Delo.by,

    Комментарии 4 Апр 2014 15:48

    Показательные выступления в несвободном плавании

    Ослабление курса российского рубля, а также падение украинской гривны и казахстанского тенге повысили риск девальвации и в Беларуси

    Владимир Тарасов,

    специально для «Дела»

    Кризис финансового рынка Беларуси, принявший хроническую форму, в начале 2014 года вошел в новую фазу. Это было вызвано двумя событиями. Во-первых, Президент Беларуси в январе сообщил о развороте своей политики в отношении формирования курса белорусского рубля на 180 градусов по сравнению с той политикой, которая была продекларирована им в 2011 году и, собственно, вызвала кризис. Он объявил, что будет тратить золотовалютные резервы на поддержку курса белорусского рубля и не допустит его девальвацию, хотя раньше заявлял о ведении свободного образования курса.

    Во-вторых, с начала года Россия существенно ослабила свой рубль, а в начале февраля девальвировали свои валюты одни из ближайших партнеров Беларуси – Украина и Казахстан, что предоставило руководству нашей страны удобный повод для проведения девальвации без потери лица, то есть, для изменения политики на противоположную еще раз.

    Пояса затянули ненадолго

    Жить по средствам Беларусь попыталась в начале 2011 года после того, как Президент запретил Нацбанку продавать валюту из резервов на бирже в целях поддержки курса белорусского рубля. А 30 августа 2011 года на совещании по вопросам социально-экономического развития Александром Лукашенко была сформулирована новая политика на валютном рынке.

    «Курс белорусского рубля будет определяться спросом и предложением, как любой товар. – сказал он. – Мы искусственно поддерживать курс не планируем».

    На словах такая политика осуществлялась и в 2013 году. Например, во время встречи с председателем правления Нацбанка Надеждой Ермаковой 19 июля 2013 года Президент сказал следующее: «Мы должны следовать тем курсом, который мы определили. Ни в коем случае ничего искусственно не должны делать: ни удерживать, ни девальвировать, ни национализировать, ни приватизировать. Как мы обещали, тем курсом и должны идти, как шли до сих пор».

    Но идти, как обещали, не получилось. И 21 января 2014 года Президент РБ объявил о новой политике на валютном рынке. Сделано это было, правда, без особого шума, не на совещании с участием представителей Нацбанка и правительства, а на встрече с руководителями некоторых белорусских средств массовой информации. Новая стратегия действий руководства страны на валютном рынке была сформулирована Александром Лукашенко следующим образом: «Будет у нас возможность – мы будем поддерживать стабильность национальной валюты, но не чрезмерно. Нас за это никто не упрекнет. Все государства это делают».

    Президент также сообщил, что к девальвации его подталкивали простые люди, предприятия, финансисты и экономисты, в том числе «и многие члены правительства, если не все». Но Президент не стал слушать эти просьбы, а обратился к независимым специалистам, чтобы просчитать последствия одномоментной девальвации национальной валюты. Те же «в один голос заявили, что пользы никакой не будет, государство в итоге, народ и предприятия сядут в яму».

    «Это подтвердило мои мысли. Я сделал все для того, чтобы не было девальвации национальной валюты»,– объяснил свои действия Александр Лукашенко.

    Впрочем, отметил Президент, частичная девальвация в 2013 году все же имела место.

    «По доллару мы больше 10% девальвировались за год постепенно, по корзине валют – доллар, евро и российский рубль – чуть больше 9%. То есть, при такой экономике, которая у нас складывалась, при отрицательном показателе сальдо по торговле, мы за национальную валюту, уцепившись двумя руками, не держались, мы ее девальвировали. Но девальвировали плавно», – сказал он.

    Александр Лукашенко также подчеркнул, что для поддержки рубля он готов тратить не только имеющиеся резервы, но и средства из новых кредитов: «У нас сегодня достаточно золотовалютных резервов, мы еще в ближайшее время получим для подкрепления золотовалютных резервов около $1,5 млрд. от Российской Федерации, хорошие кредиты».

    На встрече с руководителями СМИ 21 января Президент не объяснил, почему он решил, что страна должна перестать экономить и снова может жить в долг. Сделал это он через два дня – 23 января в ходе назначения руководителей местных исполнительных органов. Как оказалось, все дело в выборах: страна сейчас переживает серьезный период, предстоят избирательные компании, начиная с выборов в местные советы депутатов и заканчивая Президентскими выборами в 2015 году. Для победы на этих выборах и требуется относительная стабильность курса рубля.

