DELO.BY, администратор журнала "Дело"

    Комментарии 2 Фев 2011 0:00

    На взгляд «с порога»…

    В 2011 году перспективы частного бизнеса будут зависеть от того, насколько успешно правительству удастся решить макроэкономические проблемы, насколько быстро заработают механизмы Таможенного союза, и насколько полно будет реализована на практике Директива №4.

     

    Для бизнеса макроэкономика – нечто абстрактное, далекое от реального мира прибылей и убытков. Между тем, именно логика развития основных макроэкономических агрегатов и масштабные тренды либо дают импульс развитию конкретных рынков, либо ведут к стагнации. При этом они порой уравнивают шансы и большого, и малого бизнеса, предоставляя карт-бланш последнему.

     

    ВВП проиграл

    зарплатам

    «Большая» экономика диагностируется такими агрегатами как ВВП, потоки товаров и услуг. Предмет ее особого внимания – инвестиции, совокупное потребление домашних хозяйств, государственные закупки. Плюс – баланс экспорта и импорта. И, конечно, деньги – процентные ставки, инфляция, обменный курс…

    Это и есть исходная основа составления «эпикриза» любой экономики, в том числе белорусской, результаты работы которой в 2010 году мы и попробуем подсчитать. При этом, кроме цифровых показателей, нужно принимать в расчет и политико-экономические тренды. Например, «главную сенсацию-2010» – неожиданный всплеск интереса правительства к проблемам малого бизнеса и рыночной экономики вообще. В этом смысле на начало 2011 года мы имеем многообещающие перспективы, особенно если начнется реализация положений Директивы №4. Это станет понятно примерно к маю, когда появятся первые постановления правительства, запускающие механизм Директивы.

    Экономическая суть 2010 года – это восстановительный рост. Он шел в рамках прежней экономики – огосударствленной и административно настраиваемой. Особую роль в ней играла ситуация на внешних рынках. «Там» наши продажи выросли почти на 16%, что можно считать неплохим результатом. Напомним, что в 2009 году динамика белорусского экспорта составила всего 61,8% к уровню лучшего в нашей истории 2008 года. После грандиозного падения (более чем на треть, а точнее – на 38,2%) мы частично восстановили внешнеэкономические позиции. Хотя до пикового результата еще осталось около 20%. Если сравнивать это с динамикой нашего собственного рынка, то она оказалась выше – продажи внутри страны приросли на 17,1%.

    В начале года экспортные прогнозы правительства были оптимистичными. Мы полагали, что увеличим наши продажи на мировом рынке на 27-28%. Но не получилось. Причина прежняя – ориентация на экспорт нефтепродуктов. «Углеводородная игла» пару лет назад создала в стране иллюзию быстрого завоевания внешних рынков. Но после того как мы лишились явных ценовых преференций в России, это сразу же сказалось на результате. А он таков: ВВП в 2010 году составил примерно $54 млрд. Это плюс 7,6% к 2009 году. Но при этом отрицательное сальдо по экспортно-импортным операциям приблизилось к $9 млрд.! За месяц до нового года наш экспорт вообще составлял всего $22 млрд., так что могло быть еще хуже…

    Конечно, на предмет факторов роста ВВП в 2010 году можно дискутировать. Политики хотели высоких результатов, поскольку в конце года ожидались выборы. А значит, правительство должно было «выжимать» результат. Особенно в части прироста доходов населения. Как следствие в номинальном выражении заработная плата выросла на 21,7%, что сопровождалось значительным увеличением денежной массы. Соответствующий показатель (экономисты называют его М2) увеличился на 27,2%.

    Много это или мало? Очевидно, что ВВП рос в 4 раза медленнее, а значит, темпы прироста денежной массы должны были быть значительно ниже. Но зарплата в бюджетном секторе повысилась на 35%, пенсии – на 10%. В результате количество только наличных денег (показатель МО) в обращении увеличилось на 25,2%. И после этого кто-то будет спорить о темпах девальвации национальной денежной единицы? Когда ВВП прирастает на 7 пунктов, а денег на руках у населения становится больше на 25%, то это ли не девальвация?

    Именно по этой причине 2011 год должен стать годом достижения баланса доходов и расходов всей страны. Надо экономить – меньше потреблять и больше сберегать. Тем более что политической необходимости для дальнейшего роста доходов населения уже нет.

