DELO.BY, администратор журнала "Дело"

    Комментарии 3 Ноя 2010 0:00

    Игра на понижение

    Проблема белорусской приватизации в том, что государство предлагает инвесторам совсем не то, что они хотят купить, и совсем не по той цене, которую они готовы заплатить.

     

    Приватизация в Беларуси по-прежнему идет ни шатко, ни валко. По данным Национального статистического комитета, объем прямых иностранных инвестиций в экономику Беларуси в первом полугодии 2010 года составил $1,275 млрд (или 5,4% ВВП), что на 7,4% меньше января-июня 2009 года. Невзирая на оптимистичные прогнозы и либерализационную риторику с белорусской стороны, инвесторы не торопятся вкладывать деньги в наши активы. Похоже, прежде чем организовывать громкие имиджевые мероприятия вроде инвестиционных форумов, правительству стоит задуматься: почему они не дают должного эффекта? Эксперты «Дела» уверены: проблема в том, что мы предлагаем инвесторам совсем не то, что они хотят купить, и совсем не по той цене.

     

    Цена имеет значение

    Акционирование государственных предприятий в Беларуси идет довольно активно. По информации Госкомимущества, на 1 июля 2010 года работы по приватизации проводились на 118 белорусских предприятиях. В число акционируемых недавно попал даже «Беларуськалий» — специальным решением предприятие было исключено из списка «неприкасаемых». На этих предприятиях созданы и работают комиссии по преобразованию, проводится инвентаризация государственного имущества, идут ревизии финансово-хозяйственной деятельности, проверки правильности исчисления полноты и своевременности уплаты налогов и неналоговых платежей.

    Чиновники рапортуют о темпах акционирования, но реальных приватизационных сделок от этого больше не становится. Почему? Ответ прост: на самом деле от акционирования до продажи актива — слишком длинный путь. Даже после превращения в ОАО белорусские предприятия фактически не готовы к приватизации — их предпродажная подготовка не закончена.

    Для многих ОАО остается открытым вопрос избыточных производственных мощностей, которые инвестором могут быть невостребованы, а также большого количества вспомогательных производств, которые раньше обеспечивали полный производственный цикл, но сейчас обходятся дороже, чем аутсорсинг. Большими проблемами акционируемых госпредприятий остаются «старый» менеджмент и недостаточная прозрачность. Что не позволяет зарубежным инвесторам адекватно оценить их финансовое состояние. Лишь единицы белорусских предприятий нефинансового сектора осуществляют параллельное ведение отчетности по МСФО. Да и их топ-менеджмент в большинстве случаев не желает перемен. Есть информация, что белорусский директорат, используя различные рейдерские, по сути, схемы, аккумулирует акции предприятий в личной собственности. Это усложняет процесс приватизации и отпугивает инвесторов. Как и значительное число мелких миноритариев, получивших акции в обмен на чеки «Имущество». Например, в качестве акционеров предлагаемого на продажу ОАО «Витебский областной техно-торговый центр «Гарант» фигурирует 383 акционера — физических лица, ОАО «Бархим» — 174 человека и так далее.

    Еще одна проблема — цена, которая в большинстве случаев неоправданно завышена. За редкими исключениями, при продаже активов, практически независимо от их финансового состояния (прибыльный или убыточный), государство пытается совместить фискальный и инвестиционный подходы — инвестору предлагается сначала приобрести предприятие по цене не ниже балансовой стоимости, а затем — вложить определенную сумму в его развитие. Или — предоставить долгосрочный кредит сроком на 5-10 лет под процент намного ниже рыночного. Как правило, при этом в течение двух-пяти лет нужно сохранять профиль производства и количество  рабочих мест. Это «стандартные» условия большинства приватизационных конкурсов. Пример подобного подхода — безрезультатные аукционы по продаже пяти предприятий в соответствии с договоренностями между Республикой Беларусь и МВФ.

    Новый Закон о приватизации, вступающий в силу 1 января 2011 года предполагает три основных механизма приобретения инвестором госсобственности. Первый — покупка доли государства или пакета акций через аукцион или на основании прямых переговоров с последующим заключением инвестиционного договора.