    Как бы то ни было, после сокращения валового внешнего долга Беларуси в 2012 году, в 2013-м он снова начал расти. И по данным платежного баланса РБ за три квартала 2014 года, подготовленным Нацбанком РБ, долг достиг $37,1 млрд. Рост только за этот период составил $3,3 млрд., тогда как в 2012 году долг сократился на $0,26 млрд.

    Российский рубль «плывет» иначе

    Как бы то ни было, ожидаемой девальвации в начале 2014 года не произошло: в конце декабря правительство Беларуси получило первые $440 млн. в счет обещанных Россией $2 млрд., и ситуация на валютном рынке Беларуси в январе стабилизировалась.  Спрос на иностранную валюту со стороны населения резко сократился, и физические лица продали в январе иностранной валюты на $74,5 млн. больше, чем купили. Более того, в надежде заработать на высоких ставках по рублевым кредитам физические лица за январь увеличили свои срочные депозиты на Br3 трлн. (13%).

    Но в феврале обстановка на валютном рынке вновь изменилась в худшую сторону. Произошло это в связи с существенным ослаблением российского рубля по отношению к доллару США, а также с девальвацией с 7 февраля украинской гривны на 8,9%, а с 11 февраля – казахстанского тенге на 19%.

    В связи с этим у руководства Беларуси возник удобный повод для нового изменения своей политики на валютном рынке и проведения девальвации. Действительно, если 21 января Президент Беларуси говорил, что все страны поддерживают свои валюты, то теперь он может с полным правом сказать, что все страны девальвируют свои валюты. Однако действия руководства России, Украины и Казахстана на самом деле не дают достаточных оснований для девальвации рубля Беларусью.

    Начнем с России. В 2013 году российский рубль ослабел по отношению к доллару США на 7%, а за полтора месяца 2014 года снизился еще примерно на 8%.

    В то же время белорусский рубль ослабел по отношению к доллару в 2013 году на 11,1%, а за полтора месяца 2014 года – примерно на 2%. В номинальном выражении курс белорусского рубля снизился по отношению к доллару за прошедшие год и полтора месяца примерно на 13% против 15% в России.

    Однако надо учитывать, что инфляция в России намного ниже, чем в Беларуси. В 2013 году цены в нашей стране выросли на 16,5%, тогда как в России – всего на 6,5%. Таким образом, цены на белорусские товары и услуги в среднем выросли значительнее, чем в России, что снизило конкурентоспособность белорусских предприятий. Однако основной «вклад» в инфляцию в РБ внесли цены на услуги, тогда как продовольственные и непродовольственные товары подорожали в меньшей степени – на 13,4% и 7,6% соответственно. Это значит, что удорожание белорусских товаров по отношению к российским составило всего несколько процентов и не носило какого-то критического характера.

    Надо учитывать и то, что в ближайшие месяцы возможно укрепление курса российского рубля, так как его ослабление в текущем году носит отчасти спекулятивный характер на фоне бездействия Центробанка России. Впрочем, тенденция к ослаблению российского рубля, по-видимому, сохранится, несмотря на значительные доходы страны от экспорта, так как правительство и Нацбанк России не хотят осуществлять необходимые для подъема экономики страны реформы и предпочитают увеличивать рублевые доходы бюджета посредством ослабления рубля.

    Таким образом, потери Беларуси от некоторого снижения конкурентоспособности белорусских товаров в России могут быть компенсированы посредством плавного снижения курса белорусского рубля к доллару, что сейчас и происходит.

    В Казахстане – конкурентная девальвация

    Примерно так же обстоят дела и в Казахстане. Девальвация тенге оказалась неожиданной, так как состояние финансов Казахстана – вполне благополучное. Его золотовалютные резервы, включающие резервы Национального банка и активы Национального фонда, куда стекаются сверхдоходы от продажи нефти, в 2013 году увеличились на 10,5% и достигли $95,2 млрд. Положительное сальдо внешнеторгового баланса Казахстана в 2013 году сократилось на 30%, но осталось весьма впечатляющим – $33,6 млрд.

    С начала 2009 года Национальный банк Казахстана удерживал

    курс тенге в пределах 145-155 тенге/доллар, а с 11 февраля ввел новый коридор – 185 тенге/доллар плюс-минус 3 тенге. Таким образом, после девальвации в Казахстане снова устанавливается фактически фиксированный курс.

    Девальвация тенге была обоснована необходимостью восстановления внешней конкурентоспособности обменного курса, внешнеторгового баланса экономики Казахстана, а также для поддержания конкурентоспособности отечественных производителей, работающих на экспорт и в сфере импортозамещения. При этом в Нацбанке Казахстана отметили ослабление российского рубля примерно на 15%, в то время как тенге подешевел по отношению к доллару примерно на 3% в 2013 году и на1,5% за январь-начало февраля 2014 года.

