DELO.BY, администратор журнала "Дело"

    Комментарии 19 Ноя 2011 12:51

    От «большого скачка» к большому переделу

    Лидерами по темпам роста доходов в Беларуси являются экспортеры и сырьевая сфера. Чем это чревато для экономики?

    2011 год стал в Беларуси временем перераспределения доходов между отраслями экономики и слоями населения страны. В лидеры по доходам выходят экспортеры, банковский сектор и IT-сфера, а бюджетникам впервые за последние годы приходится потуже затягивать пояса. При этом увеличиваются разрывы в области оплаты труда, что может стать причиной серьезных экономических дисбалансов и социальной напряженности. Подобных тем, которые мы проходили в «лихие 90-е».

    «Наш рулевой»

    В прошлом десятилетии Беларусь была страной с квинтильными коэффициентами* на уровне Австрии и благополучных в социальном плане стран Северной Европы. Этим мы резко отличались, например, от США и России, где разрыв в доходах 20% самых богатых и 20% самых бедных семей достигал 14-кратной величины. Действительно, уровень социального неравенства в нашей стране в целом невелик. Причин тому много, и одна из них – отсутствие разрывов в части собственности. Несостоявшийся «распил» госактивов пока держит разные социальные слои в состоянии примерного равенства.

    Считается, что если разрывы в доходах богатых не превышают достаток бедных более чем в 3-5 раз, то социальная ситуация достаточно устойчива, и в обществе не возникает оснований для передела собственности и перераспределения денежных потоков. Но в конце 2010 года руководство Беларуси попыталось еще больше улучшить положение дел. 500-долларовая зарплата как национальный феномен продержалась всего пару месяцев, а вот экономическая и социальная среда стала резко меняться под действием девальвации и «подталкивающей» ее инфляции.

    Кажущиеся чисто техническими процессами, девальвация и курсовые колебания на самом деле скрывали появление совершенно новых правил «экономической игры». Ведь само по себе изменение курсовой стоимости национальной валюты может достаточно долго не восприниматься как опасность. Например, в Германии падение курса евро по отношению к доллару не ведет к автоматическому снижению доходов населения. Просто могут измениться условия торговли, и эти изменения, скорее, заметят туристы из США, чем местные жители. Или, к примеру, европейцы вдруг увидят новые ценники на американские или японские автомобили. 

    Но в нашей стране курс доллара – это «путеводная звезда»! Наш «рулевой» и мера стоимости всего сущего. Сначала в течение всего одного 2010 года заработная плата в Беларуси увеличилась с $330 до $500. Американцы проходили этот путь девять долгих лет! Поэтому признать такой «большой скачок» экономически оправданным вряд ли можно. Вполне логично, что в 2011 году маховик начал раскручиваться в обратном направлении – с $500 до нынешних $200. Возникает закономерный вопрос: что же это было? Мой диагноз таков: ни что иное, как проявление субъективного экономического иррационализма.

     

    Таблица 1. Структура доходов в Беларуси в 2010-2011гг.

     

     

    Январь-август
    2011 г.,
    Brмлрд.

    В % к итогу

    январь-август
    2011 г.

    январь-август
    2010 г.

    Всего денежных доходов

    92 895,7

    100

    100

    в том числе:

     

     

     

    оплата труда

    60 707,2

    65,3

    62,6

    доходы от предпринимательской и иной деятельности, приносящей доход

    10 465,1

    11,3

    12,3

    трансферты населению
    (пенсии и пособия, стипендии и другие трансферты населению)

    18 402,1

    19,8

    20,9

    доходы от собственности
    (проценты по депозитам, дивиденды и прочие доходы от собственности)

    2 005,9

    2,2

    2,8

    прочие доходы
    (поступления от продажи продукции сельского хозяйства и прочие поступления)

    1 315,4

    1,4

    1,4

     