    Проблема в том, что аукционом предусмотрено наличие как минимум двух претендентов, готовых уплатить стартовую цену. Процесс его организации достаточно длителен: на различные согласования и процедурные вопросы уходит от трех до шести месяцев. При этом победитель должен выполнить все озвученные госорганом условия в установленный срок. В противном случае результаты аукциона могут быть аннулированы. Поэтому в ходе приватизации в Беларуси этот механизм по-настоящему так и не заработал. Большинство аукционов по продаже промышленных предприятий в 2009-2010 годах отменялись из-за отсутствия заявок или наличия только одного претендента. В первую очередь, из-за того, что в соответствии с действующим Положением о порядке определения начальной цены акций, реализуемых на аукционах и конкурсах, «начальная цена пакетов акций, устанавливается в размере наивысшей из их балансовой и рыночной стоимости на 1 января текущего года». Поэтому в новом Законе о приватизации предусмотрена возможность продавать объекты даже в том случае, если аукцион или конкурс был признан несостоявшимся по причине одной заявки.

    Но наиболее реальным механизмом все-таки являются прямые переговоры, в процессе которых «уместен торг». По словам Александра Загорского из КПМГ «если предложение инвестора будет достаточно интересным, в определенной степени будет близко к оценке, которую хочет получить Госкомимущество, то это станет вопросом обсуждения. На нынешнем этапе белорусское правительство и Госкомимущество достаточно гибки, охотно идут на контакт и обсуждают вопросы». Видимо, не случайно компания «Юнитер», которая от имени российского инвестора (предположительно — «Гидромашсервис», входящего в группу «Гидравлические машины и системы») подавала заявку на приобретение на условиях аукциона пакета акций Бобруйского машиностроительного завода, ее отозвала. Как пояснил в прессе директор «Юнитера» Андрей Дерех, «незадолго до момента внесения залога в адрес Госкомимущества была направлено письмо с просьбой рассмотреть процедуру прямых переговоров».

    Прямые переговоры порой позволяют существенно минимизировать издержки при приобретении активов. Пример — покупка Сбербанком белорусского БПС-Банка. Покупатель оценил его в $150 млн, белорусский оценщик при Минэкономики — в $500 млн. В результате переговоров актив был продан за $280 млн. Как говорят аналитики рынка, есть примеры, когда в процессе переговоров покупателю удавалось минимизировать и другие обременительные требования продавца — уменьшить срок сохранения профиля предприятия или добиться сокращения его персонала. С учетом фискальной направленности приватизации в Беларуси этот механизм является наиболее приемлемым для государства, что делает его основным и наиболее часто применяемым. Особенно, если речь идет о значимых приобретениях.

    Второй способ — приобретение актива как имущественного комплекса. В принципе этот способ мог бы быть выгодным для инвестора, поскольку в этом случае часто отпадают такие «сопутствующие условия», как необходимость сохранения профиля и численности работающих. Фактически так продается не действующее предприятие, а его основные фонды. Кроме того, согласно Указу Президента № 399 от 30 июля 2010, в этом случае земельный участок может предоставляться покупателю без проведения аукциона и взимания платы за право заключения договора аренды земельного участка. А начальная цена продажи предприятия как имущественного комплекса определяется в размере 20% его оценочной стоимости на 1 января текущего года. При нулевой же или отрицательной стоимости начальная цена продажи составляет одну базовую величину, установленную в Беларуси на первое число месяца, в котором осуществляется продажа.

    К сожалению, купить достаточно привлекательный (хотя бы с точки зрения местонахождения земельного участка) актив на таких условиях проблематично. Как правило, в этом случае государством предлагаются либо крайне убыточные, либо вообще неработающие предприятия с обветшавшей инфраструктурой, расположенные в регионах страны. Как говорит Николай Любин из инвестиционной группы «Лидер», в данном случае «речь чаще всего идет о руинах в провинции». Но если инвестору в ходе переговоров все-таки удастся договориться с государственным органом о продаже интересующего его актива как имущественного комплекса, это сделка станет намного более привлекательной.

    Третий способ — выкуп акций, находящихся в доверительном управлении. Этот механизм предусмотрен новым Законом о приватизации и станет возможным лишь с 2011 года. Поэтому спрогнозировать его эффективность довольно сложно. Теоретически госпакеты акций ОАО, у которых задолженность по финансовым обязательствам равна активной части или превышает ее, по решению Президента могут быть переданы в доверительное управление юридическим лицам, причем без получения ими лицензии на осуществление профессиональной и биржевой деятельности по ценным бумагам. А после выполнения всех предусмотренных договором условий, держатель может выкупить такие акции в собственность по их номинальной стоимости на дату заключения договора доверительного управления.

