DELO.BY, администратор журнала "Дело"

    Комментарии 16 Окт 2011 14:33

    Горькое похмелье

    На кредитном рынке наступил период дорогих и «коротких» денег. Чем он обернется?

    В течение нескольких предыдущих лет в Беларуси наблюдался настоящий кредитный бум. С 2008 по 2010 год требования банков к экономике увеличились с Br16 трлн. до Br26,5 трлн., а по итогам 2011-го этот показатель должен возрасти еще на 20-25% и составить порядка 58% валового внутреннего продукта страны!

    Такая высокая закредитованность – плохой сигнал для экономики в целом, которая в случае сокращения объемов заимствований столкнется с инвестиционным голодом, а также для банков – поскольку вместе с объемом кредитного портфеля они увеличивают свои риски. Эти риски особенно велики по причине большой доли в выданных кредитах так называемого эмиссионного кредитования – т.е. денег, не обеспеченных товарной массой или источниками свободно конвертируемой валюты. С первым следствием этого процесса страна уже столкнулась, когда обвалился белорусский рубль. Сейчас горькое похмелье после обильных кредитных «возлияний» ожидает банки и реальный сектор.

    За чей счет банкет?

    По данным Нацбанка, за первые шесть месяцев 2011 года объем долгосрочных кредитов, выданных банками в Беларуси, увеличился на 32,6%, а краткосрочных – на 26,15%. В целом долгосрочные кредиты составляют сейчас 75,9% кредитного портфеля банков, что на 1,8% больше, чем в 2010-м.
    Растущие кредитные риски в Беларуси неоднократно отмечали международные финансовые организации и рейтинговые агентства. В последнем страновом обзоре Международного валютного фонда (МВФ) по итогам 1-го полугодия текущего года говорится, что банковская система Беларуси может столкнуться с системным кризисом вслед за реальным сектором экономики.

    Причин, по мнению аналитиков МВФ, здесь несколько.

    Во-первых,серьезно увеличился риск ликвидности, «так как вклады населения в иностранной валюте сократились за четырехмесячный период по 1 июля 2011г. на 26%». А ведь, строго говоря, собственной валюты, исключая обязательные резервы и небольшие «заначки» на черный день, у банков нет! До сих пор основными источниками СКВ для них являлись вклады населения и юрлиц, а также кредитные линии, открытые материнскими структурами иностранных банков либо международными финансовыми организациями. Но с началом валютного кризиса рейтинг отечественной банковской системы пошел вниз, и получить финансирование за рубежом банкам становится все сложнее. Материнские банки в последнее время тоже неохотно рефинансируют белорусских «дочек», поскольку ситуация на валютном рынке страны по-прежнему нестабильна.

    Во-вторых,по данным того же МВФ, во 2-4 кварталах 2011 года, белорусские банки должны выплатить внешним кредиторам $3,9 млрд. И вообще – более половины всех внешних обязательств отечественной банковской системы составляет краткосрочный долг. Это весьма опасно, поскольку в текущей экономической ситуации кредиторы не особенно хотят пролонгировать или рефинансировать такие займы. Конечно, белорусские банки вполне в состоянии погасить эти обязательства – на бумаге все они вроде бы находятся в «длинной» валютной позиции. Вот только большая часть их валютных активов – это обязательства Нацбанка. А по оценкам МВФ, совокупные требования коммерческих банков к главному банку страны превышают валовые валютные резервы страны! Так что, в случае серьезных осложнений банковская система вполне может столкнуться с дефицитом валютной ликвидности.

    В-третьих,весьма значительную часть банковских пассивов до недавнего времени составляли эмиссионные ресурсы, которые поступали в банки, как правило, под финансирование разнообразных госпрограмм и с целью капитализации крупнейших госбанков. Так, в 2010 году пассивы коммерческих госбанков были увеличены за счет средств Нацбанка на Br19,5 трлн. Теперь, по словам экспертов «Дела», финансирование госпрограмм сведено к минимуму.

    – Речь, прежде всего, идет о сворачивании льготного кредитования жилья, которое произошло в первый летний месяц, – говорит экономист Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра (BEROC) Дмитрий Крук. – Такое ощущение, что правительство стремится найти какой-то баланс. С одной стороны, не допустить обвала финансирования инвестпроектов, для которых банковские кредиты выступают основным источником ресурсов, а с другой – не навешивать на банки новые риски. Поэтому можно ожидать плавного снижения объемов кредитования.

    Есть и еще один неприятный нюанс: после серии девальваций (то, что очередная «корректировка» курса не за горами – практически факт) капитализация многих банков в пересчете на СКВ упала до опасного уровня. Только рекапитализация госбанков, как считают в МВФ, обойдется правительству в Br3-9 трлн. А это – 1-3% ВВП!

     

    Дорого и мало

    Что из всего этого следует? Прежде всего, то, что кредитных ресурсов у банков стало меньше как в рублях, так и в валюте. Особенно после того, как Нацбанк начал активно связывать рублевую массу. Кроме того, эти ресурсы стали значительно дороже. Только за первое полугодие средняя процентная ставка по рублевым кредитам выросла более чем на 8% (см. Таблицу 1). А в третьем квартале – начала расти стремительными темпами.

    – В связи с дефицитом валюты и неопределенностью курса доллара многие клиенты перешли на кредитование в рублях, – поясняет начальник Управления финансирования малого бизнеса ЗАО «МТБанк» Дмитрий Истомин. – Но если в начале года средняя процентная ставка по таким кредитам была довольно адекватной – порядка 16% годовых, то в сентябре кредит под 35% считался хорошим условием.