    «Пролетарский» год

    В статистическом обзоре, обнародованном официальными органами, резких изменений в структуре доходов, по сравнению с предыдущими периодами, почти не просматривается. Статья расходов на оплату труда, увеличившись почти на 3%, принципиально не изменила ситуацию. Ведь реально смогли увеличить зарплаты лишь те субъекты хозяйствования, которые работали на экспорт, – крупные заводы, пищевая промышленность, нефтепереработка и ряд других секторов экономики. Зато зарплаты, скажем, в сфере образования упали ниже плинтуса. Единственное, что любопытно: доходы наемных рабочих росли быстрее, чем у предпринимателей. Этот год вообще можно назвать «пролетарским». Если не принимать в расчет тот факт, что пенсионеры, студенты и работники бюджетной сферы финансирования остались в аутсайдерах.

    С другой стороны, резкие сдвиги курса рубля привели к росту числа непрозрачных сделок, сомнительных операций с валютой и т.д. Бизнес перешел на двойные стандарты, что стало следствием множественности курсов. Именно по этой причине большинство статистических выкладок 2011 года являются неточными, либо, по крайней мере, вариативными.

    Итак, за 8 месяцев населением страны было получено в качестве доходов Br92 895,7 млрд. Причем, по данным официальной статистики, расходы домашних хозяйств в первом полугодии составили 54,4% ВВП. Но на самом делеплюс в 3% выглядит издевательски, если рассматривать общий тренд реальных «зарплатных» доходов граждан. Правда, снизилось потребление со стороны государственных организаций и программ – всего 17,8%. Хотя в первом квартале эта цифра приближалась к 20%.

    Не правда ли: 2011 год получился «странным»? Но еще более странным при ближайшем рассмотрении является 2010-й, когда по всем выкладкам наша заработная плата в долларовом эквиваленте должна была вырасти примерно на 50%. На самом же деле она подвинулась вверх очень скромно – с $330 до $500. Неужели доллар в нашей стране так обесценился? Но в реальности все это время американская денежная единица держалась довольно уверенно, несмотря на апокалипсические предсказания многочисленных политических и экономических противников США!

    В итоге рухнул не доллар, а рубль. А трехкратная девальвация оказалась абсолютно неприемлемой как для политической элиты, так и для населения. Причем продолжающиеся экивоки на мировой кризис лишь уводят нас в сторону от реальных причин экономического шторма, что начался в 2011 году.

    Вместо резюме

    Что в этой ситуации делать бизнесу? Считать, что «потолок» максимальной заработной платы в Br3,534 млн. – это нормально? Но устроит ли $400 в месяц тех, кто привык получать $1000 и более? И как себя поведут работники сферы образования, чьи доходы остановились на отметке Br1,328 млн., что равноценно 154 «у.е». Любопытно, что после всего этого ждет  наше образование? И где в перспективе будут брать кадры горнодобытчики, финансисты, а также компании, работающие в IT-сфере? Ведь их доходы в 3 и более раз превышают зарплаты педагогов.

    Такое вот странное получается у нас движение к «экономике знаний». Скорее, мы по-прежнему остаемся в рамках социально-ориентированной экономики. Причем ущербной, поскольку она «социально ориентирована» на сырьевые отрасли, банки и институты финансового посредничества. Все это – печальный результат монетарного тупика, в который мы загнали страну в 2011 году.

    Ясно, что политической элите придется сделать из этого выводы. Одновременно стоит задуматься и бизнесу. Во-первых, как в этой ситуации сберечь пока еще имеющийся кадровый потенциал. Во-вторых, искать свою нишу в экспортоориентированной экономике либо концентрироваться на обслуживании тех сегментов экономики, которые сейчас «на коне» и являются устойчиво платежеспособными.

     

    *Квинтильный коэффициент – соотношение доходов 20% наиболее богатого населения и 20% наиболее бедного.

    Деловые и бизнес новости
      Добавить комментарий

      Календарь бизнес событий
      • выставки
      • презентации

      © Издательство «Дело (Восток+Запад)».

      Все права защищены.

      При использовании материалов активная индексируемая ссылка на www.delo.by обязательна.

      ISSN DELO (online) 1608-1404

      220004, Минск, пр. Победителей, 11

      email: delo@delo.by