    С точки зрения определения цены приватизируемых активов важным представляется еще одно нововведение. Указом Президента №410 от 6 августа 2010 года были внесены  изменения в Указ №615 «Об оценочной деятельности в Республике Беларусь» с заменой фразы «оценка стоимости» на слова «независимая оценка». Это позволяет инвестору предлагать государственным органам проведение независимой оценки активов, результат которой может иметь серьезное значение. Прецедент подобного подхода — независимая оценка стоимости «Белтрансгаза». Неизвестно, всегда ли власти будут соглашаться с результатами независимой оценки в будущем, но она может дать инвесторам дополнительные козыри в ходе «торга».

    — Как правило, балансовая стоимость в Беларуси по различным причинам носит непонятный характер, иногда это останавливает прекрасные сделки, иногда может создавать негативные сделки, когда, например, предприятие очень дешево продается, — подтверждает глава представительства инвестиционного банка Ренессанс Капитал в Беларуси Сергей Левин. — Другое дело, что если государство готово продать объект, всегда можно договориться о стоимости.

     

           Одна из самых больших проблем приватизации в Беларуси — неоправданно завышенные цены.

     

    Земля дорожает

    Наконец, важным аспектом любой приватизационной сделки является вопрос приобретения земельных участков или заключения долгосрочных договоров аренды после приобретения предприятия. Земля в частной собственности дает инвестору дополнительную уверенность в завтрашнем дне и добавляет ликвидности приобретенному активу.

    В соответствии с Кодексом Беларуси о земле, с 1 января 2009 года негосударственные юридические лица могут выкупить земельные участки по кадастровой стоимости для обслуживания принадлежащих им на праве собственности капитальных строений, расположенных на этих участках. Причем, с возможностью рассрочки платежа до двух лет. Ранее каждая подобная сделка должна была согласовываться с Президентом. Поэтому до сих пор в Беларуси земельные участки в частную собственность были приобретены всего лишь двумя негосударственными юридическими лицами. Это ИООО «Орел Пропетиз четыре», которому для строительства был предоставлен участок площадью 5,7 га в границах улиц Я.Купалы — М. Богдановича (стоимость сделки — всего $10 млн). ЗАО «Агрострой» летом 2010 года достался земельный участок площадью 5,6 га на территории Барановичского района для обслуживания своей производственной базы.

    Сейчас все подобные вопросы решаются на местах. Решение о передаче земли в собственность принимают в исполкомах в пределах своей компетенции. Причем, в Минске на это органам госуправления дается десять дней, а за пределами столицы — три рабочих дня. Правда, стоимость земли согласно белорусскому кадастру довольно велика и в отдельных местах Минска сопоставима с московской.

     

    Таблица 2

    Кадастровая стоимость земли в Беларуси ($ за 1 м?)

    Местоположение

    Общественная застройка

    Производство

    Минск

    251-531

    69-294

    Областные центры*

    26-129

    10-55

    Районные центры

    11-60

    5-25

    Сельские населенные пункты

    0,17-6,5

    0,14-5

     

    Еще одним минусом является то, что одним из главных условий собственника земли является использование земельного участка по целевому назначению. Если он, к примеру, не в состоянии продолжать строительство, то имеет возможность продать земельный участок. При этом новый собственник будет обязан использовать эту землю по тому же назначению. Но вообще сам факт возможности продажи земли в частную собственность является важным прорывом.

    Последняя переоценка земель в нашей стране производилась в 2007 году, очередная пройдет в 2012-м. Как считает начальник управления инвентаризации и оценки недвижимости Госкомимущества Александр Долженков, после переоценки стоимость земли существенно вырастет. В Минске рост цен возможен почти в 1,5 раза. Так что в 2011 году, вероятно, стоит ожидать определенной активизации инвесторов на земельном рынке.

    Что касается арендной платы за землю, то в Минске с 1 июля взимание земельного налога и арендной платы при предоставлении земельных участков также будет осуществляться с привязкой к их кадастровой стоимости.

     

    Таблица 3

    Базовые ставки арендной платы на землю в Минске (в % от кадастровой стоимости за 1 м²)

    Земельные участки для размещения объектов многоквартирной жилой застройки

    0,015%

    Участки для размещения объектов усадебной жилой застройки, автостоянок и гаражей, ведения коллективного садоводства и огородничества

    0,05%

    Земельные участки для размещения объектов общественно-деловой застройки

    0,36%

    Земельные участки для размещения объектов промышленной застройки

    1%

    Земельные участки для размещения автомобильных заправочных и газонаполнительных станций

    3%

     

     

           Земля в частной собственности дает инвестору дополнительную уверенность в завтрашнем дне и добавляет ликвидности приобретенному активу.

