DELO.BY, администратор журнала "Дело"

    Комментарии 18 Июн 2009 0:00

    Денег нет. И не будет?!

    Тенденции белорусского финансового рынка – дефицит ликвидности и рост числа «плохих» долгов.

     

    В последнее время самыми обсуждаемыми темами среди бизнесменов являются две. Первая: как скоро ждать очередной девальвации? Вторая: где взять деньги? Рабочий день руководителя заканчивается изучением «завтрашних» курсов валют, а начинается со сводок новостей – даже за ночь, не говоря уже о выходных, ситуация на рынке может измениться кардинальным образом.

     

    Батальоны

    просят… денег

    Рискнем предположить, что неопределенность в отечественных финансах в первую очередь связана с фактическим отсутствием в Беларуси глобальной антикризисной программы. И хотя этот тезис наверняка оспорят чиновники, по большому счету крыть его им нечем. В самом деле: кто-нибудь слышал о «плане Семашко» или «плане Прокоповича»? «План Обамы» знаем, «план Путина» -- тоже просматривается и, главное, четко озвучен. А вот действия белорусского правительства порой напоминают басню о Лебеде, Раке и Щуке, когда каждое министерство лихорадочно пытается перетянуть на себя бюджетное одеяло и в меру своего разумения защитить подведомственных производителей. Чаще всего это «разумение» заканчивается лоббированием ограничения импорта.

    Впрочем, одна общая деталь, присущая всей белорусской экономике все-таки есть. Это – маниакальное упорство в наращивании темпов выпуска невостребованной рынком продукции и скрытая безработица. Но об этом – ниже. А пока отметим, что действия белорусских «генералов от экономики» очень похожи на спонтанные и часто запоздалые попытки хоть как-то отреагировать на тенденции мирового рынка и рынков наших основных партнеров.

    Так что первый вывод, который напрашивается сам, заключается в следующем: белорусская экономика, а значит и финансовая система, сейчас, как никогда, зависима от внешней конъюнктуры. И перспективы белорусского рубля, при всем уважении к ведомству господина Прокоповича, определяет не Нацбанк и правительство, а то, насколько быстро закончится рецессия и восстановится спрос на внешних рынках, и дадут ли нам еще денег на поддержку нашей валюты…

    На первый взгляд, белорусский финансовый рынок парадоксально реагирует на дефицит ликвидности. В России в феврале-марте темпы прироста собственного капитала банков упали до опасных значений, составив всего 0,7% против среднемесячных прошлогодних значений в 1,5%-3%. Несмотря на гигантские денежные вливания, российские банки по-прежнему испытывают дефицит ресурсов и настаивают на очередной «докапитализации». Что касается Беларуси, то хотя объем уставного фонда отечественных банков за январь-апрель также увеличился всего на 0,5% (на Br41,1 млрд.), рост ресурсной базы оказался куда более существенным – 10,4% (+Br6 610,4 млрд.). Причем, у отдельных банков показатели еще более весомые. Так, нормативный капитал «Приорбанка» за четыре месяца 2009 года увеличился на 12,8%, а активы -- на 10,5%. БТА Банк за тот же период увеличил нормативный капитал на 20,9%, активы – на 8,5%. Ресурсная база Банка ВТБ (Беларусь) за I квартал 2009 года выросла на 14,7%!

    Нацбанк по-прежнему уверен, что белорусские банки поддерживают объем капитала на уровне, достаточном для покрытия принимаемых на себя рисков. А сами эти риски (т.е. проблемная задолженность и несоответствие между длинными активами и короткими пассивами) – не так велики, чтобы вызывать серьезные опасения, по крайней мере, пока. Поскольку на начало 2009 года объем проблемных активов в целом по банковской системе оценивался примерно в 1,68%. И сейчас у большинства банков он колеблется в пределах 1,2-2% при «потолке опасности» в 4%.

    Получается – все спокойно в нашем королевстве? Но тогда, пардон, где же кредиты? Почему на бумаге за первый квартал мы имеем рост кредитного портфеля банков, а директора белорусских предприятий стонут от безденежья? Их можно понять: валютная выручка экспортеров в январе-апреле 2009 г составила около $6,87 млрд., что на 41,3% меньше, чем за аналогичный период 2008-го. А задачу обеспечить рост ВВП в I полугодии на 105-106% и увеличить объем выпуска продукции правительство не отменяло!

    Здесь и стоит сделать второй вывод: продолжение работы промышленности «на склад» чревато серьезными проблемами не только для самих предприятий, у которых уже практически не осталось собственных средств, но и для банковской системы. Сегодня большинство крупных производств закредитованы до предела. Кредиты эти часто «добровольно-принудительные» с учетом значимости предприятий. В других случаях банки продолжают ссужать деньги на свой страх и риск под залог тракторов и прочей техники, не желая терять крупного клиента. По словам председателя Республиканской ассоциации предприятий промышленности (БелАПП) Анатолия Харлапа, большинство предприятий может покрывать дефицит оборотных средств только за счет кредитов, но 20-25% годовых при средней рентабельности по промышленности в 7,2% – неподъемно для предприятий. При этом другого выхода у них нет.

     

    С точки зрения

    банкиров

    Для банков нынешняя ситуация рано или поздно обернется ростом плохих долгов. К слову, даже 1,68% «просрочки» -- совсем немало. Напомним, что в конце первого квартала 2008 года доля проблемных кредитов в кредитном портфеле белорусских банков оценивалась в 0,68%, или в Br242,1 млрд. По тогдашнему курсу – примерно $113 млн. 2% с учетом заметно увеличившегося кредитного портфеля – это реально 3-4-кратный рост в денежном исчислении. Так «плохие» кредиты вынуждают банки замораживать в резервах значительные суммы.

