DELO.BY, администратор журнала "Дело"

    Комментарии 3 Ноя 2010 0:00

    Между Западом и Востоком

    Ставка на российский рынок — путь «в никуда» для отечественного бизнеса. Он будет тем успешнее, чем раньше «слезет с углеводородной иглы» и станет конкурентоспособным в современных рыночных условиях.

     

    В последнее время на медийном пространстве России наблюдается невиданный интерес к белорусской экономике. Зачастую он отдает удивительным дилетантством и элементарным экономическим невежеством. Основной рефрен российских СМИ: Беларусь на пороге экономического краха, зарплаты уменьшаются, цены растут, страна скатывается в финансовую пропасть...

    Между тем, чтобы понять происходящие в белорусской экономике процессы, нужно видеть не только главные макроэкономические агрегаты, но и потоки товаров и услуг внутри страны, а также ее экспортный потенциал.

     

    Мифы и реальность

    Слабая информированность и шапкозакидательство российских политиков — черты известные. Они всегда и все знают, готовы часами рассуждать об исторической миссии России и происках ее врагов. Можно было бы не обращать внимания на эти интеллектуальные эскапады, но тезис о крахе белорусской экономики подхватили и европейские печатные издания. Да и в Беларуси также наблюдается аномальный подход к проблемам экономики, когда, например, в увеличении спроса на доллары видят происки оппонентов власти на президентских выборах, которые якобы активизируют панику среди населения. Тогда как из отчета Нацбанка следует, что «в закромах Родины» припрятано примерно $6 млрд резервов — немалой в общем-то суммы.

    Конечно, определенные поводы для формирования таких взглядов мы дали сами. Завышенные контрольные цифры по 2010 году, которые не имели никакого смысла, привели к диссонансу: есть 6% прироста ВВП, а хотели почти в два раза больше. На самом же деле плохо не то, что прирост составил «всего» 6%, а то, что хотели сверх необходимого. Ведь на этапе восстановительного послекризисного роста это совсем не нужно. Когда в стране в течение года прирост производства потребительских товаров составляет 12%, то надо бы радоваться. Но стоит ли это делать? Особенно тогда, как инвестиционный рынок прирастает всего на 6,3%. Ровно год назад он рос на 16%. Промышленность выходит на прирост в 9%. Спрашивается: как можно связать утверждения о крахе экономики страны с такими темповыми агрегатами?

    Другой российский тезис: «без России Беларусь — ничто». И никаких ассоциаций с тем, что еще недавно многие говорили о том, что Литва или Латвия без России не выживут. Выжили.

    Такой имперский менталитет не просто раздражает, а вызывает грустные ассоциации. Основная часть российской элиты сначала делила страну, потом промышленную собственность, затем — землю. Цены на нефть сделали Россию богатой буквально за пару лет. Слишком богатой, чтобы реально оценивать происходящее не только в своем доме, но и в соседних странах. Мы тоже споткнулись на российской нефти. Когда 40% белорусского экспорта стали составлять нефтепродукты, поставляемые в страны ЕС из российского сырья, возник миф о наших необычных успехах — о «белорусском чуде». Теперь наблюдается диаметрально противоположная ситуация. В российском истэблишменте в ходу мифология белорусской «самонедостаточности» и экономической неполноценности. И то и другое — неверно.

    Конечно, у нас есть ошибки и заторможенность в понимании ситуации. С начала 2010 года мы уступаем в продажах своих товаров в России уже на $4,2 млрд. Каждый месяц нам не хватает $604 млн, чтобы компенсировать растущий импорт из России. Эта же цифра «вылезает» и при расчетах нашего общего «чистого» экспорта. То есть, наши неудачи в торговле с Россией формируют общий негативный экспортно-импортный результат. Образно говоря, основная проблема «зарыта» как раз в несопоставимых потоках товаров и услуг между Беларусью и Россией.