    Следствием стало сокращение объемов кредитования, как в рублях (см. Таблицу 2), так и в валюте. Что касается валютных активов банков, то их уменьшение стало особенно заметным во втором квартале текущего года. В первом – наблюдался прирост примерно на 15%, а начиная с мая, они стали сокращаться на 1-1,5% в месяц. Хотя политика банков на рынке валютного кредитования является довольно противоречивой. Большинство из них просто прекратили выдавать такие кредиты предприятиям, не имеющим валютной выручки. Но некоторые банки (преимущественно – с иностранным капиталом) наоборот, активизировались в этом сегменте и сознательно пошли на риск, чтобы «перетянуть» клиентов, которым отказали в валюте обслуживающие их банки. Пока эта стратегия работает. Но если валюта в стране опять окажется недоступной, она чревата проблемами. А именно – риском невозврата таких кредитов. Правда, доля валютных кредитов в целом по банковской системе невелика – чуть больше 22%.

    Спрос на кредитные ресурсы, конечно, тоже «просел». Но, по словам банкиров, это связано не столько с увеличением процентных ставок, сколько с сокращением деловой активности в целом. Многие экспортеры неплохо себя чувствуют и без кредитов, а импортеры из-за дефицита валюты и общего падения спроса значительно сократили поставки. Как говорит председатель правления ОАО «Белинвестбанк» Александр Рутковский, сейчас банки в первую очередь заинтересованы в заемщиках с валютной выручкой. Именно такие проекты сейчас кредитуются активнее всего. А также – высокомаржинальные краткосрочные сделки и инвестиционные программы, которые находятся в стадии завершения и которые, проще говоря, выгоднее завершить, чем приостановить.

     

    Таблица 1.

    Динамика изменения средней процентной ставки по рублевым кредитам сроком до1 года для юрлиц в марте-июне 2011г, в %

    Март               13,7

    Апрель           16,5

    Май                17,9

    Июнь              21

    Источник: Нацбанк

     

    Таблица2.

    Динамика прироста рублевых активов в банковской системе Беларуси в марте-июне2011г., в %

    Март               4,4

    Апрель           3,9

    Май                7,6

    Июнь              1,1

    Источник: Нацбанк

     

    Что в перспективе?

    Как говорят финансисты, развитие ситуации на рынке кредитования будет во многом зависеть от того, насколько затянется «жесткий курс» правительства в области денежно-кредитной политики. Поэтому теоретически возможными видятся два сценария.

    Первый – продолжение курса Нацбанка на связывание рублевой массы, жесткая кредитно-денежная политика правительства, постепенный переход к рыночному курсу рубля. Возможно – дальнейшее повышение ставки рефинансирования и сохранение политики «дорогих денег». В этом случае рублевые кредиты станут, действительно, неподъемными для значительной части компаний. Но, с другой стороны, нормализация валютного рынка должна сделать более доступным кредитование в валюте. Получат второе дыхание различные инструменты торгового финансирования, корпоративные ценные бумаги и т.п. В этом случае в выигрыше окажутся высокодоходные производства и торговые компании, чья деятельность связана с экспортом, а также любой эффективный бизнес с высокой нормой прибыли. Минус – замораживание многих инвестиционных программ, в том числе в сфере строительства.

    Второй сценарий связан с быстрым возвратом к политике «дешевых денег» сразу после кратковременной стабилизации на валютном рынке. При условии сохранения доступности валюты это означает бурный рост импорта, возобновление инвестиционного кредитования и, фактически, возврат к ситуации конца прошлого – начала нынешнего года. Впрочем, такой сценарий пока видится маловероятным, поскольку он должен поддерживаться либо бурным ростом экспорта и сокращением внешнеторгового сальдо, либо внешними источниками финансирования – новыми заимствованиями и инвестициями, поступлениями от масштабной распродажи госсобственности.

     

    Мнение эксперта

     

    Александр Рутковский, председатель правления ОАО «Белинвестбанк»

    Рост процентных ставок в Беларуси заметен как по рублевым, так и по валютным кредитам. Что касается валютных ресурсов, то они стали дороже для нас на мировом рынке капитала по причине снижения международных кредитных рейтингов для большинства белорусских банков. Кроме того, неопределенность с доступом к валюте для субъектов хозяйствования, которая наблюдалась на рынке в этом году, формировала дополнительные риски, которые банки также вынуждены были закладывать в процентную ставку. В результате в сентябре по валютным кредитам она колебалась в пределах 13-14%. По рублевым кредитам рыночная ставка достигла 35-40%. Но здесь коммерческие банки зависят от действий Национального банка, который значительно ужесточил кредитно-денежную политику.

    Конечно, влияние процентных ставок на реальный сектор экономики, на мой взгляд, не стоит переоценивать. Наш опыт свидетельствует, что спрос на кредитные ресурсы не зависит напрямую от величины процентной ставки, которая занимает совсем небольшую долю в себестоимости продукции. По крайней мере, пока на нашем кредитном портфеле это практически не сказалось. Но, с другой стороны, дальнейшее повышение ставки рефинансирования, на мой взгляд, нецелесообразно. Более того, я бы подумал о ее снижении, поскольку в долгосрочной перспективе неоправданно дорогие ресурсы могут привести к серьезным проблемам в экономике.

    Деловые и бизнес новости
      Добавить комментарий

      Календарь бизнес событий
      • выставки
      • презентации

      © Издательство «Дело (Восток+Запад)».

      Все права защищены.

      При использовании материалов активная индексируемая ссылка на www.delo.by обязательна.

      ISSN DELO (online) 1608-1404

      220004, Минск, пр. Победителей, 11

      email: delo@delo.by