погашению внешних долгов в $3,2 млрд. планировались «как внешние, так и внутренние займы в иностранной валюте», в том числе за счет новых выпусков евробондов на сумму до $800 млн.

    С точки зрения пополнения резервов до безопасного уровня целесообразно рассмотреть два возможных сценария развития событий во II-III кварталах 2014 года. Реализация любого из них в полной мере позволит нарастить резервы и нивелировать пиковые нагрузки по выплатам внешних долгов, сформировать «подушку безопасности» в случае ухудшения ситуации на валютном рынке.

    Первый вариантэтодиверсификация источников для выплат основного долга. Альтернативой привлечению средств на международных рынках ссудных капиталов может стать поступление в страну иностранной валюты в связи с реализацией в 2014 году программы расширенной приватизации государственной собственности.

    Такой сценарий создает основу для того, чтобы расплатиться по внешним долгам, избежав их рефинансирования, когда на погашение долга будут направлены средства, привлеченные путем выпуска новых обязательств (не исключено, что на худших условиях по сравнению с погашаемыми). При этом у правительства существуют все необходимые полномочия по распоряжению государственным имуществом для привлечения в страну иностранных инвестиций. Так, еще в 2013 году Президент заявил, что теоретически может быть продано любое предприятие, при условии, что такая продажа осуществляется по рыночной стоимости и с соблюдением правил проведения приватизации.

    В настоящее время Государственный комитет по имуществу Беларуси уже объявил о подготовке к продаже акций (долей) акционерных (хозяйственных) обществ и предприятий как имущественных комплексов. В числе заявленных 87 предприятий такие «голубые фишки», как ОАО «БАТЭ» (управляющая компания холдинга «Автокомпоненты»), ОАО «Управляющая компания холдинга «Горизонт», ОАО «Авиакомпания Трансавиаэкспорт», ОАО «Мозырский НПЗ». Идет подготовка к проведению нового конкурса по продаже государственной доли в СООО «МТС».

    Второй возможный сценарий предполагает постепенный перевод нерезервных активов в резервные путем выпуска Министерством финансов облигаций в иностранной валюте, ориентированных на банки и иные юрлица, либо своповых операций Нацбанка. Таким образом, технически будет иметь место замещение внешнего долга внутренним.

    С точки зрения перспектив реализации наиболее вероятным представляется именно второй сценарий. Во-первых, в настоящее время инвалютная ликвидность банковской системы представляется достаточно высокой. Это доказывает анализ обменного курса рынка наличной иностранной валюты, отражающий низкую заинтересованность банков в приобретении иностранной валюты у населения.

    Во-вторых, депозиты физлиц в иностранной валюте за январь-март текущего года выросли на 1,7% и составили $7,5 млрд. на начало апреля. При этом существует риск наращивания пассивов банков в иностранной валюте до уровня, несоответствующего показателям банковских активов. Напомним, что возможности для кредитования физических и юридических лиц в иностранной валюте у банков отсутствуют. Поэтому банки с удовольствием воспользуются предоставленной возможностью «пристроить» лишние средства в абсолютно ликвидные государственные ценные бумаги.

    Кроме того, банки активно работают на внешних рынках по привлечению иностранных кредитных линий (ИКЛ). Наглядным примером может служить Банк развития, в конце марта объявивший о привлечении синдицированного кредита* на €130 млн. Нет никаких сомнений, что уже в недалеком будущем эти ресурсы будут конвертированы в белорусские рубли для кредитования отечественного реального сектора, а привлеченная инвалюта окажется в распоряжении Минфина и Нацбанка.

    Тенденция привлечения ИКЛ банками началась с подачи экономических властей, которые вспомнили опыт 2010-2011 гг., когда заимствования за рубежом явились «палочкой-выручалочкой» для Совмина и Нацбанка, так как имеющиеся резервные активы не разрешалось использовать даже для оплаты критического импорта. И в среднесрочной перспективе можно прогнозировать закрепление и рост такой тенденции, в том числе путем вливания российским банками ресурсов в свои белорусские дочки. Дело в том, что в связи с политическими последствиями крымских событий можно прогнозировать отток российского капитала из стран Европы. И, образовавшиеся в российской банковской системе «горячие» деньги, вполне могут быть оказаться на белорусском рынке.

    Парад девальваций

    Наряду с состоянием золотовалютных резервов значимым фактором, который способен влиять на стабильность валютного рынка Беларуси, как уже отмечено ранее, является импорт девальвации. Дело в том, что валютный феномен, связанный с резким обесценением курсов национальных валют в странах-партнерах по Таможенному союзу, а также в Украине, с которой у Беларуси традиционно тесные торговые связи, оказывает существенное давление на валютный рынок Республики Беларусь. Так, с начала года 2014 года Украина девальвировала национальную валюту на 25%, Казахстан – на 19%, Россия – на 12%.

    В таких условиях девальвация белорусского рубля более низкими темпами фактически означает его укрепление по отношению к этим валютам. Это автоматически означает утрату нашими экспортерами преимуществ на рынках этих стран, снижение уровня экспорта, сокращение поступления в страну валютной выручки. Промышленное лобби в правительстве Беларуси уже высказалось за восстановление «статуса кво» – за резкую девальвацию белорусского рубля для повышения конкурентных преимуществ отечественных товаров.

    Вместе с тем, представители Нацбанка заявили, что «регулятор пока не видит смысла менять текущие подходы к курсообразованию белорусского рубля».

    «Политика, которая проводится на сегодняшний день, полностью соответствует нашим фундаментальным факторам, обеспечивает сохранение конкурентоспособности с точки зрения всей экономики, учитывая интересы и экспортеров, и импортеров, а также интересы заемщиков, поскольку у нас значительный объем кредитов экономике выдан в иностранной валюте и какие-то серьезные колебания курса крайне негативно скажутся на таких заемщиках. Поэтому, у нас есть полная возможность продолжать такую политику и мы не видим необходимости ее менять», – говорится в сообщении Нацбанка.

    Несмотря на такой оптимизм, динамика белорусского экспорта не подтверждает наличие возможности по удержанию «занятых позиций» и успешному противостоянию «девальвационному лобби». В частности, по данным Белстата, в январе 2014 года экспорт сократился на 12,5%, в феврале – на 8%. Эксперты отмечают, что сокращение вызвано падением продаж четырех основных видов товаров: нефтепродуктов, тракторов и седельных тягачей, шин и сельхозтехники. Пока еще внешнеторговое сальдо сводится с положительным знаком, однако это происходит не за счет наращивания экспорта, а из-за сокращения импорта.

    Таким образом, на валютном рынке Беларуси сохраняется высокая вероятность реализации макроэкономических рисков, причем со временем они будут только нарастать. И стабильность белорусского рубля до конца 2014 года будет зависеть от способности правительства и Нацбанка справится с постоянно увеличивающимся «девальвационным навесом» с помощью весьма ограниченного набора инструментов.

    *Синдицированный кредит – кредит, предоставляемый заемщику по меньшей мере двумя кредиторами (синдикатом кредиторов), участвующими в данной сделке в определенных долях и в рамках, как правило, единого кредитного соглашения.

    Деловые и бизнес новости
      Добавить комментарий

      Календарь бизнес событий
      • выставки
      • презентации

      © Издательство «Дело (Восток+Запад)».

      Все права защищены.

      При использовании материалов активная индексируемая ссылка на www.delo.by обязательна.

      ISSN DELO (online) 1608-1404

      220004, Минск, пр. Победителей, 11

      email: delo@delo.by