    Кто в этом виноват? Только ли мы сами создали этот «подводный камень»? И да, и нет. Еще в 1990-х годах стало понятно, что российская политическая элита не хочет создания зоны свободной торговли в СНГ. Экономический эгоизм новой российской элиты, ее желание обогащаться и «поставить на место» братские республики лежат в основе ценовой энергетической политики наших восточных соседей. Но на самом деле газ и нефть — это враги экономики России в условиях, когда доходы от продажи сырья направляются не на созидание, а на проедание. И наша беда в том, что мы попали с Россией в одну и ту же ловушку.

     

    Российский магнит

    Обидно, что в России мы одалживаем не столько деньги или ресурсы, сколько ошибки. Сырьевая избыточность создала у наших соседей феномен «неутруждаемости». В магазинах русских городов нет собственных товаров, зато китайские и турецкие — в изобилии. Своих больше только продуктов питания.

    Высока доля России и в белорусском экспорте — 39,4%. Как только мы перестали перерабатывать и продавать нефть на Запад, доля ЕС в наших внешних поставках упала до 29,1%. Получается, что россияне изменили вектор экспорта экономики Беларуси? Нет, скорее это мы сами раздули мыльный пузырь нашего экспорта и поплатились за это. Красиво, но недолго посидели свадебными генералами на экспортном празднике, рожденном скачком цен на энергоресурсы. А потом… провалились в торговле с Россией — наполовину свернули свой экспорт. Сейчас мы пытаемся его восстановить. Но достаточно пары «мясных или молочных войн», и мы рискуем вновь оказаться у разбитого корыта.

    После кризисного провала мы снова наблюдаем рост мировой торговли. Госсекретарь умирающего Союзного государства Павел Бородин и российские чиновники утверждают, что это именно их стараниями экспорт Беларуси в Россию вырос на 49%. Но в Китай он увеличился на 251%, в Бразилию — на 148,8%, а в Польшу — на 113%, притом, что мы перестали продавать им чистую нефть. Кто автор этих успехов? Уж явно не чиновники союзного государства. И совсем уж «неприлично» упоминать, что продажи белорусской продукции в США в 2010 году выросли на 169,9%. Больше, чем Россию. Что это — наш новый «геоэкономический прорыв», плацдарм для прорыва в цитадель мирового бизнеса, или… немой укор российским экономистам и политикам? Манипулировать цифрами можно по-разному. Хотя в них есть и своя сермяжная правда. Например, наши последние успехи в «марше на Восток» на 42% обусловлены приростом экспортных цен и только на 58% — увеличением объема поставок в физическом выражении...

    Пожалуй, самый большой наш прорыв в квазидомене BY@RUпроизошел на автомобильном рынке. В 3,3 раза увеличились продажи белорусских грузовиков в Россию. На 43% больше мы стали продавать и двигателей. Опять же: можно ли говорить о крахе белорусской экономики после этого? Выходит, этих цифр не знают российские эксперты и телекомментаторы? Кстати, телевизоров, по которым в России показываются незатейливые дискуссии о сирых и убогих белорусах, мы тоже стали больше продавать именно в России.

    На 31% больше в стоимостном выражении увеличились наши поставки на российский рынок молока и молочных продуктов. Мясной экспорт демонстрирует 22, 9% прироста. Нужно признать: без емкого российского рынка нашей мясомолочной промышленности наверняка пришлось бы особенно туго. Ведь фонды ООН по поставке продуктов питания мы до сих пор так и не научились осваивать. А надо бы примеряться к таким новым концептуальным моделям экспорта. Тем более что нашим серьезным конкурентом на российском рынке в этой области становится Украина. Фактор риска — и настойчивый рефрен российских аграрных лоббистов о том, что они готовы накормить свою страну и сами. Надо лишь убрать чужие (читай — белорусские) продукты питания с рынка.