     

    Выбор пути

    Главная экономическая дилемма для нашей страны в 2011 году: какие рынки стимулировать – внешний или внутренний? Если первый, то каким путем пойдем? Нефтяным, поскольку Россия обещала нам в Таможенном союзе сколько угодно нефти без экспортных пошлин? Или будем искать новые ниши на региональных и мировом рынках? Например, можем «сыграть» на увеличении поставок продовольствия, благо цены на него продолжают расти. Этот рост, кстати, – ответ на увеличение цен на сырье и топливо. Аграрии пытаются «отбить» свои потери «в мировом масштабе». И это у них неплохо получается: кто бы мог представить в 1991 году, что картофель в Беларуси будет продаваться по $1 за килограмм? Если так пойдет дальше, то на финише аграрного лоббизма мы получим 1 кг картофеля больший по цене, чем 1 литр бензина…

    Еще одна проблема – ВВП. Он остается просто маргинальным показателем. Для нормального «самочувствия» стране ежегодно необходима валютная «подпитка» со стороны примерно в $4 млрд. Пока были проблемы с Кремлем, мы взяли кредит в МВФ. В декабре, после подписания документов о Таможенном Союзе, Россия субсидирует нас на те же $4 млрд. за счет энергоносителей. Эти миллиарды будут цементировать внутреннюю ситуацию, хотя от нефти надо постепенно уходить. Выстраивать экономическую стратегию государства на базе всего двух нефтеперерабатывающих заводов – означает вести страну на «минное поле».

    Конечно, топливо поможет нам продержаться в 2011 году. Если европейцы не додумаются своими санкциями остановить его закупки. В 2010 году россияне сломали эту нашу основную статью доходов, в результате чего только в Германии мы потеряли полмиллиарда долларов. Могли ли мы себе представить, что нашей самой «сильной» экспортной статьей в этой европейской стране станут поставки приборов и устройств, применяемых… в медицине объемом $30 млн.? Сравните: $500 и $30 млн.!

    Вторая сторона медали – экспортные цены. В 2010 году они выросли на 15,9%. Получается, что физический объем нашего экспорта остался на прежнем уровне! Надо признаться самим себе, что на 98,9% наши внешнеэкономические успехи обеспечены ростом цен на мировых рынках. И это самый тревожный сигнал для тех, кто будет выстраивать экономическую стратегию страны в 2011 году. По сути, мы топчемся на месте, «разогревая» внутреннее потребление и искусственно повышая доходы.

    Такие тренды опасны для экономики страны. Поиск новых путей пока идет ни шатко ни валко, подменяясь декларациями об инновационном развитии, превращении страны в технологического и интеллектуального лидера. Но складывается впечатление, что авторы этих заявлений очень давно не были на европейских и американских предприятиях, не посещали университетов Германии, Франции или Голландии.

    Несколько слов об инвестиционной компоненте. Из общего объема инвестиций в $18 млрд. почти половина – обычное строительство. Надуванием строительного «пузыря» успешно занимались американцы и другие «новаторы». Кончилось все мировым финансовым шоком. У нас строительство по-прежнему лоббируется, поскольку высокие цены квадратного метра выкачивают доходы населения. С 2011 года строители вообще «выцарапали» для себя особую льготу – начинать строительство за счет кредитных ресурсов без привлечения инвесторов. Между тем, без портфеля заказов такое строительство может повторить печальный опыт американских девелоперов. Это – путь к опасным финансовым разрывам.

    Кредиты предприятиям и домашним хозяйством за год выросли на 40%. Эта цифра вообще стала нормой в последние годы: ВВП – на 7%, а кредиты на поддержание такого роста – на 40%... Мы развиваем «кредитную экономику». При этом провальных проектов с использованием кредитов по официальной статистике меньше 5%. Это мало но, скорее всего, наши банки хитрят – не хотят сообщать о своих просчетах в работе с вложениями в те или иные проекты.

     

    Новый вызов

    Итак, общая картина такова: ВВП мы производим на $54 млрд., при этом потребляем на $23 млрд. товаров и на $4,5 млрд. услуг. Наше сельское хозяйство способно производить сырья и готовой продукции на $10 млрд. долларов. Наш экспорт составляет $23,5-24 млрд.

    С этими показателями мы входим в очередное десятилетие. Но уже не одни, а в союзе с Россией и Казахстаном, формируя общее экономическое пространство. А это – уже новая экономика с масштабной конкуренцией на пространстве от Бреста до Владивостока! Причем, экономика «интеррегиональная», о которой мы пока ничего не знаем, если не брать в расчет противоречивый опыт СССР.

    Кроме того, если воплотится в реальность Директива №4, то 2011 год – это еще и начало функционирования рыночной экономики внутри нашей страны. Начало развития собственного национального бизнеса, а не только громких, но единичных проектов иностранных инвесторов. Это новый вызов, и именно в этом заключаются наши самые многообещающие перспективы. Наш собственный бизнес и наши собственные инвесторы – самый интересный и важный тренд экономического развития Беларуси в новом десятилетии!

    Деловые и бизнес новости
      Добавить комментарий

      Календарь бизнес событий
      • выставки
      • презентации

      © Издательство «Дело (Восток+Запад)».

      Все права защищены.

      При использовании материалов активная индексируемая ссылка на www.delo.by обязательна.

      ISSN DELO (online) 1608-1404

      220004, Минск, пр. Победителей, 11

      email: delo@delo.by