     

    Цены будут падать

    По оценкам экспертов «Дела», в условиях приближающихся выборов и нестабильной макроэкономической ситуации, наиболее вероятным сценарием белорусской приватизации станет продолжение существующей политики. Скорее всего, инвесторам будут предлагаться либо не самые привлекательные активы второго-третьего эшелонов, либо миноритарные пакеты крупных предприятий по неоправданно завышенной цене. Такой, например, как $6-7 млрд за 20%-ный пакет «Беларуськалия». Эту цифру озвучил первый вице-премьер Владимир Семашко. Для сравнения: весь «Уралкалий», чьи мощности всего в 1,5 раза меньше, оценивается в $10-15 млрд. «Нафтан» правительство Беларуси оценивает не меньше чем в $3 млрд, «Белинвестбанк» — в $500 млн. Но пакеты размером менее блокирующего вряд ли кого-то заинтересуют, если не будет договоренностей о последующем увеличении их размера.

    Масштабных программ приватизации в отдельных отраслях экономики ожидать также не приходится. Будут продолжаться точечные попытки продать что-то обременительное и наименее ценное из разных отраслей. Хотя недавно Александр Лукашенко заявил о возможности масштабной приватизации в агросекторе, в это верится с трудом — слишком неликвидны такие активы, не говоря уже о рентабельности сельхозотрасли. Что касается наиболее прибыльных и ценных предприятий, например, молочной отрасли, нефтехимии, «оборонки», то их власти наверняка будут «держать» до последнего.

    Но что самое печальное для правительства — очень многие факторы в ближайшие годы будут играть на понижение цены большинства белорусских активов. Многие белорусские предприятия стремительно теряют рынки, а значит — становятся все менее привлекательными. Продолжает ухудшаться сальдо внешнеторгового баланса. Недавнее повышение пенсий и зарплат бюджетникам увеличило дефицит бюджета до 3% ВВП. Кредиты и займы за год выросли на 30%, а только госдолг достиг 14% ВВП, и на его обслуживание сегодня тратится около 20% доходов от экспорта. При этом основные выплаты по внешним заимствованиям начнутся в 2012-2014 годах, что потребует дополнительных источников финансирования. Кстати, одним из факторов, который серьезно удешевит белорусские активы, может стать и девальвация рубля зимой-весной 2011 года. Большинство аналитиков считают ее практически неизбежной.

    К слову, примеры понижения цен уже есть. Так, очередной аукцион по продаже Бобруйского завода древесноволокнистых плит прошел в октябре с понижением начальной цены продажи на 50%...

     

    Мнение эксперта

    Роман Осипов, директор Департамента инвестиционного консультирования ЗАО «Инвестиционная компания «Юнитер»

    Основная проблема белорусской приватизации в том, что она хаотична. У государства нет системного анализа и стратегии приватизации как по отдельным отраслям, так и в масштабе страны. Основной принцип — продать лучшее из худшего и при этом что-то заработать. Для начала неплохо было бы проанализировать положение дел в различных отраслях белорусской экономики, чтобы понять: является ли отрасль стратегически важной, каково там положение дел — то есть нужны ли для нее масштабные инвестиции, и может ли их предоставить государство. Это поможет получить ответ на главный вопрос: что и сколько из государственных активов в данной отрасли можно продать?

    Отдельный вопрос — ценообразование. Уже ясно, что методика расчета цены исключительно на основе балансовой стоимости активов не работает. Значит, нужно обратиться к мировому опыту: есть проверенные методики оценки рыночной стоимости, которые хорошо известны специалистам. Например, сравнение показателей прибыли и выручки наших и аналогичных по производственным мощностям зарубежных предприятий. Нужно также разграничить фискальный и инвестиционный подходы в продаже собственности. Например, если мы продаем, действительно, «крепкое» предприятие с хорошей рентабельностью и рыночной долей, то наша цель — продать его как можно дороже, чтобы обеспечить поступления в бюджет. А если речь идет о «лежачем» заводе, который нуждается в масштабной реконструкции, должен применяться инвестиционный подход. Иногда такое предприятие можно отдать инвестору и бесплатно под гарантии значительных вложений в его «реанимацию».

