Delo.by,

    Комментарии 14 Авг 2015 10:49

    Операция «конвертация»

    На валютном рынке Беларуси вновь нестабильно: белорусский рубль то стремительно падает, то пытается отвоевать былые высокие позиции

    Владимир Тарасов, специально для «Дела»

     

    Национальный банк с 1 июня текущего года осуществил реформу валютного рынка Беларуси, в результате которой колебания курса белорусского рубля должны увеличиться, создавая благоприятные условия для спекуляций.

    Во-первых, Нацбанк запретил покупку и продажу физическим лицам и предприятиям иностранной валюты на Белорусской валютно-фондовой бирже, за исключением продажи валюты, реализуемой в рамках обязательной продажи 30% валютной выручки.

    Во-вторых, валютные торги на самой бирже начали проводиться в форме непрерывного двойного аукциона, в ходе которого банки получили возможность сами устанавливать цены приобретения и продажи валюты.

    В период закрытия торговой сессии осуществляются сделки в рамках завершения обязательной продажи валюты. В ходе торговой сессии банки имеют возможность подавать заявки на покупку и продажу иностранной валюты на протяжении всего периода проведения торгов, при этом заключение сделок происходит при наличии в торговой системе встречных заявок с удовлетворяющими условиями. По итогам торгового дня рассчитывается средневзвешенный курс рубля, который становится официальным на следующий день.

    Помимо этого, Нацбанк отменил ограничения на объем сделок на внебиржевом рынке,  лимит на проведение юридическими лицами − резидентами РБ − авансовых платежей по импорту за счет иностранной валюты, приобретенной на внутреннем валютном рынке благодаря кредитным ресурсам белорусских банков, а также ограничение на число валютных счетов, открываемых предприятиями в разных банках. Таким образом, Нацбанк обеспечил относительную конкуренцию между банками и свободу предприятиям на внебиржевом рынке, где последние теперь вынуждены покупать валюту у банков на договорных условиях.

    Ставка на доверие

    Причины реформирования валютного рынка Беларуси объяснил сам глава Национального банка Беларуси Павел Каллаур на пресс-конференции 5 мая. Он сказал, что Нацбанк желает сделать свою политику на валютном рынке еще более прозрачной и вызывающей доверие.

    Он также отметил, что Нацбанк сглаживает краткосрочные колебания курса белорусского рубля, минимально используя для этого золотовалютные резервы. По первому кварталу текущего года валютные интервенции Нацбанка были нулевыми, а в апреле интервенции были положительными.

    В сообщении Нацбанка о валютной реформе, сделанном 29 мая, было сказано, что Нацбанк сохраняет за собой право проведения покупки или продажи иностранной валюты в ходе биржевых торгов для недопущения значительных колебаний курса белорусского рубля к корзине иностранных валют. В Нацбанке отметили, что переход к режиму непрерывного двойного аукциона позволит увеличить роль рыночных факторов в формировании курса национальной валюты, а также снизить необходимость участия Нацбанка в биржевых торгах.

    Приказано падать?

    Но важные события на валютном рынке Беларуси произошли еще в середине мая до реформы валютного рынка нашей страны. А именно, завершилась тенденция снижения курса доллара США по отношению к белорусскому рублю. 18 мая курс доллара на торгах Белорусской валютно-фондовой биржи (БВФБ) упал до 14040 BYR/USD, что оказалось минимальным значением в периоде снижения курса, после чего начался примерно четырехнедельный период его роста. Вызвано это было, отчасти, внешним фактором, состоящим в укреплении российского рубля по отношению к доллару США.

    Тем самым Центробанк дал понять рынку, что его не устраивает произошедшее укрепление рубля. Участники рынка намек поняли, и курс доллара США по отношению к российскому рублю начал расти, что привело к росту курса доллара и по отношению к белорусскому рублю.

    Падение остановили интервенции

    Первая неделя торгов на БВФБ по новым правилам показала, что предусмотрительные предприятия, покупавшие валюту на бирже до введения запрета с 1 июня, были правы. Стоимость валютной корзины за первую неделю июня выросла на 0,7%, а средневзвешенный курс доллара по отношению к белорусскому рублю поднялся на 4%.