    -- Уровень проблемной задолженности в банковской системе Республики Беларусь пока достаточно низок. Однако, динамика настораживает: с начала текущего года доля таких кредитов в портфеле белорусских банков заметно увеличилась, -- подтверждает Председатель правления ЗАО «МТБанк» Андрей Жишкевич. – Хотя в нашем банке ситуация с проблемной задолженностью на порядок лучше, чем по банковскому сектору в целом. Благодаря комплексу мер, направленных на улучшение качества кредитного портфеля, доля проблемных кредитов с начала года у нас увеличилась незначительно. Какие это меры? В первую очередь, было принято решение о закрытии некоторых кредитных программ, не несущих для банка стратегического значения.  Это позволило сократить распыление ресурсов и сосредоточиться на наиболее важных для бизнеса банка продуктах. Была внедрена и современная скорринг-модель*. С ее помощью наши специалисты более корректно могут оценить потенциальных кредитополучателей – юридических лиц в зависимости от способности их бизнеса противостоять кризису и адаптироваться к меняющимся экономическим условиям.

    Конечно, банки стараются минимизировать риски, усложняя процедуру оформления кредитов, повышая требования к залогу и др., но по большому счету у них есть только один действенный способ – свернуть программы на рынках с высокими рисками. Что и сделали большинство банков в конце прошлого года.

    Так, Банк ВТБ (Беларусь) приостановил кредитование физических лиц на приобретение недвижимости до конца 2009 года из-за падения стоимости недвижимости, передаваемой в залог и курсовых рисков. При этом финансирование инвестиционных проектов, связанных с кредитованием недвижимости  по ранее заключенным договорам, банк продолжает осуществлять. А кредитование инвестиционных проектов по приобретению коммерческой и жилой недвижимости осуществляется при условии устойчивого финансового состояния кредитополучателя и предоставления им ликвидного обеспечения. Схожие позиции у многих других банков. Что касается рынка недвижимости, то весной на нем работали лишь пять банков. Несколько оживилась ситуация с автокредитованием, хотя еще зимой получить кредит на покупку автомобиля было чрезвычайно сложно.При этом банкиры отмечают, что в кредитных ресурсах сейчас больше нуждаются корпоративные клиенты. А спрос населения заметно сократился. Потенциальные заемщики обеспокоены нестабильностью экономической ситуации, а также возможным удорожанием кредита в будущем. 

    Есть еще одна сторона медали: на рынке уже несколько месяцев не хватает рублевой массы. В январе-апреле денежная база в Беларуси сократилась на 15,8%. Это связано как с требованиями МВФ по ограничению эмиссии, так и с желанием Нацбанка снизить давление на биржу. По некоторым оценкам, ежедневные заявки предприятий на покупку валюты доходят до $100 млн. Увеличение рублевой массы наверняка означало бы  перенаправление части этих средств на биржу. С другой стороны, дефицит рублей сдерживает кредитование и создает кассовые разрывы. В итоге Нацбанк ежедневно вбрасывает на покрытие дефицита ликвидности Br2-2,5 трлн., чтобы элементарно проходили платежи.

    -- Банки готовы увеличить кредитование экономики, -- говорит председатель правления ЗАО «Банк ВТБ (Беларусь)» Владимир Иванов. – Но государство должно помочь нам с недорогими долгосрочными ресурсами, как, например, это сделали в России. Тогда можно будет говорить о снижении кредитных ставок и оживлении рынка кредитования. Те небольшие собственные ресурсы, которые есть у банков, сегодня чаще всего заморожены в резервах под рисковые активы.

    Вряд ли можно упрекнуть банкиров в том, что они перестраховываются или, например, предпочитают «длинную» валютную позицию. Валютные риски в нашей стране особенно велики, что в частности показал трехдневный майский коллапс биржевого рынка. И банки в таких неопределенных условиях ни за что не расстанутся со своими «заначками»! Да и заначки эти не так уж велики. По некоторым данным, за счет собственной валюты всех белорусских банков, вместе взятых, едва ли можно было бы поддерживать финансирование импорта в течение месяца. Причем многие банкиры даже такую оценку считают завышенной.

    Так что остается сделать еще один вывод: доступных кредитных ресурсов в ближайшей перспективе не будет. Пока не изменится парадоксальная политика государства: с одной стороны поддерживать рост промышленного производства, с другой – ограничивать и без того дорогую ресурсную базу, финансирующую этот рост. Похоже, нам все-таки придется выбирать между реальным оздоровлением экономики и поддержкой видимости былого благополучия.

     

    * Скорринг – оценка кредитоспособности потенциального заемщика, основанная на применении методов математического анализа. Заемщик заполняет анкету, и его ответы приравниваются к определенной сумме балов. Подход к принятию решения о выдаче кредита чисто математический – если анкетируемое предприятие набирает определенное количество баллов, кредит выдается. Лишь в редких случаях при этом учитывается также личное мнение и впечатление специалиста банка, оформляющего кредит.

    Деловые и бизнес новости
      Добавить комментарий

      Календарь бизнес событий
      • выставки
      • презентации

      © Издательство «Дело (Восток+Запад)».

      Все права защищены.

      При использовании материалов активная индексируемая ссылка на www.delo.by обязательна.

      ISSN DELO (online) 1608-1404

      220004, Минск, пр. Победителей, 11

      email: delo@delo.by