DELO.BY, администратор журнала "Дело"

    Комментарии 3 Дек 2010 0:00

    Доступный кредит. Будет ли он в 2011-м?

    Несмотря на некоторое снижение ставок, получение кредита по-прежнему является проблемой для белорусского бизнеса.

     

    После либерализации, тема кредитных ставок является, пожалуй, самой обсуждаемой в предпринимательском сообществе. Современный бизнес в принципе не может жить и, тем более, развиваться без заемных ресурсов: именно предприятия являются основными потребителями кредитных ресурсов в Беларуси. По данным на 1 октябрякредиты, выданные реальному сектору, составляли почти 75% в портфеле банковской системы. Между тем из-за недавнего финансового кризиса, планка ставок по кредитам поднялась до заоблачных высот, в этой связи возникла проблема не только с реализацией долгосрочных инвестиционных проектов, но и с банальным пополнением оборотных средств.

    Конечно, сейчас, по сравнению с началом года, кредиты значительно подешевели, но докризисный уровень еще не достигнут. Поэтому основной вопрос заключается в том, будут ли ставки снижаться и дальше, или нынешний их уровень соответствует состоянию экономики и опускаться ниже просто некуда? И тогда бизнесу нужно выстраивать планы с учетом новых реалий.

     

    Разгон и торможение

    В ноябре Глава Нацбанка Петр Прокопович, отчитываясь перед Президентом об итогах выполнения Основных направлений денежно-кредитной политики, сообщил, чтокредитование реального сектора экономики с начала года увеличилось более чем на Br20 трлн, или на 30%. По его словам, за прошедший период удалось значительно снизить процентные ставки по вновь предоставляемым кредитам. Этому в немалой степени способствовала политика снижения ставки рефинансирования, которая с 13% в начале года уменьшалась уже шесть раз и достигла 10,5%.

    С начала года ставки по кредитам, действительно, упали довольно заметно. По данным Нацбанка, максимальный уровень ставок по нельготным кредитам для юрлиц в феврале 2010 года составлял 25,8%. Сейчас, по данным ресурса Infobank.by, средний размер процентной ставки по новым кредитам для бизнеса сроком не более двух лет колеблется в пределах 13-15% в рублях и 11-13% в валюте. Но при этом их снижение, по крайней мере, по рублевым кредитам, в четвертом квартале практически остановилось. Для сравнения: в России в октябре средневзвешенная ставка по годовым кредитам в рублях снизилась до 8,9% годовых. Это ее абсолютно нижний порог: средняя ставка в России еще не отпускалась ниже 9,2% (это было в июле 2007 года). Чтобы подстегнуть кредитование, Центробанк в этом году четыре раза снижал процентную ставку — с 13% до 7,75%. Но и в России кредитование экономики растет медленно: на 1 января объем кредитов, выданных предприятиям, составлял 12,54 трлн рублей, а на 1 октября — 13,63 трлн.

    Почему так происходит — вопрос интересный. Еще в начале октября банкиры довольно оптимистично оценивали перспективы снижения ставок как по валютным, так и по рублевым кредитам, подчеркивая при этом, что пассивы по-прежнему велики, и что за период кредитных «заморозков» в стране сформировалась избыточная ликвидность. Некоторые участники рынка даже заговорили о кредитном демпинге, с помощью которого банки пытаются «перетащить» клиентов к себе на расчетно-кассовое обслуживание.

    Впрочем, уже тогда отдельные представители банковского сообщества высказывали сомнения в том, что кредитная «оттепель» продлится долго.

    — Скорее всего, в ближайшие три, может быть, даже шесть месяцев, кредитная политика в стране останется мягкой, поскольку в системе нет недостатка в рублях, а валютой она даже перенасыщена,— отмечал Дмитрий Михалевич, председатель правления ОАО «Технобанк». — Если ситуация и изменится, то в отношении белорусского рубля, который может стать дефицитной валютой. Ведь нужно понимать, что у этого процесса есть обратная сторона медали: либо высокие ставки по кредитам — и тогда не развивается промышленность, либо низкие ставки — тогда возможно давление на валютный курс. Скорее всего, в Национальном банке отслеживают ситуацию и будут придерживаться в этом вопросе какой-то «золотой середины».

     

    Дорогие ресурсы

    Нужно отдать должное главному банку страны. Несмотря на давление, которое оказывается на него как «снизу», так и «сверху», там не идут на снижение ставок «директивным» путем. Похоже, в банке прекрасно понимают, что это может затормозить приток в страну ресурсов иностранных акционеров, которые составляют почти 30% уставного фонда и 12-14% ресурсной базы банковской системы.

    — Директивное установление таких ставок, как показал опыт, возможно только при растущем рынке. При стабильном или стагнирующем рынке — это не самый эффективный инструмент, — говорит Сергей Дубков, начальник главного управления банковского надзора Нацбанка. — В банках сформирована определенная пассивная база, в том числе за счет депозитов населения, сделанных по более высоким ставкам. Есть стоимость входного ресурса, и там не могут позволить себе снижать ставки больше, чем стоимость их пассивной базы. Выдавая кому-то кредит дешевле стоимости пассива, в банках или недоплачивают акционерам и вкладчикам, или создают убытки. А создающий убытки банк — нежизнеспособен и последствия от этого намного хуже, чем от высоких процентных ставок по кредиту.