    Объем торгов 1 июня оказался примерно на треть меньше, чем обычно, и составил с учетом периода закрытия 570 млрд. BYR. На торговой сессии было заключено 53 сделки по доллару, 61 − по российскому рублю, 37 − по евро.

    Рост курса доллара был остановлен только после того, как 8 июня курс последней сделки на бирже достиг 15520 BYR/USD. На следующий день торги проходили довольно странно. Объем торгов достиг максимального значения с момента проведения торгов по новым правилам и составил 1,367 трлн. BYR. Это примерно в 2 раза выше среднего уровня. Корзина валют подорожала на 0,8%, а курс доллара в последней сделке незначительно снизился (до 15500 BYR/USD). 

    Рост объемов торгов при одновременном ослаблении рубля по отношению к валютной корзине кажется очень странным. Такое увеличение указывает, в частности, на рост предложения валюты. А ведь рост предложения валюты должен приводить к снижению стоимости корзины валют. Но она… поднялась! Причем, довольно существенно.

    А это указывает на то, что спрос на иностранную валюту 9 июня был выше предложения. Но тут возникает вопрос, а кто же удовлетворил этот спрос? Ведь основной объем валюты на бирже реализуют предприятия, которые обязаны продавать там 30% своей валютной выручки, и если бы они увеличили предложение, это привело бы к снижению курса валюты, а наблюдался − рост.

    Поэтому кажется естественным предположение о том, что Нацбанк в этот день осуществил валютные интервенции, предотвратив падение курса рубля на еще большую величину, чем это произошло. Впрочем, Нацбанк мог делать интервенции не сам − любой государственный или даже негосударственный банк, в принципе, мог осуществить такую операцию, руководствуясь какими-то своими соображениями.

    На следующий день, в среду 10 июня объем торгов также был выше среднего уровня, хотя и не настолько, как накануне, и составил 1,104 трлн. BYR. Но на этот раз стоимость корзины немного снизилась.

    К сожалению, Нацбанк никак не прокомментировал произошедшие события. Только факт можно считать несомненным: какой-то неизвестный участник валютного рынка Беларуси 9 июня остановил ослабление белорусского рубля на бирже по отношению к корзине валют. Была ли это валютная интервенция или спекулятивная операция, неизвестно, но рост стоимости валютной корзины после этого замедлился, а укрепление курса доллара прекратилось.

    Ситуация на бирже стабилизировалась. За третью неделю торгов после реформирования валютного рынка РБ стоимость корзины валют из доллара, евро и российского рубля выросла на 0,5%. Курс доллара США по отношению к белорусскому рублю при этом снизился (на 0,3% − средневзвешенный и на 0,8% курс в последней сделке). Это ослабление доллара было вызвано падением его курса по отношению к евро и российскому рублю за пределами Беларуси.

    Стабилизировалась и ситуация на рынке наличной валюты. В начале июня после резкого роста курса доллара по отношению к белорусскому рублю население увеличило покупки валюты. Но все-таки снижение курса доллара после 9 июня успокоило людей.

    Рынок стал непрозрачным

    Неожиданным результатом реформ оказалось резкое снижение прозрачности валютного рынка страны. Данные об изменении курса рубля в процессе торгов биржа закрыла. Доступна только отдельная информация: объемы торгов, курсы начала и конца торгов, максимальные и минимальные курсы, а также средневзвешенный курс. Как именно протекают торги − неизвестно. Что касается внебиржевого рынка, где теперь вынуждены покупать валюту предприятия, то официальной информации о том, по каким ценам и в каких объемах там совершались сделки, нет вообще никакой.

    Таким образом, валютный рынок Беларуси фактически ушел «в тень». Подобная непрозрачность внебиржевого рынка чревата крайне негативными последствиями. Банки могут пользоваться этим и продавать валюту предприятиям по завышенным курсам. Предприятия, в принципе, могут пользоваться более выгодными предложениями в других банках, но это не так просто сделать.

    Кроме того, банки могут попытаться воспользоваться возникшими возможностями для спекуляций на валютном рынке, подобно тому, как это делали российские банки в ноябре-декабре 2014 года, когда Центробанк России прекратил осуществление валютных интервенций. Впрочем, в Беларуси подобные масштабные спекуляции невозможны, так как ставки на рынке рублевых кредитов слишком высоки для этого, а Нацбанк явно не будет спокойно наблюдать за этим.