    Что касается сохранения рабочих мест, то эта проблема также должна решаться индивидуально в отношении каждого конкретного предприятия. Если планируется модернизировать предприятие, оснастив его современным высокопроизводительным оборудованием, то очевидно — столько людей, как прежде, уже не потребуется. В Европе уже давно разработаны механизмы компенсации увольняемым сотрудникам и программы по их профессиональной переподготовке. Все это делается за счет инвестора. Например, в Польше с инвестором подписывается соглашение, согласно которому он обязуется трудоустроить высвобождаемых работников, или оплатить переподготовку увольняемого персонала.

     

    Мнение эксперта

    Николай Любин, директор инвестиционной группы «Лидер»

    Акционирование предприятия, чаще всего, практически не меняет его инвестиционную привлекательность. Во-первых, инвестор по-прежнему не может оценить его финансовое состояние. Ведь наши отчеты и цифры, получаемые по МСФО, часто дают совершенно разную картину, особенно если привязываться к твердой валюте. Во-вторых, акционирование не меняет менеджмент, который в большинстве своем боится перемен. Даже само понимание инвестиций у белорусского менеджмента и зарубежного инвестора — не совпадает. Инвестор приходит делать деньги и смотрит, в первую очередь, на прибыль, земельные участки, недвижимость. А директор предприятия готов «осваивать» деньги инвестора, причем, желательно, по собственному разумению.

    И еще: почему-то вся приватизация в Беларуси «заточена» исключительно под стратегических инвесторов. Мы уже не первый год говорим о необходимости развивать институт портфельного инвестирования. Недавно представители одного из зарубежных хедж-фондов хотели выйти на наш рынок с портфельными инвестициями, но, столкнувшись с крайне низкой ликвидностью, передумали.

    Между тем, проблема перепродажи купленного пакета акций — далеко не самая главная. Начнем с того, что на открытом рынке купить значительный пакет акций хорошего белорусского предприятия практически невозможно. То, что продается, — либо очень маленькие пакеты без возможности влиять на работу предприятия, либо неликвидные акции, либо бумаги с очень низкой доходностью. Белорусское «ноу-хау» — преимущественное право предприятия на выкуп своих акций — привело к тому, что значительные пакеты скопились на балансах. И именно директорат, а не рынок, решает — кому их продать. А покупать пакеты размером меньше блокирующего в Беларуси не имеет смысла, поскольку миноритарные акционеры у нас в большинстве своем бесправны. Они не могут повлиять на решение вопроса о выплате дивидендов, и зачастую вынуждены продавать акции своему же предприятию по цене меньшей, чем прибыль, приходящаяся на эти акции.

    К тому же, депозитарная система в нашей стране работает таким образом, что инвестировать в ценные бумаги суммы, меньшие, чем $5 тысяч просто невыгодно. Накладные расходы на их обслуживание съедают всю прибыль. Получается замкнутый круг: крупные портфельные инвесторы не могут купить акции, а если все-таки купят — не смогут продать, поскольку на рынке нет ликвидности — т.е покупателей, мелких инвесторов.

     


     

    С кем решать вопросы?

    На сегодняшний день приватизация в Беларуси осуществляется в соответствии с Декретом Президента №7 от 14 апреля 2008 года. После его выхода в стране впервые был сформирован перспективный план разгосударствления. Появился перечень государственных предприятий подлежащих акционированию на трехлетний период, а также план приватизации государственных пакетов акций белорусских ОАО. Эти планы на 2008-2010 годы были утверждены Постановлением Совета Министров Беларуси №1021 от 14 июля 2008 года. Туда с учетом многочисленных изменений вошли более 450 республиканских предприятий из самых разных отраслей — на акционирование и около 160 — на приватизацию. Причем, в отличие от плана по продаже собственности, план по акционированию выполняется практически на 100%.

     

    Таблица 1

    План акционирования государственных предприятий на 2008-2010 годы

     

    Республиканская собственность

    Коммунальная собственность

    Итого

    2008 г.

    156

    37

    193

    2009 г.

    175

    128

    303

    2010 г.