    Действительно, ресурсная база в белорусских рублях обходится банкам очень дорого. Ведь основной ее источник — депозиты, ставки по которым довольно высоки. Снижение ставки рефинансирования, конечно, влияет на рыночный размер кредитной ставки, но не так значительно. Сейчас конкуренция на рынке достигла такого уровня, что в банках, стремясь удержать особенно ценных корпоративных клиентов, порой вынуждены кредитовать их чуть ли не в убыток.

    — Клиент сегодня в значительной степени диктует условия, на которых он готов брать кредиты. А мы вынуждены бороться за клиентов и все более дешево их кредитовать, — заметил недавно председатель правления ЗАО «МТБанк» Андрей Жишкевич. — Если брать самый дорогой пассив в виде депозита физических лиц и самый дешевый корпоративный кредит, выданный банком, то разница может составлять сегодня 3-4% «отрицательной» маржи. Конечно, это не говорит о том, что банк работает в убыток — мы зарабатываем на комиссиях по валютно-обменным операциям, расчетно-кассовому обслуживанию… Но никогда такого не было и не должно быть, чтобы депозиты даже по номинальной ставке стоили дороже, чем кредиты.

    Так что происходит то, что и должно происходить. Хотя в банках, как обычно в конце года, стараются придерживаться «длинной» валютной позиции, валюты у них явный избыток. Во-первых, потому, что население все более активно переводит вклады из рублей в доллары и евро, во-вторых, из-за продолжающегося запрета на валютное кредитование физлиц. А в-третьих, юридические лица также не спешат брать валютные кредиты, поскольку девальвационные ожидания по-прежнему очень высоки. Все помнят, что после предыдущей девальвации больше всех пострадали именно те, кто имел валютную задолженность. Так что в банках максимально заинтересованы хоть как-то «пристроить» пассивы в СКВ, что будет толкать вниз ставки по таким кредитам. Что касается рублевых заимствований, то, по мнению эксперта «Дела», руководителя Белинвестбанка Александра Рутковского, в ближайшей перспективе ожидать значительного снижения ставок не стоит.

     

    Кредит не для всех

    Конечно, не только высокие ставки являются препятствием для получения кредита в Беларуси. Банки по-прежнему сопровождают кредитование довольно скрупулезной проверкой платежеспособности, неохотно кредитуют долгосрочные инвестиционные проекты и вновь созданные компании.

    Особенно сложно взять кредит на организацию производства, если срок окупаемости бизнес-проекта превышает два года. Есть очень интересные кредиты для нового бизнеса — например, под 9% по линии управления предпринимательства Минского горисполкома на закупку оборудования и производство. Но за два года окупить вложения практически невозможно. Для этого надо хотя бы три-пять лет. Что касается коммерческих банков, то, как грустно шутят предприниматели, чтобы получить кредит, надо доказать, что он тебе… не нужен. Для получения достаточно крупной суммы потребуется ликвидный залог, порой превышающий сумму кредита на 30%. По-прежнему сложно рассчитывать на кредит и молодым компаниям, работающим менее 6-12 месяцев.

    Банкиры признают, что кредит с длительным сроком окупаемости — большая проблема. Но при этом кивают на рост просроченной задолженности и на то, что платежеспособность реального сектора в будущем году может ухудшиться. И с ними сложно спорить: хотя общая сумма проблемных кредитов в Беларуси в январе-сентябре 2010 года и уменьшилась на 4,2%, она по-прежнему составляет гигантскую сумму — свыше Br630 млрд. А с учетом растущего внешнеторгового дефицита и неопределенности с ценами на энергоносители, риск увеличения проблемной задолженности вполне вероятен.

    Сегодня в рейтинге Всемирного банка по показателю «кредитование» Беларусь расположилась на малопочетном 112-м месте. Поэтому в Нацбанке в ближайшее время намерены предпринять определенные шаги по «разрулированию» тупика, в который зашел белорусский кредитный рынок. В первую очередь, путем совершенствования законодательства в части залогов и обеспечения кредитов. По этому поводу уже идут консультации с Всемирным банком и другими международными институтами. Предполагается, что претерпит серьезные изменения, прежде всего, единый реестр залога, на который обязаны опираться банки при выдаче кредитов. Сейчас в него включены только данные о залоге недвижимости и автотранспорта. Поэтому в ближайшее время реестр планируется дополнить такими позициями, как ценные бумаги, сельскохозяйственная и иная техника, другое имущество. Возможно, эти меры позволят сделать кредиты более доступными для бизнеса.

    Деловые и бизнес новости
      Добавить комментарий

      Календарь бизнес событий
      • выставки
      • презентации

      © Издательство «Дело (Восток+Запад)».

      Все права защищены.

      При использовании материалов активная индексируемая ссылка на www.delo.by обязательна.

      ISSN DELO (online) 1608-1404

      220004, Минск, пр. Победителей, 11

      email: delo@delo.by