     

    Время выбирать

    Итак, именно благодаря ценовому фактору мы смогли залатать кое-какие дыры в торговле. Посмотрим — какие группы товаров более всего выросли в цене за этот год? Сначала — плохая новость. Самый проигрышный по цене товар — калийные удобрения. От цен прошлого года нынешние составляют всего 58%. Мы не смогли надуть мыльный ценовой калийный пузырь, как ни пытались. Новость хорошая: улучшилась ситуация с нефтепродуктами, они подорожали в наших внешних продажах на 45,5%. Каждый килограмм продаваемых в Европе и на мировых рынках белорусских нефтепродуктов стоит в этом году 0,558 американского цента, или Br1670. Неплохо идут дела и с химическими волокнами. Этот рынок стал восстанавливаться, и только за счет роста цен мы теперь получаем на каждом килограмме химволокна 33,7% прибыли. Только за счет роста цен мы получаем дополнительный доход в 71,7% за тонну полимеров этилена и так далее.

    Печально, что наш самый ходовой товар — холодильники, морозильники, керамическая плитка — в цене упал. И конкурентов с такой продукцией на российском рынке стало много. Да и продукты поставлять на Восток куда менее выгодно, чем на Запад. Простая арифметика: белорусское мясо в России подорожало всего на 3%, а на Западе — на 49,5%. Молоко на рынках России и СНГ стало продаваться дороже примерно на треть, а на рынках вне СНГ — на 61,4%. Причем, каждый килограмм мяса на Запад мы продаем по $2, а молочные продукты — по $3,3. То есть, молоко и продукты его переработки — гораздо выгоднее. А значит, частному белорусскому бизнесу есть где развернуться и вне России. Мы же, вместо того, чтобы искать новые рынки сбыта, выясняем отношения с господином Онищенко.

    Конечно, работать и зарабатывать на рынках России можно и даже нужно. Но нельзя допускать ситуаций, когда наша продукция перепродается россиянами, причем с хорошим наваром. Нужно самим создавать и продвигать собственные торговые марки. Ведь цены на продукты питания в России едва ли будут снижаться по причине роста доходов ее жителей. Средняя зарплата наемных работников в России скоро будет в два раза выше, чем в Беларуси. За последние десять лет наша восточная соседка стала мировым рекордсменом по росту доходов населения. Темпы — десятикратные, пока недостижимые ни для какой иной страны. Наши партнеры по Таможенному союзу уже вышли на $10-тысячный уровень персонального годового дохода. Не случайно на Западе задумались и стали более благосклонно относиться к России, как к очень емкому потребительскому рынку

    По объективным причинам зарплата в Беларуси не может расти такими темпами, которые мы подстегиваем в последние месяцы. Профессиональные экономисты это понимают и знают, что так раскручивать доходы опасно. Пример — французы, которые так ублажали свой рабочий и нерабочий класс, что увеличение пенсионного возраста всего на два года обернулось чуть ли не революцией. В Молдавии пенсионный возраст — уже 62 года. Причем, по этому поводу не было никаких манифестаций. А у нас — курс на большие деньги для гегемона и его партнеров. Государственные предприятия стали местом получения неоправданно высоких доходов. Бизнес за ними уже не успевает. И эта ситуация также добавляет аргументов в пользу наших критиков, которые видят в ней свидетельство «надрыва» нашей экономики и основания для формирования в ней кризисных тенденций.

    Итак, резюмируем. Нам пора научиться извлекать уроки из отношений с Россией. Главный из них — концепция развития страны у нас совершенно иная, нежели у россиян. Мы должны уйти от споров о газе и нефти, научиться жить по-другому — без «углеводородного фанатизма», и заняться собственным малым и средним бизнесом. Не искать собственное благополучие в закромах России (и вообще — в чужих закромах), а наращивать день за днем потенциал новой, конкурентоспособной экономики.

    Деловые и бизнес новости
      Добавить комментарий

      Календарь бизнес событий
      • выставки
      • презентации

      © Издательство «Дело (Восток+Запад)».

      Все права защищены.

      При использовании материалов активная индексируемая ссылка на www.delo.by обязательна.

      ISSN DELO (online) 1608-1404

      220004, Минск, пр. Победителей, 11

      email: delo@delo.by