    123

    259

    382

    ВСЕГО:

    454

    424

    878

    Источник: ЗАО «ИПМ-Консалт групп»

     

    Кроме того, существует Перечень предприятий, не подлежащих приватизации, утвержденный Постановлением Совета Министров Беларуси № 1456 от 3 ноября 2006 года, в который периодически вносятся изменения. Он включает около 900 предприятий и организаций. Туда входят предприятия энергетики и нефтегазового сектора  (например, Новополоцкое и Гомельское предприятия по транспортировке нефти «Дружба», РУП «Белоруснефть» и их дочерние структуры), учреждения госрезерва, ликеро-водочные и спиртзаводы, лесхозы, производители медицинского оборудования и аптеки, предприятия автодорог и водных путей, учреждения образования, здравоохранения, а также крупнейшие отечественные промышленные предприятия республиканской собственности. Такие как БМЗ, МТЗ, БелАЗ и др. Разумеется, в этот Перечень вошли и головные организации оборонного сектора экономики.

    Наконец, существует Закон Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в некоторые законы Республики Беларусь и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Республики Беларусь и их отдельных положений по вопросам приватизации государственного имущества». Это — совершенно новый документ, который был принят 16 июля 2010 года и вступает в силу только с 1 января 2011-го. Вероятно, программа приватизации на следующие 3-5 лет будет разрабатываться в соответствии с этим законом.

    К сожалению, в Беларуси пока нет какого-то одного органа, в котором в полной мере курировали бы приватизационные вопросы — вырабатывали стратегию и тактику на долгосрочную перспективу и, что самое важное, располагали полномочиями для обсуждения цены и способа приватизации. Одним словом, структуры, с которой можно было бы работать и договариваться инвестору.

    Хотя ответственность за процесс приватизации и возложена на Госкомимущество, эта структура не обладает ни полномочиями, ни необходимыми инструментами для проведения приватизации. Реально его сотрудники лишь отслеживают ситуацию и в меру сил пытаются координировать работу с инвесторами. А непосредственные решения принимают Совмин и в местные исполкомы. Как известно, в соответствии с Декретом Президента № 10 от 6 августа 2009г. «О создании дополнительных условий для инвестиционной деятельности в Республике Беларусь», в стране была введена трехуровневая система заключения инвестиционных договоров в зависимости от значимости проекта и предоставляемых преференций. Так, если предусматривается предоставление инвестору преференций, не установленных белорусским законодательством, то инвестдоговор заключается на основании решения Совета Министров, согласованного с Президентом. Если инвестор рассчитывает на уже существующие законодательные льготы, то согласование с Главой государства не требуется. А в случаях, когда для реализации проекта преференции не требуются, договор может быть подписан республиканскими органами государственного управления, организациями, подчиненными правительству, облисполкомами и Минским горисполкомом.

    25 мая 2010 года вышел очередной «приватизационный» Указ №273 «О создании ГУ «Национальное агентство инвестиций и приватизации», в которое преобразовано РУП «Национальное инвестиционное агентство», находившееся в подчинении Министерства экономики. Теперь агентство переподчинено правительству Беларуси, а контроль за его работой и координацию будет осуществлять Наблюдательный совет во главе с премьер-министром. Статус этой структуры еще предстоит оценить. Ее предшественник ничем кроме коррупционного скандала с «посадкой» руководителя не запомнился. Сейчас готовятся документы, где будет указан формат взаимодействия агентства с другими органами госуправления, его полномочия и взаимодействие с консультантами. Если в агентстве и в самом деле, как ожидается, возьмут на себя функции лидера в приватизационных процессах, а в Госкомимуществе — техническую часть, то это станет предвестником создания некого общего порядка и понятных, прозрачных «правил игры» для инвесторов.

    Наконец, существует институт так называемых «инвестиционных агентов». Это частные структуры, специализирующиеся на инвестиционном консультировании, действующие от имени государства на основании договоров с Госкомимуществом. Их функция — на договорной основе помочь государству в продаже его долей в конкретных предприятиях. Статус инвестиционных агентов в Беларуси сейчас имеют три организации: ЗАО «Инвестиционная компания «Юнитер», аудиторское частное унитарное предприятие КПМГ и иностранное общество с ограниченной ответственностью «Эрнст энд Янг». Нонсенсом является то, что их услуги пока оплачиваются не правительством, а инвесторами. Впрочем, если в ближайшее время Национальному агентству инвестиций и приватизации достанется грант от правительства Австрии, то это позволит наладить премирование инвестагентов.

    Деловые и бизнес новости
      Добавить комментарий

      Календарь бизнес событий
      • выставки
      • презентации

      © Издательство «Дело (Восток+Запад)».

      Все права защищены.

      При использовании материалов активная индексируемая ссылка на www.delo.by обязательна.

      ISSN DELO (online) 1608-1404

      220004, Минск, пр. Победителей, 11

      email: delo@delo.by