    Есть и другая проблема. Не исключено, что белорусским чиновникам придет в голову идея о том, что государственным предприятиям надо продавать валюту по более низким курсам, а коммерсанты пусть покупают валюту по высоким ценам. Это позволит сдержать рост цен на социально-значимые товары, и сделает невыгодным импорт. Власти страны уже несколько раз пытались реализовать эту идею, но безуспешно. Тем не менее, не исключено, что они решатся попробовать осуществить ее в какой-то мере еще раз, так как непрозрачность внебиржевого рынка этому способствует. Конечно, подобная идея кажется несколько странной, но в условиях Беларуси, экономика которой является экспериментальной, можно ожидать чего угодно.

    Вновь наступаем на старые грабли

    Но это не единственная угроза, которая возникла в связи с осуществленной реформой валютного рынка Беларуси.

    Нацбанк твердо намерен отказаться от использования резервов для поддержки курса рубля, в результате чего колебания курса доллара могут оказаться значительными, что спровоцирует дополнительный рост спроса на валюту со стороны населения. Чтобы остановить этот процесс Нацбанку придется снова повышать ставки по рублевым депозитам и кредитам, так как если он этого не сделает, то возникнет дефицит валюты в обменных пунктах, как это было в конце прошлого − начале текущего года, что будет стимулировать развитие «черного рынка» валюты и окажет дополнительное давление на рубль.

    И так история будет повторяться снова и снова. То есть, повышенная гибкость курса белорусского рубля в условиях отказа от использования золотовалютных резервов для поддержки курса рубля может привести к постоянным колебаниям ставок по рублевым кредитам и депозитам, которые долгое время придется удерживать на сравнительно высоком уровне.

    Но продолжаться долго это не может, так как экономике в таких условиях работать сложно. И для решения проблемы руководство Беларуси может, чего доброго, решить административно ограничить продажу валюты населению.

    Избежать подобного развития событий можно было бы в том  случае, если бы в стране долгое время проводилась жесткая денежно-кредитная политика. Но это сомнительно, так как существует значительная вероятность, что руководство Беларуси откажется от продекларированного намерения жить по средствам и вновь наводнит экономику белорусскими рублями, что приведет к снижению курса рубля.

    Впрочем, пока заработная плата у населения низкая, значительного обвала курса рубля ждать не стоит. Потенциал снижения курса рубля по отношению к корзине после снижения ставок по рублевым кредитам и депозитам до 10-15% годовых можно приблизительно оценить где-то в 20% по отношению к корзине валют. Но это без учета возможного роста объемов финансовой поддержки неэффективных предприятий. Потенциал ослабления нашего рубля к доллару на ближайшие полгода-год выше: до 40% (с учетом возможного укрепления доллара на международном валютном рынке по отношению к евро и российскому рублю).

    Резюме: рубль становится непривлекательным

    В результате реформы валютного рынка Беларуси прозрачность торгов на бирже для банков выросла, тогда как прозрачность валютного рынка в целом снизилась. Курс рубля теперь формируется на основе спроса и предложения не на валютном рынке  страны в целом, а только на части этого рынка, вследствие чего должна вырасти волатильность курса рубля, который стал в меньшей степени отражать состояние экономики Беларуси.

    Из-за закрытости внебиржевого рынка валюты возникла возможность совершения нерыночных договорных сделок между банками и некоторыми их клиентами на внебиржевом рынке.

    Курс белорусского рубля по отношению к корзине валют в ближайшие месяцы должен снижаться. Курс рубля по отношению к доллару будет находиться под влиянием изменения курса доллара по отношению к евро и российскому рублю. В результате по итогам второй половины текущего года доходность долларовых депозитов может даже превысить доходность рублевых.

    Полный вариант статьи читайте в номере журнала "Дело", главная тема которого "Человек Дела 2015"

    Деловые и бизнес новости
      Добавить комментарий

      Календарь бизнес событий
      • выставки
      • презентации

      © Издательство «Дело (Восток+Запад)».

      Все права защищены.

      При использовании материалов активная индексируемая ссылка на www.delo.by обязательна.

      ISSN DELO (online) 1608-1404

      220004, Минск, пр. Победителей, 11

      email: delo@delo.by