    Таким образом, российский рубль подешевел за рассматриваемый период по отношению к доллару на 15%, тогда как тенге – на 4,5%. Действительно, дисбаланс налицо, учитывая то, что инфляция в России и Казахстане сопоставимы. То есть, Казахстан провел так называемую конкурентную девальвацию, когда страны ослабляют свои валюты друг за другом.

    Но девальвация тенге на 19% указывает на то, что она совершена со значительным запасом, возможно, в расчете на то, что российский рубль будет слабеть и дальше, тогда как в Казахстане вновь устанавливается практически фиксированный курс, меняющийся в незначительных объемах.

    Неприятно, но не фатально

    Девальвация тенге позволяет Казахстану улучшить позиции своих производителей относительно белорусских, но влияние этого на внешнюю торговлю Беларуси не является критичным.

    По данным Национального статистического комитета РБ, в 2013 году  экспорт товаров из Беларуси  в Казахстан увеличился на 7,6%, достигнув $868,2 млн. А импорт снизился на 30,8% – до $82,3 млн. В результате сальдо внешней торговли Беларуси с Казахстаном выросло с $687,9 млн. в 2012 году до $785,9 млн. в 2013-м. То есть, в прошлом году имел место негативный для Казахстана процесс. Девальвацию тенге можно рассматривать как реакцию на этот процесс, который наблюдается также и в торговле Казахстана с другими странами. Но это означает, что девальвировать белорусский рубль нет смысла, так как в случае девальвации тенге речь идет, скорее, не о стремлении Казахстана получить преимущество, а о желании снизить преимущество Беларуси.

    Кроме того, нужно иметь в виду, что курс белорусского рубля постепенно слабеет, тогда как в Казахстане тенге теперь будет фактически стабильным. Это значит, что полученное преимущество у казахстанских товаров будет постепенно снижаться.

    Что касается девальвации украинской гривны, то она сравнительно небольшая, поэтому серьезного влияния на торговлю Беларуси и Украины оказать не должна. К тому же, Национальный банк Украины теперь собирается сдерживать курс гривны от дальнейшего снижения, то есть, возникший дисбаланс между белорусским рублем и гривной можно, в принципе, постепенно сгладить за счет ослабления рубля по отношению к доллару.

    Таким образом, какого-то фатального ухудшения условий для внешней торговли Беларуси в результате дружного ослабления валют России, Украины и Казахстана по отношению к доллару не произошло. А значит, необходимость резкой девальвации рубля в связи с этим не возникает.

    Тем не менее, риск девальвации белорусского рубля вырос, так как ситуация для осуществления такой меры удобная и необходимость в этом имеется.

    Дело в том, что независимые специалисты Президента Беларуси, которых он опрашивал по поводу целесообразности девальвации, похоже, не сообщили ему, что в Беларуси все-таки потребность в ней есть. Дело в том, что для устранения дисбаланса между притоком и оттоком валюты, необходимо снизить заработную плату в долларовом и реальном выражении примерно на 20%. Пока же Беларусь стремительно теряет золотовалютные резервы: в январе 2014 года, по предварительным данным, они сократились на $427,7 млн. и на 1 февраля 2014 года составили $6223,2 млн.

    Резюме: новая политика сохранится

    В 2013 году в Беларуси введена новая политика на валютном рынке, которая заключается в том, что Национальный банк тратит золотовалютные резервы на поддержку курса белорусского рубля, а правительство для этого осуществляет новые заимствования за рубежом – страна снова начала жить в долг.

    Причина изменения заключается в необходимости обеспечения стабильности финансового рынка и сложившегося уровня доходов населения в ходе выборных компаний 2014-2015 годов.

    В то же время, ослабление российского рубля, гривны и тенге по отношению к доллару США дает повод руководству Беларуси для разовой девальвации белорусского рубля, чем оно может воспользоваться. Хотя необходимости в этом нет и можно обойтись плавным снижением курса рубля к доллару.

    Независимо от того, будет осуществлена в ближайшее время разовая девальвация белорусского рубля или нет, можно ожидать, что до завершения выборов Президента РБ в 2015 году в стране продолжится политика наращивания внешнего долга для того, чтобы поддерживать рубль в целях сохранения относительно высокого уровня доходов населения. А после выборов вполне вероятно новое затягивание поясов.

    Деловые и бизнес новости
      Добавить комментарий

      Календарь бизнес событий
      • выставки
      • презентации

      © Издательство «Дело (Восток+Запад)».

      Все права защищены.

      При использовании материалов активная индексируемая ссылка на www.delo.by обязательна.

      ISSN DELO (online) 1608-1404

      220004, Минск, пр. Победителей, 11

      email: delo@delo.by